«ДРУЗЬЯ МОИ, ПРЕКРАСЕН НАШ СОЮЗ»?

Борис Альтнер

Президент Франции Николя Саркози решил показать всему миру, на что он способен: накануне главного французского праздника, Дня Бастилии, нынешний «президент Европы» собрал в Париже почти 40 лидеров государств и правительств стран Средиземноморья, чтобы они договорились о реальном воплощении в жизнь идеи так называемого Средиземноморского союза.

Время, выбранное Саркози для проведения этого мероприятия, оказалось на удивление удобным. С одной стороны, проект Средиземноморского союза с самого начала подвергся резкой критике со стороны других европейских лидеров, в первую очередь – канцлера Германии Ангелы Меркель. Пока Саркози представлял исключительно Францию – эта критика достаточно убедительно демонстрировала, что другие страны ЕС вовсе не обязательно поддерживают проект. Теперь же, когда французский президент возглавляет Евросовет – этот факт придает легитимность всему процессу образования Средиземноморского союза. Как бы желает этого уже не Франция, но Европа. С другой же стороны, Саркози ощущает некий цейтнот: он обещал Евросоюзу великие дела на посту председателя Евросовета, а пока что, если не считать зажигательной речи перед Европарламентом, ничем великим не отличился. Разве что успел в очередной раз присвоить себе лавры освободителя, после того как в далекой Колумбии местные военные разведчики вырвали из лап повстанцев похищенную шесть лет назад Ингрид Бетанкур. Позируя перед фото- и телекамерами рядом с семьей освобожденной заложницы, Николя Саркози привычно делал вид, что это он лично, с автоматом в одной руке и мачете в другой, прорывался сквозь дремучую сельву, а потом вел к свободе переполненный вертолет. Окружающие привычно делали вид, что верят. Тем не менее, к Европе, которую в настоящий момент представляет Саркози, это не имеет ни малейшего отношения, так что пришло время ему блеснуть и на поприще «президента ЕС».

Пока что на европейском паркете для Саркози ситуация складывается, скорее, невыгодно. Лукавое упрямство Польши и Чехии в вопросе ратификации Лиссабонского договора, безрезультатный саммит министров юстиции и внутренних дел стран ЕС, на котором они только и сделали, что сообща «зарубили» французские предложения по ужесточению иммиграционной политики, критика, прозвучавшая в адрес Франции со стороны руководства ФРГ на саммите министров финансов Евросоюза – все это заставляет Саркози выглядеть не слишком убедительно в роли европейского модератора. Таким образом, начало французского президентства в ЕС вряд ли можно назвать блестящим или даже попросту удавшимся. Теперь, по замыслу руководителя Франции, ситуация должна в корне измениться: саммит Средиземноморского союза должен принести ему славу новатора, лидера не только Европы, но заодно и Африки с Ближним Востоком, а кроме того, что немаловажно – миротворца: ведь в Париж были приглашены как лидеры арабских стран, так и Израиля.

К сожалению, пока что картина вырисовывается несколько иная. Начать с самого Средиземноморского союза – данное название, увы, более не может считаться легитимным. Правильно будет – Союз со странами Средиземноморья. Именно такое название «продавила» Ангела Меркель, обеспокоенная тем, что ни Германию, ни какое-либо иное государство ЕС, чьи берега не омывает Средиземное море, Саркози «принимать в игру» не собирался. Более того – мысль о создании нового реального союза государств по образу и подобию ЕС, но «заточенного» под лидерство Франции, возмутило даже тех членов Евросоюза, кто имеет выход к Средиземному морю – в первую очередь, недовольными оказались испанцы, для которых Саркози в новом союзе предусмотрел более чем скромную роль исполнителей. Под ударами со всех сторон проект очередного «союзного государства» превратился в непритязательную идею «форума для обмена мнениями». В его состав входят поголовно все страны Евросоюза, Франция вынуждена была отказаться от притязаний на лидерство в нем, а лидеры целого ряда стран-не членов ЕС (в основном, магрибских) попросту проигнорировали приглашение Саркози.

Впрочем, все это, похоже, для французского президента уже неважно. Ему совершенно неинтересно конкретное содержание парижского саммита – это доказывает хотя бы тот факт, что официальные переговоры, предусмотренные его регламентом, продлятся за два дня всего лишь три часа. Самое главное – это подписания договора о добрых намерениях, позирование на фоне лидеров средиземноморских стран и, конечно же, замечательный военный парад на Елисейских полях 14 июля. Будущие месяцы и годы покажут, насколько полно сможет Саркози осуществить свои честолюбивые планы в отношении Средиземного моря и государств, расположенных по его берегам. Его инициативы простираются от вполне практических планов постройки опреснителей морской воды и солнечных батарей до вполне утопических планов немедленного примирения израильтян и палестинцев на том основании, что и те, и другие теперь принадлежат к одному и тому же «эксклюзивному клубу».

Опыт запущенного еще в 1995 году Барселонского процесса показывает, что до сих пор подобные благие намерения оставались пустым звуком. Но для Саркози это не слишком важно. Главное – Евросоюз под его официальным руководством на несколько часов окажется в центре внимания всего мира, он сам погреется в лучах славы и поднимет свой катастрофически упавший за последние месяцы рейтинг. А там – придумает еще какой-нибудь проект с красивым и романтическим названием. В этом он – непревзойденный мастер.