САММИТ ЕС – РОССИЯ: ВРЕМЯ СОБИРАТЬ КАМНИ

Борис Альтнер

Почти два года между Евросоюзом и Россией продолжался своего рода «политический блэк-аут». Проблемы в отношениях, возникавшие по вине обеих сторон, препятствовали заключению нового Договора о дружбе и сотрудничестве. Затяжная «мясная война» между Россией и Польшей, а после – не менее затянувшиеся споры между Россией и Латвией привели к тому, что многие политологи всерьез стали выстраивать варианты развития событий, когда соответствующие договоры России придется подписывать не с ЕС в целом, а с каждой страной Евросоюза по отдельности – точнее, с каждой, которая захочет подобный договор подписать. Однако теперь все это, похоже, осталось в прошлом. На встрече в Ханты-Мансийске представители России и ЕС согласились, что пора садиться за стол переговоров и разрабатывать новый договор. Уже на следующей неделе в Брюсселе должен состояться первый раунд. Несмотря на то, что формально срок прежнего соглашения истек, оно остается в силе до тех пор, пока не будет подписан новый договор – об этом сообщил президент России Дмитрий Медведев.

Председатель Еврокомиссии Жозе Мануэль Дурау Барросо заявил, что саммит в Ханты-Мансийске «открыл новую главу в отношениях между Европой и Россией». Конечно, руководителю «европравительства» по штату положено изрекать подобные красивые фразы, однако на деле эта новая глава вряд ли будет написана без труда. Несмотря на общее стремление достичь договоренности, остается множество крупных и мелких проблем, которые предстоит решить. При этом главной проблемой остаются сами отношения между Россией и Европой. Ни у той, ни у другой стороны в данный момент просто нет единого, сформировавшегося взгляда на партнера. Если говорить о России, то здесь с новой силой разворачивается насчитывающая не одну сотню лет дискуссия между «западниками» и «патриотами» – соответственно, между сторонниками «проевропейского» и «антизападного» взгляда на внешнюю политику РФ. Поэтому сторонники противоборствующих партий, скорее всего, развернут между собой отчаянную борьбу за каждую запятую нового договора с Евросоюзом… что, в конечном счете, может оказаться весьма полезным: в конце концов, на то и щука в пруду, чтоб карась не дремал. Российское руководство, как старое, так и новое, придерживается прагматического взгляда на вещи и может извлечь пользу из критики, поступающей с обеих сторон.

Что же касается Евросоюза – здесь дела обстоят несколько сложнее. Основная проблема заключается в том, что «российская карта» в Европе все чаще разыгрывается во внутриполитических спорах – как на национальном, так и на общеевропейском уровнях. Польша и Литва, к примеру, с помощью игры на своих претензиях к России пытались добиться преференций не столько от Москвы, сколько от Брюсселя: для польского руководства такими преференциями было бы создание пресловутого «энергетического НАТО» и защита от энергетического произвола «зверя с Востока». Для руководства Литвы, в свою очередь, угроза «вето» на подписание нового договора является возможностью утвердить свои позиции в Евросоюзе: не секрет, что лидеры стран-новичков ЕС чувствуют себя на брюссельском паркете не слишком уверенно – здесь правит бал вечная европейская «тройка»: ФРГ, Франция, Великобритания. Играя на данном им договором Ниццы праве перекрывать общие решения Евросоюза, восточные «новички» уже не впервые ухитряются оторвать себе лишний кусочек влияния. Так будет продолжаться, пока не вступит в силу Лиссабонский договор – а тот факт, что поводом к очередному политическому торгу послужила Россия, по большому счету, ни о чем не говорит. С тем же успехом это могли быть проблемы демократии в Зимбабве.

Новый Договор о дружбе и сотрудничестве между Евросоюзом и Россией должен охватывать весьма обширную область межгосударственной деятельности – от торговли и туризма до защиты окружающей среды. В нем должны будут оказаться согласованы четыре ключевых момента: для России это введение безвизового режима на поездки в обе стороны, а также намерение Польши и Чехии приютить у себя американскую ПРО, для ЕС основными вопросами являются энергопоставки (только в прошлом году Россия поставила в Европу энергоносителей примерно на 95 млрд. евро) и права человека. По поводу последнего: не стоит обольщаться, что Европа, мол, за лишний миллиард кубометров газа готова будет забыть о демократических принципах, заткнуться насчет прав человека и «брать под козырек», что бы ни творилось в российских пределах. Опыт показывает, что европейские лидеры не спешили и не спешат «затыкаться», если речь идет о критике США в той же области – от Гуантанамо до Абу-Грейба и полетов «Air CIA». Следует просто понять, что данная область для европейцев не менее важна, чем пресловутые нефть и газ – и договариваться на этот счет придется со всей серьезностью.

Что же касается энергопоставок – тут есть и еще одна проблема, которую придется преодолеть. «Газовые войны» России с Украиной и Белоруссией негативно отразились на европейцах: и, по большому счету, совершенно неважно, кто в них прав, а кто виноват. Закручивал ли «Газпром» свой тоталитарный кран или воровала Украина чужой демократический газ – европейцы его так или иначе недополучали. Этот вопрос уже не столько политический, сколько экономический: Европа желала бы получить гарантии, что впредь подобные конфликты на ней сказываться не будут. Если, к примеру, российская сторона обяжется заранее предупреждать о своих намерениях – европейцев это может вполне устроить.

Следует признать, что предстоящие переговоры будут долгими и нелегкими. Главная причина трудностей заключается в том, что Евросоюз до сих пор не выработал четкой стратегии в своей российской политике – но это вечная проблема Евросоюза, который до сих пор не научился проводить свою внешнюю политику «одним голосом». И в этом, кстати, также видится некоторое преимущество для России – в том случае, если ее руководство сможет отрешиться от продолжающейся грызни «почвенников» и «западников» и будет держаться единой линии.