ОБАМА ПОКОРЯЕТ ЕВРОПУ

Борис Альтнер

Кандидат в президенты США от Демократической партии Барак Обама начал свой европейский вояж, прибыв из Израиля в Германию. Интерес европейцев и, в частности, немцев к нему настолько велик, что некоторые американские газеты даже с удивлением назвали это явление «европейским феноменом Обамы». Его соперник-республиканец Джон Маккейн, гораздо лучше знакомый с Европой, не пользуется на Старом континенте и десятой долей популярности своего оппонента.

Если бы президента Соединенных Штатов Америки избирали немцы, причем не в ноябре, а прямо сейчас – то Барак Обама бы одержал победу с таким преимуществом, какое не снилось, пожалуй, даже Франклину Делано Рузвельту. Согласно социологическим опросам, более 80% жителей Германии хотели бы видеть чернокожего кандидата от Демократической партии новым хозяином Белого дома. «Обамомания» в ФРГ настолько сильна, что некоторые немецкие газеты в шутку предложили ему в случае неудачи на выборах выставить в будущем году свою кандидатуру на пост президента ФРГ. Многие политологи искренне удивляются подобному феномену: ведь сам Барак Обама, как напоминают сегодня европейские газеты, обещал в случае своего избрания первым делом «нажать» на европейских союзников с тем, чтобы те приняли более активное участие в боевых действиях в Афганистане. По большому счету, в этом отношении его политическая программа весьма проста: убрать войска из Ирака, при этом активизировав военные действия в Афганистане – но не за счет США, а за счет союзников Америки по НАТО – в первую очередь, европейских. Наибольшим потенциалом в этом отношении обладают Германия и Франция, так что, если Барак Обама с началом нового президентского срока поселится в Белом доме – выполнять его предвыборные обещания придется Европе. Тем не менее, пока что Обама – не президент, и немцы могут еще позволить себе любить его «просто так».

Барак Обама отвечает немцам взаимностью: он избрал Берлин своей первой остановкой в европейском турне и именно здесь, в столице Германии, он произнес свою единственную за всю поездку как по Ближнему Востоку, так и по Европе открытую речь: на площади перед Триумфальной колонной, перед сотнями журналистов и десятками тысяч зрителей. Накануне визита он высказал пожелание обратиться к немцам с речью у Бранденбургских ворот – это место наиболее известно среднему американцу. Именно здесь добрых две сотни лет располагалось посольство США в Германии (до 1930 года) и сюда же, на площадь Pariser Platz, оно вернулось месяц назад. Именно отсюда президент Рональд Рейган обратился со своими знаменитыми словами: «Mister Gorbatchev, turn this wall!». Так что Барак Обама не зря желал устроить свое предвыборное шоу именно здесь: рекламный эффект был рассчитан, естественно, не на европейцев, а на американского избирателя. Следует заметить, что желание Обамы выступить перед Бранденбургскими воротами вызвало краткую, но бурную дискуссию среди немецких политиков, которая недвусмысленно подтвердила обычную для Германии формулу: христианские демократы (ХДС/ХСС) и либералы (СвДП) традиционно поддерживают американских республиканцев – они выступали против предоставления Обаме «исторической» трибуны; социал-демократы (СДПГ) и «зеленые» не менее традиционно – за демократов: они требовали, чтобы такая возможность была Обаме предоставлена. В конце концов, решающее слово в этом споре сказала канцлер Ангела Меркель: как ни крути, а Обама – еще не президент США и не является даже официально зарегистрированным кандидатом на этот пост. Позволять ему устраивать предвыборную кампанию за счет Германии нет смысла. Так что Бараку Обаме осталось созерцать Бранденбургские ворота из окна одних из пяти «президентских аппартаментов» отеля «Адлон» (20 тысяч евро в сутки – неплохо для бывшего сотрудника «вэлфера»). На помощь демократическому кандидату в президенты пришел бургомистр Берлина, социал-демократ Клаус Воверайт: он своей властью предоставил в распоряжение заокеанского гостя площадь на улице 17 июня, возле Триумфальной колонны. Оттуда замечательно видны Бранденбургские ворота, однако сама площадь находится под юрисдикцией столичных властей.

Впрочем, суровая мадам канцлер все же сменила гнев на милость и приняла Барака Обаму в своей резиденции: в конце концов, – заявила она в лучших традициях братьев Стругацких (канцлер – большая поклонница творчества этих великих фантастов и читала их произведения в оригинале), – она не видит, почему бы канцлеру Германии не поговорить с сенатором от штата Иллинойс. Однако слушать его речь «вживую» Ангела Меркель не пожелала: пообщавшись с Обамой в своей берлинской резиденции, канцлер отправилась в отпуск, в Байрёйт, где ее уже ожидали на открытии традиционного Вагнеровского фестиваля.

Но вернемся к Бараку Обаме. Своим подчеркнутым вниманием к ФРГ он немного обидел ожидавщих его французов, англичан и итальянцев – тем не менее, вряд ли в Берлине у него было время задуматься об этом. Слишком напряженной оказалась программа визита: за встречей с канцлером последовала встреча с министром иностранных дел Франком-Вальтером Штайнмайером, а уж бургомистр Берлина Клаус Воверайт, выручивший демократического кандидата, так и не смог зазвать Обаму к себе в Красную ратушу на Александерплатц. Вместо этого он вынужден был лично пожаловать в отель «Адлон», прихватив с собой, словно какой-нибудь коллекционер автографов, Золотую книгу посетителей немецкой столицы – Обама расписался в ней на ходу, спеша на улицу 17 июля, к Триумфальной колонне. Эта улица, пережившая нашествие футбольных фанатов летом 2006 года и всего лишь месяц назад, во время футбольного чемпионата Европы, в четверг, 24 июля, пережила не менее многочисленное нашествие фанатов Барака Обамы. Примечательно, что на охрану более чем ста тысяч слушателей было выделено всего лишь около тысячи полицейских, а единственный эксцесс произошел здесь утром: сорокалетний автолюбитель, доведенный до отчаяния заторами, возникшими в центре Берлина из-за визита Обамы, протаранил своей старенькой машиной полицейский шлагбаум и минут десять носился по пустой площади, ревя мотором в знак протеста. В конце концов, его вытащили из авто и отправили… не в полицейский участок, а в психиатрическую клинику, где ему оказали помощь, успокоили и отвезли домой. Кроме того, некий почитатель Обамы вызвал переполох у полиции, подбросив в фойе отеля «Адлон» пакет. В нем содержалась не взрывчатка, как по долгу службы предположили блюстители порядка, а всего лишь книжка с письменной просьбой к Обаме оставить на ней свой автограф. Кто знает – может, это и был Клаус Воверайт?

Что касается самой «исторической» речи висконсинского сенатора – она не слишком впечатлила ни слушателей, ни репортеров. Как и ожидалось, в ней много говорилось о дружбе Европы с Америкой, о новых перспективах трансатлантического сотрудничества – но, по большому счету, ничего особенного и уж тем более, ничего конкретного Обама не сказал. Так что, может быть, это и хорошо, что его не пустили к Бранденбургским воротам: вряд ли его слова запомнятся немцам так же, как знаменитая фраза Кеннеди «Ich bin ein Berliner».