САМОУЦЕНКА

Анатолий Гержгорин

Июль 1944 года. Президент Франклин Рузвельт дает понять императору Хирохито, что Соединенные Штаты хотели бы завершить войну дипломатическими средствами. И готовы в качестве доброй воли освободить из лагерей интернированных американских японцев и даже подумать о выплате им компенсаций за перенесенные страдания. Только решительный протест Москвы удерживает его от этого опрометчивого шага. Не верите? Ну и правильно делаете. Такое Рузвельту не приснилось бы и в страшном сне.

А теперь перенесемся на 64 года вперед. В наше время. Накануне седьмой годовщины сентябрьской трагедии 2001 года в Соединенных Штатах начинается кампания по реабилитации ислама и потускневшего образа пророка Мухаммеда. В священный для мусульман месяц Рамадан улицы страны и метро украсятся огромными плакатами с “правдивой” информацией об исламе. При этом будет особо подчеркиваться его миролюбие и милосердие. Конгресс, было, возмутился, но, узнав, что в стране уже проживает порядка 6-7 миллионов мусульман (сколько, никто толком не знает, поскольку подсчету они не подлежат), принял резолюцию с извинениями перед афроамериканцами за пережитые ими и их предками гонения и притеснения.

Говорят, самообман – лучший способ самосохранения. Ислам объявил тотальную войну Америке не 11 сентября 2001 года, как нам пытаются внушить, а в 1979 году, когда в Тегеране были взяты в заложники сотрудники американского посольства. Потом были Бейрут, Локбери, Всемирный торговый центр, Дахрейн, Найроби, Дар Эс Салам, Аден…

Только с 1981-го по 2001 годы “солдаты аллаха” провели 7581 террористическую атаку. И каждая из них могла смело стать поводом для войны. А Израиль и вовсе воюет с террором с первых дней своего существования. А мир… Мир все еще приходит в подсознание.

Больше всего в себя верят почему-то банкроты. Израильский премьер отправил на прошлой неделе резкое письмо Джорджу Бушу, в котором упрекает американского президента в том, что он начал сближение с Ираном, не поставив его, Эхуда Ольмерта, в известность. Буш мог бы ответить, что и Ольмерт, начав диалог с Сирией, тоже не поставил его в известность. Но не ответил. Ему надоели стенания подследственного премьера о том, что Иран соберет первую атомную бомбу уже в начале 2009 года. К тому времени Буш будет паковать чемоданы и уговаривать Лору не возвращаться в провинциальный техасский Мидлэнд.

Чтобы прояснить ситуацию, Ольмерт откомандировал в Вашингтон начальника генштаба Габи Ашкенази, которого встретили с небывалыми почестями и даже наградили орденом “Легиона Почета” – за «выдающийся вклад в борьбу с террором и безопасность Израиля», как выразился его американский коллега адмирал Майкл Муллен. Награждая, обычно дают понять, что больше в услугах не нуждаются. Теплый прием завершился холодным душем. Ашкенази так и отбыл не солоно хлебавши. Пентагон не пожелал говорить с ним о каких-либо совместных действиях против Ирана.

А министр обороны Роберт Гейтс выступил с программной статьей в военном журнале “Parameters”, в которой предупредил, что война с Ираном станет «катастрофой на всех уровнях». По его мнению, армия и так увязла в Ираке и Афганистане, поэтому «нам меньше всего нужна еще одна война на Ближнем Востоке». Даже несмотря на то что Тегеран «поддерживает террор и упорно стремится к обладанию ядерным оружием». Что же в таком случае делать? Закрыть на все глаза? Нет, надо «дать понять Ирану, что Соединенные Штаты оставляют за собой право на любые действия, в том числе и применение военной силы».

Эксперты углядели в этой смеси либерализма с поповством попытку понравиться Бараку Обаме, который высоко оценил «прагматичный ум» министра обороны и не исключил, что оставит его в Пентагоне, если придет к власти. «Мистер Гейтс поднял уровень реализма, профессионализма и планирования работы, что заслуживает особой похвалы, – отметил Обама в интервью ведущему американскому еженедельнику в области вооружений и военной техники “Defense News”. – Захочет ли он продолжать заниматься военным делом, покажет будущее. Я не хочу заглядывать так далеко вперед».

Конечно, Обама лукавит. Ему очень нужны такие люди, как Гейтс. Это с виду он “ни рыба, ни мясо”, а на самом деле знает, чего хочет. От былой победоносной стратегии Доналда Рамсфелда уже почти ничего не осталось. Вот-вот будет опубликован очередной доклад «Стратегия национальной обороны 2008 года». Главная его неожиданность в том, что Израиль вычеркнут из списка основных союзников Соединенных Штатов. Рукой Роберта Гейтса. «Наши ближайшие союзники – Великобритания, Австралия и Канада, – говорится в докладе. – Мы будем также тесно работать с давними партнерами – НАТО, Японией и Южной Кореей. И расширять отношения с Пакистаном и Индией». Израиль больше не упоминается вовсе.

