ИСТОРИЧЕСКИЕ ПАРАЛЛЕЛИ

Марк Зальцберг

Без цензуры. Без комментариев.

Мы приветствуем все точки зрения и отвечаем лишь за качество дискуссии. Редакция оставляет за собой право сокращать публикуемые письма.

В связи с циркуляцией в течение 6 лет в Интернете статьи «Гуд бай Америка» я попросил редакцию газеты «Наш Техас» опубликовать предлагаемый читателям текст для реабилитации моего имени. Текст статьи «Исторические параллели» (по независящим от автора обстоятельствам и без его разрешения) попал в редакцию московской «Независимой Газеты», которая опубликовала его сильно искаженным и с большими изъятиями, дав статье возмутительное антиамериканcкое название и разбив ее на идеологически окрашенные подзаголовки! Публикация также была сделана без моего разрешения и ведома! Особенно оскорбительной я считаю подпись под статьей. Я никогда не аттестовал себя профессором Хьюстонского университета, хотя и проработал в нем более 13 лет. Мне также совершенно неизвестно, кто и зачем периодически помещает эту злосчастную статью на Интернетe. Я этого никогда бы не сделал, т.к. не вижу в этом никакого смысла. Статья предназначалась для публикации в Сборнике Московского университета для узкого круга социологов еще в 2002 году.

Марк Зальцберг, 2008

Много лет назад я написал статью под названием «Литературные параллели» для Авиньонской конференции, посвященной 10-летию публикации знаменитой книги Александра Зиновьева «Зияющие высоты». В статье доказывалось на примерах из русской литературы, что феномены российского коммунизма, так четко сформулированные Зиновьевым, проглядывались внимательным наблюдателем еще с начала 19 века. С тех пор Зиновьев опубликовал несколько книг, посвященных феномену западнизма, и я решил, пользуясь методами Зиновьева, проанализировать то, что сейчас происходит в США, и попытаться заглянуть в недалекое будущее этой страны.

Прожив 29 лет в США и 45 предыдущих лет в СССР, я с ужасом начал замечать поразительное сходство многих общественно-политических явлений в этих двух странах. В последние 10 лет мне стало ясно, что Америка строит у себя коммунизм, пока еще не замечая этого. Это удается заметить далеко не всем эмигрантам из СССР, давно живущим в Америке, а уж объяснить, что и почему тут происходит, можно, только внимательно изучив работы Зиновьева и применяя его методы.

Для доказательства какой-либо теоремы или высказывания нужны постулаты. В качестве таковых я выбрал у Зиновьева следующие:

  1. История течет в социальные дыры.
  2. Чем выше уровень социальной защиты, тем ниже эффективность экономической деятельности общества.
  3. Решающим фактором, определяющим социально-политический тип общества, является качество человеческого материала.

В 1978 году Зиновьев писал, что Запад обиделся на Россию, за то что она начала строить коммунизм раньше Запада и слишком быстро. Многим это казалось шуткой, но Зиновьев знал, что история течет в социальные дыры, и Западу строительства коммунизма не избежать. В России эта социальная дыра, в которую утекла прежняя досоветская жизнь, образовалась внезапно. К власти в результате исключительных обстоятельств (читателю они известны) почти мгновенно, даже не с исторической точки зрения, пришла чернь: неграмотные крестьяне и солдаты, полуграмотные политики–революционеры и ничтожная кучка слегка образованных высших руководителей, увлекших народ утопическими идеями. Ведь коммунизм – большой соблазн для черни! Противостоять этому было некому, т.к. государство было разрушено, а протестовавшие перебиты мгновенно. Началось строительство коммунизма, до полного торжества которого потребовалось всего несколько лет. Уж очень ситуация была подходящей.

