ТРУБКА МИРА

Анатолий Гержгорин

Мир прост. Настолько прост, что в это очень сложно поверить. Накануне президентских выборов исполнится 70 лет так называемому Мюнхенскому сговору. И знаете, что было главной ошибкой Невилла Чемберлена? Неправильно расставленные акценты. Вернувшись из Мюнхена он заявил, что «привез мир», вместо того чтобы сказать: «Мы будем бороться за мир так, что не останется камня на камне». 34-й президент Дуайт Эйзенхауэр внес существенную поправку: «Мы добьемся мира, даже если для этого нам придется воевать». Барак Обама, похоже, решил возродить доктрину Чемберлена. «Иран, Куба и Венесуэла – крохотные страны в сравнении с Советским Союзом, – поделился он своими раздумьями. – Они не представляют для нас угрозы. А с СССР, между прочим, мы готовы были вести переговоры, несмотря на то что он грозил стереть нас с лица земли».

Приглашенный в студию телеканала “Fox news” бывший американский посол в ООН Джон Болтон только посмеялся: «Вступая в переговоры со странами типа Ирана, мы, тем самым, признаем их право игнорировать международное право, а заодно предоставляем дополнительное время для разработки ядерного оружия». Тогда ведущий программы Шин Ханнити перевел разговор в другую плоскость: «Какая, скажите, разница, с кем говорить – с террористической группировкой или с Ираном, который ее финансирует?» Болтон остался Болтоном: «Разницы никакой, поскольку как только вы начинаете переговоры, то сразу же превращаете террориста в партнера, с которым могут теперь иметь дело и другие».

На чем же все-таки держится мир? На зубодробильных идеях. Эхуд Ольмерт, обойдя на вираже Барака Обаму, поскользнулся и… уже лежащая в кармане договоренность с “Хизбаллой” вспыхнула синим пламенем. Назначенная сделка по обмену четырех ливанских террористов, включая Самира Кунтара, и трупов 10 боевиков на захваченных в 2006 году Эльдада Регева и Эхуда Гольдвассера оказалась под угрозой. «Договоренность с сионистским врагом вступит в силу лишь после освобождения палестинских борцов за свободу», – заявил в последний момент директор отдела международных связей “Хизбаллы” Науаф Эль-Масауи.

Трубку мира иногда курят для того, чтобы устроить дымовую завесу. Ольмерта новые требования не смутили. Он решил довести дело до конца и согласился на все требования террористов, несмотря на то что Эльдада Регева и Эхуда Гольдвассера объявили погибшими. Теперь осталось прорвать международную блокаду Сирии и ХАМАСа. Башар Асад обещает отодвинуть горно-водную границу до самой Тверии. В интервью индийской газете “Times of India” он сказал, что Израиль не требует от Сирии порвать отношения со своими стратегическими союзниками – Ираном, “Хизбаллой” и ХАМАСом. «По обоюдному согласию мы приступили к переговорам безо всяких предварительных условий, – отметил он. – Сирия не собирается ничего отдавать Израилю взамен или идти на какие-либо уступки во внешней политике. Формула переговоров – мир на мир».

Ничем не готов поступиться и ХАМАС. «Думаю, ни для кого не секрет, что перемирие в секторе Газа – временное, – заявил член политбюро Айзат Аришак. – Оно необходимо для того, чтобы позволить палестинскому народу немного передохнуть и вдохнуть свежего воздуха. Цели наши неизменны: мы будем воевать до полного исчезновения сионистского образования». Вы думаете Ольмерт этого не понимает? «У нас нет никаких иллюзий, – признается он. – Перемирие это временное, хрупкое и может быть очень коротким… Надо понимать, что мы имеем дело с террористами, которые даже сегодня продолжают делать все для того, чтобы нанести Израилю как можно больший вред».

Для чего тогда перемирие? Чтобы не мешать прямым переговорам Махмуда Аббаса с Халедом Машалем. Советник Абу-Мазена Ахмед Абдель Рахим сообщил, что целью этих переговоров, намеченных на начало июля, станет национальное примирение и создание правительства национального единства. «Мы прислушались к призыву Израиля и мирового сообщества и не признавали нелегального захвата власти в Газе, но тут появился Эхуд Ольмерт, который поднял ХАМАС на щит, – не без иронии добавил Рахим. – Теперь в глазах большинства палестинцев ХАМАС – триумфатор, который добился своих целей и не пошел ни на какие уступки».

В Вашингтоне соглашение о перемирии с ХАМАСом восторга не вызвало. Обычно невозмутимый пресс-секретарь Госдепартамента Том Кэйси на этот раз не сдержал эмоций: «Если у вашего виска держат заряженный пистолет, но обещают пока не стрелять, это не то же самое, что разрядить пистолет, спрятать его в кобуру и после этого заявить, что больше этим пистолетом пользоваться не будут». Израилю остается лишь пассивно ждать очередного нападения. А жить в постоянном гуманизме опасно: как бы он не пережил человеческий род.