В принципе это ничего не меняет. Политики живут сегодняшним днем, но строят планы на завтрашний. Самоуценка американской внешней политики началась еще при Билле Клинтоне. Джордж Буш просто продолжил ее. И запоздалый израильский “десант” в составе Ципи Ливни, Эхуда Барака и Шауля Мофаза ничего, естественно, изменить не мог. Белый дом не стал играть в прятки, подтвердив свою позицию: никакого превентивного удара по иранским ядерным объектам, а за послушание в качестве награды – усиление обороноспособности Израиля.

Впрочем, пресс-секретарь Пентагона Джефф Моррелл не ограничился дежурной фразой о том, что Вашингтон предпочитает на данном этапе экономические санкции, и, как сообщает “The Los Angeles Times”, намекнул, что Израиль – суверенное государство и самостоятельно принимает решения. У всякой истории – своё будущее. Газета “The Washington Times” попыталась спрогнозировать, как поведет себя Израиль, чтобы избежать “взаимного гарантированного уничтожения”.

По оценке военных аналитиков, Иран может стать ядерным к лету 2009 года (это подтвердил и председатель думского комитета по международным делам Михаил Маргелов, побывавший на прошлой неделе в Вашингтоне).

К этому времени на территории Ирана будут развернуты российские ракетные комплексы “С-300” с полностью укомплектованными и обученными экипажами. Радиус их поражения более 90 миль. Система может отслеживать одновременно до 100 целей и сбивать как самолеты, так и баллистические и крылатые ракеты. Но и израильская военная электроника чего-то стоит. Она всегда ставила в тупик российских военспецов и советников. Наверняка заготовила “сюрпризы” и на этот раз. Во всяком случае на недавних учениях авиация отрабатывала методы борьбы с “С-300”, находящимися на вооружении Греции.

Уничтожить все иранские ядерные объекты Израилю, скорее всего, не под силу. Да этого и не требуется. Ахиллесова пята Тегерана – остров Харг, через который проходит 80% экспортной нефти. На ней Иран сегодня зарабатывает 300 миллионов долларов в день. Уничтожив Харг, Израиль похоронит иранскую экономику, а следовательно, и военную промышленность. Но готово ли на столь решительные действия нынешнее израильское правительство? Уход с политической сцены, о котором объявил Эхуд Ольмерт, ни о чем не говорит. Ни Ципи Ливни, ни Шауль Мофаз и примкнувший к ним Эхуд Барак, привыкшие держаться за фалды рабочего пиджака Кондолизы Райс, самостоятельных решений не принимают. Что-то изменить могут только досрочные выборы, которые должны пройти не позже осени.

Для всех, в том числе для Соединенных Штатов и Ирана, будет просто настоящим благом, если Израиль уничтожит какие-то ядерные объекты. Недавно “The New York Times” опубликовала статью известного израильского историка Бенни Морриса под красноречивым заголовком “Бомбить, чтобы предотвратить войну”. «В принципе западные страны могут позволить Ирану обзавестись атомным оружием, рассчитывая на доктрину взаимного сдерживания, – пишет он. – Но Израиль не захочет рисковать. Поэтому превентивный удар по иранским ядерным объектам – единственное, что может спасти Исламскую республику. Да, она будет унижена, но не уничтожена. Если же атака провалится, Ближний Восток погрузится в пучину ядерной войны. И тогда Иран превратится в огромную радиоактивную пустыню».

Понимает ли это сам Иран? Хочется верить, что понимает. Но, видя нерешительность и непоследовательность так называемого международного сообщества, можно и покуражиться. Если тебе постоянно предлагают поторговаться, то почему бы и не поторговаться? Верховный аятолла Али Хаменеи не стал ждать окончания двухнедельного ультиматума “великолепной шестерки”, требовавшей приостановить работы по обогащению урана, и отверг

“язык угроз”. «Исламская республика, опираясь на 30-летний опыт сопротивления империализму, не будет обращать внимания на угрозы и продолжит свой путь», – сказал он в выступлении по государственному радио.

Контуры “своего пути” неустанно рисует Махмуд Ахмадинеджад. «У нас задействовано уже более 6000 центрифуг», – порадовал он иранцев с экранов телевизоров. Иранцы настолько взбодрились, что некий эксперт по нефти Мохаммад Али Хатиби пригрозил в газете “Shahrvand-e Emrooz”: «Если кто-то посмеет нас атаковать, то цена на нефть поднимется до 500 долларов за баррель». Мир, похоже, поверил и сжался от ужаса. Мир верит всему. Даже словам Ахмадинеджада, что ему, миру, придется приходить в себя еще 20 лет после ухода Джорджа Буша.

На XV конференции так называемого “Движения неприсоединившихся стран”, состоявшейся в Тегеране, Ахмадинеджад призвал «бороться с высокомерными державами, узурпировавшими Совет Безопасности ООН и другие международные организации, требуя, чтобы они обслуживали только их интересы». Министр иностранных дел Манучер Моттаки расшифровал это заявление так: никто лучше Ирана не сможет защищать права “униженных” государств, поэтому пришло его время стать членом Совета Безопасности ООН.

Учитывая, что в “Движении неприсоединения” 114 стран, у Тегерана хорошие шансы взяться за перестройку «этого прогнившего органа». А если и в самом деле изберут? Это будет уже не комедия, а трагедия. С новыми американскими “самоуценщиками” в главных ролях.