Что же происходит в Америке? То же самое, только очень медленно, т.к. государство не разрушено, и социальная дыра увеличивается эволюционно. Та самая демократия, которая стала основой богатства и могущества этой страны, которая в течение 220 лет была образцом государственного устройства, на моих глазах превращается в то, чему еще нет и названия. Впрочем есть! Диктатура… нет не пролетариата, а бессовестного и неграмотного меньшинства! Но меньшинства, поддерживаемого теперь все большим и большим количеством американцев, оболваниваемых идеологией Голливуда, лидеров черного населения и либеральных университетских профессоров. Без поддержки большинства коммунизма не построишь! Точно, как писал Шаляпин о большевизме: «Равенство привело к принижению всякого, кто смеет поднять голову выше уровня болота». Идет выпускной акт в университете. Вручают дипломы. И кто же, вы думаете, был самым знаменитым в этот вечер? Отличник–выпускник? Начинающий молодой ученый? Человек, известный всему университету своим талантом? Все мимо! Восторженный прием и речи относились к 28-летней черной, учившейся в университете 10 лет, вместо четырех и с трудом с общественной помощью набравшей минимум баллов, чтобы получить диплом бакалавра. Замечу, что средний студент делает это при желании и за три года. Кто же она? Почему такой восторг и почет? Вот ее краткий послужной список. Трое детей, одинокая мать, никогда не имевшая мужа, бывшая наркоманка и алкоголичка, частый визитер кутузки. Она много раз бросала непосильное при такой жизни учение. Столько же раз водворялась обратно различными благотворительными и правозащитными организациями.

Чудовищно, скажете вы? Нормально, скажу я. Эта женщина является отражением всей современной американской идеологии. Точно, как у А.К.Толстого в поэме «Поток Богатырь»:

«…править Русью призван только черный народ!

То по старой системе всяк равен,

а по нашей лишь он полноправен».

(Понятно, что автор имел ввиду иную чернь, но картина до ужаса одинакова).

Вообще, вся поэма как бы писалась про современную Америку. Американский суд – вот он:

”слышно: почва, гуманность, коммуна, прогресс и что кто-то заеден средою.

И присяжные входят с довольным лицом:

“Хоть убил, – говорят, – не виновен ни в чем!”

Тут платками им слева и справа машут барыни с криками: браво!»

А про меня у Толстого тоже есть строки, которые были бы написаны в американских газетах, если бы кто-то в Америке прочел бы этот текст: «отсталой он, то видно по платью, притеснять хочет меньшую братью!» Благополучное американское общество, точно как когда-то русское, заболело чувством вины перед «меньшей братьей». Все общество, от героев Джека Лондона, на примере которых воспитывались поколения американцев, повернулось к социальным низам, из которых и черпает теперь представление о том, как «делать жизнь с кого». Стыдно быть успешным, стыдно быть нормальным. Нельзя урода назвать уродом, идиота – идиотом. Нельзя черного назвать черным, белого – белым и Боже упаси заговорить о том, что не все равны, не все одинаково талантливы, не все одинаково полезны для общества.

В чем дело? Куда делся американский герой – стойкий, работящий индивидуалист, надеющийся только на себя? Герой, до изнеможения работающий, учащийся и знающий, что выживает сильнейший. Ведь именно эти люди создали самую богатую и мощную страну в мире! Именно такие люди более 200 лет тянулись в Америку со всех континентов, зная отчетливо, что тут, говоря по-русски, отнюдь не собес! Все они тяжело работали и учились, с тем чтобы занять соответствующее место на социальной лестнице этой великой страны. Они надеялись только на себя. Увы, герои Джека Лондона, да и он сам утекли в социальную дыру.

Что происходит? Кратко, вот что! За 20 лет население страны выросло на 60 миллионов человек, главным образом за счет непроизводительной части населения, к тому же обладающего непомерными аппетитами в отношении материальных благ. За это же время правительство резко увеличило минимальные заработки нижних слоев общества. Намного увеличились суммы выплат по безработице и прочие социальные блага. Резко повысился процент цветного населения. И не только в Техасе белые теперь составляют меньшинство. Сильно увеличилась социальная и правовая защита малоимущих (к сожалению, часто по А.К.Толстому. см. выше), так же как и материальное содержание минимум 15 миллионов откровенных бездельников. В результате, эти слои населения стали активно вовлекаться в культурную и политическую жизнь страны. И не столько вовлекаться, сколько быть вовлекаемыми туда различного рода политическими дельцами и представителями масс-медиа, для их собственного продвижения во власть.