Если политики не учатся на ошибках Чемберлена, то пусть хотя бы не мешают учиться на своих собственных. Три года назад англичане вдруг перестали шутить: Лондон сотрясла серия терактов. «Современный ислам, – писала газета “Daily Telegraph”, – это средневековая теология, приспособленная к реалиям ХХI века. Мусульмане никогда не будут полностью удовлетворены, даже если США уйдут из Саудовской Аравии, Афганистана и Ирака, Израиль – из сектора Газа и Западного берега реки Иордан, а Россия – из Чечни. Истинная их цель – создание всемирного халифата, основанного на законах шариата».

Тони Блэр, который теперь мирит арабов и евреев, потерял на время дар речи, а затем предложил провести международную конференцию, посвященную проблемам воинствующего ислама. И уже на следующий день Лондон чудом избежал новой трагедии. К счастью, установленные на станциях метро Уоррен Стрит, Шефердс Буш и Овал взрывные устройства на этот раз не сработали. «Если вы хотите называть меня экстремистом, радикалом или фанатиком, меня это не волнует, – отреагировал на инициативу Блэра шейх Омар Бакри Мохаммед, вставший после депортации из Саудовской Аравии во главе британской группировки “Аль-Мухаджирун”. – Почему вы не прислушались к мудрым словам Осамы бин Ладена? Он ведь предлагал договор европейским странам».

Почти никто не обратил внимания на то, что серия терактов в разных уголках мира совпала тогда с еще одним историческим событием, о котором обычно вспоминают с неохотой. 22 июля 1968 года террористы из организации “Народный фронт освобождения Палестины” захватили в Риме пассажирский самолет авиакомпании “Эль-Аль”. Три араба потребовали изменить маршрут и следовать в алжирский аэропорт Дар аль-Байда. В числе одной из версий – они хотели захватить Ариэля Шарона, который должен был лететь этим рейсом, но задержался у Любавичского Ребе. Алжирские власти отпустили и террористов, и пассажиров. Всех, кроме 32 евреев, которых держали в заложниках до 1 сентября 1968 года. Эта «селекция» стала вскоре нормой. И продолжалась до 4 июля 1976 года. Точку поставила осужденная всеми операция «Энтебе». Всегда требуются большие усилия, чтобы понять чьи-то страдания.

Две ошибки не делают правила, гласит английская пословица. За три года много воды утекло. “Daily Telegraph” резко изменила тон. Недавно она приветствовала досрочное освобождение из тюрьмы шейха Абу Катаду, называвшего себя послом бин Ладена в Европе. Депортировать “посла” в Иорданию, где его ждет виселица, не решились. Жить он будет на государственное пособие в 1000 фунтов в месяц. И продолжит собирать пожертвования для финансирования боевиков в Ираке и Чечне. Может заняться и планированием терактов, как он это делал раньше в Париже, Мадриде и Франкфурте. Впрочем, с этим неплохо справятся и ученики. Последняя партия шахидов, прошедших подготовку в лагерях “Аль-Кайды” в Пакистане, состояла из “белых” граждан Великобритании, Германии, Дании, Нидерландов, Румынии и даже Эстонии.

Аллаха, может быть, и нет, но в существовании ислама сомневаться не приходится. Проживающий в Канаде иранец Али Сина, который возглавляет организацию “Faith Freedom International”, опубликовал книгу “Понимание Мухаммеда: психобиография пророка Аллаха”. Занимательная, надо признать, вещь. Он утверждает, что пророк страдал умственными отклонениями и психическими расстройствами, включая эпилепсию и навязчивые болезненные влечения. «Эти расстройства, – считает Сина, – лучше всего объясняют явление по имени ислам, ставшего продуктом безумия одного человека».

Али готов заплатить 50 тысяч долларов любому, кто докажет, что Мухаммед не был «женоненавистником, насильником, педофилом, садистом, убийцей, мародером и сумасшедшим, создавшим еще один языческий культ». Брошенный им вызов никто не принял. Спорить с Синой и в самом деле непросто. Он владеет темой. И знает, на какие болевые точки нажимать. «Самое глубокое заблуждение – вера в то, что ислам можно реформировать, – пишет он. – Почитайте Коран: 90% его содержимого – призыв к ненависти… Поэтому я и говорю мусульманам: ислам – это самая большая мистификации в истории и самая большая ложь, начиная от Сиры (жизнеописание Мухаммеда – авт.). А заодно говорю и Западу: хватит мириться с ложью, иначе придется дорого расплачиваться за безразличие и невежество».

Все течет, но мало что меняется. Критиков ислама, в том числе среди мусульман, становится все больше. Вафа Султан, Ибн Варак, Айян Хирши Али… Но кто к ним прислушивается? Когда Ариэль Шарон решил уйти из Газы, мне казалось, что в основе его расчета лежала доктрина нежизнеспособности так называемого палестинского государства. Газа отколется, как откололась от Пакистана Бангладеш, и, в конце концов, превратится в очередной “Талибан”. Но должно пройти время, чтобы мир убедился в этом. Расчет, как видим, не оправдался. Да, Газа откололась и превратилась во второй “Талибан”, но мир этого даже не заметил.

… Все, что создано миром, принадлежит надомникам-шахидам. «Джавдет мой… Встретишь – не трогай его…». Хороший все-таки фильм “Белое солнце пустыни”.