Медленно происходит то, что в России в 1917 году произошло внезапно. Эти слои общества, малограмотные, не способные понять, куда их и всю страну ведут такие агрессивные и бессовестные политики, эти слои общества, традиционно ненавидящие эстаблишмент, все более поддерживают своих лидеров, которые точно как большевики обещают им светлое будущее и не далее как завтра. В результате в обеих палатах конгресса, в штатных конгрессах и прочих местах управления появились люди, единственной целью которых является знакомое нам «все отобрать и поделить». И не только это! Как говорил герой рассказа М.Зощенко «Монтер»: «нынче, брат, теноров нету, а ежели он действительно тенор, то пущай одной рукой поет, а другой свет зажигает!» В России, как известно, после 1917 года все стали равны, причем дворник или монтер оказались намного равнее тенора в оперном театре. В США вся идеология и пропаганда направлены снедаемыми чувством социальной вины журналистами, гуманитариями и телевизионщиками, именно на установление такого же равенства. Знакомая картина?!

И общество, все более терроризированное «монтерами», весьма положительно на это реагирует. Суды и закон все время на стороне «человека с улицы». Болеет ли он от чрезмерного курения – отвечает за это, вплоть до разорения, табачная компания. И это при том, что вот уже более 30 лет на всех табачных коробках (по закону) черным по белому написано, что курение может вызвать тяжелые заболевания в том числе рак легких. Обжигается тот же «несчастный» в кафе горячим кофе из собственной чашки – штраф до 1,2 миллиона долларов по решению суда платит кафе. Растяпа не виноват, кофе слишком горячий! Надеюсь, что за слишком холодный тоже скоро будут штрафовать. И правильно! Кофе должен быть горячим.

Теперь еще одну напасть собираются решать за счет «дяди». 30 % населения страны обжоры. Их вес минимум на 50 % превышает нормальный. Толстяки весом от 150 до 200 килограммов ходят по улицам толпами. Они не влезают в нормальные двери, кресла и больничные койки. Они болеют во много раз чаще, чем нормальные люди. Лечить их практически невозможно, очень дорого и бесполезно.

Кто в ответе? Обжоры? Как бы не так! Пищевая промышленность! Правозащитные организации всерьез обсуждают вопрос, как привлечь к суду фирмы, выпускающие высококалорийную пищу. Ни у кого и в мыслях нет сказать: “Ешьте поменьше”. Нельзя, обжоры обидятся! Страна катастрофически быстро катится в пропасть полной безответственности людей и за свои действия, и за свою жизнь. Это теперь прерогатива правительства, общественности и суда. Все кричат о правах человека и никто никогда не заикается об обязанностях, ибо конституция об этом не упоминает. Перефразируя высказывание одного из героев Зиновьева, можно сказать, что «американский гражданин по конституции имеет право не быть обязанным».

Профессор боится задать вопрос черному студенту, т.к. за возможной двойкой следует обвинение в расизме, скандал, суд и расправа. Ну точно, как в СССР, этого профессора могут уволить по идеологическим соображениям. Где прежняя свобода слова? Как где? В Америке! Публично признавать за черными все мыслимые добродетели и таланты можно свободно. Поносить белых, китайцев, русских, евреев? Сколько угодно! Особенно, если это делает черный!

Но вот вам моя любимая логическая задачка, повергающая в столбняк либеральных знакомых. Сказать, что черным спортсменам нет равных в боксе или легкой атлетике среди других рас – это расизм или нет? «Нет, – бодро говорит либерал! – Это правда!» Ну, а сказать,что среди черных нет ни одного шахматиста, минимально заметного ученого или знаменитого дирижера – это расизм? Глупый либерал тут же орет: «Расизм!» Умный либерал (такие хоть и редко, но встречаются), понимая, что попал в ловушку, оторопело открывает рот и молчит, подавленный собственным либерализмом.

Продолжение следует.