ВЕТРЫ «ХОЛОДНОЙ» ВОЙНЫ

Анатолий Гержгорин

Какая разница между позицией и позой? Позиция может быть мудрой, а поза всегда бывает только удобной. В апреле прошлого года Роберт Эндрюс представил в Конгрессе проект законопроекта об учреждении медали “Cold War Service Medal”, которой предполагалось наградить всех военнослужащих, а также тех, кто не носил погоны, но работал в различных государственных ведомствах с 2 сентября 1945 по 26 декабря 1991 года. Интересы участников “холодной войны” активно лоббировали сенаторы и конгрессмены от Демократической партии во главе с Хиллари Клинтон. «Наша победа в “холодной войне” стала огромным достижением, и миллионы американцев заслуживают награды», – неустанно повторяла она.

Возможно, далеко не все знают, что в начале 90-х годов в Соединенных Штатах была создана Ассоциация ветеранов “холодной войны”. Она требовала признания своих заслуг в победе над СССР, но сумела добиться лишь выдачи специальных сертификатов министерства обороны. В те времена политики исходили из обычного здравого смысла: лежачего не бьют. Тем не менее Ассоциация ветеранов выпустила медаль, дизайн которой разработал Нэйдин Рассел – один из лучших специалистов Института военной геральдики.

Как хороши, как свежи были… позы. Но прелесть истории в том, что ее корни устремлены в будущее. Сегодня те же сенаторы и конгрессмены с изумлением увидели, что мир снова оказался на пороге “холодной войны”. Ситуация и в самом деле на удивление схожа. 5 марта 1947 года Уинстон Черчилль, посетивший вместе с президентом Гарри Трумэном небольшой городок Фултон в штате Миссури, выступил в Вестминстерском колледже. И эта его речь стала программной. В ней он впервые употребил выражение “железный занавес”, который, по его словам, разрезал Европу «от Штецина на Балтике до Триеста на Адриатике». Черчилль тщательно подбирал слова, давая понять, что не жаждет войны с Советским Союзом. «Наша главная задача – предотвращение войн и создание условий для свободы и демократии во всех странах мира», – сказал он. Тем не менее Сталин отреагировал на его выступление исключительно жестко. Неделю спустя в интервью газете “Правда” он сравнил Черчилля с Гитлером и обвинил его в призыве к войне с Советским Союзом.

Считается, что “холодная война” XX века началась именно с фултонской речи Черчилля. А началом “холодной войны” XXI века называют мюнхенскую речь Владимира Путина. В феврале прошлого года он выступил на Мюнхенской конференции по проблемам безопасности, где обвинил Соединенные Штаты в «гипертрофированном использовании силы, пренебрежении основополагающими принципами международного права» и стремлении Америки «навязывать свою волю другим странам в экономике, политике и даже в гуманитарной сфере».

Сенатор Линдси Грэхэм не без сарказма заметил, что «только одним этим своим выступлением Владимир Путин сделал гораздо больше для объединения США и Европы, чем мы сами смогли бы сделать за десятилетие». А министр иностранных дел Чехии Карел Шварценберг сказал: «Мы должны поблагодарить президента Путина, который ясно и убедительно доказал, почему НАТО должно постоянно расширяться».

По сути, это был сигнал: Россия выходит из тени. Пусть у Москвы сегодня нет ни экономических, ни военных, ни даже людских ресурсов, чтобы вернуть себе вес Советского Союза, но почему бы не возглавить “коалицию недовольных”?

Та путинская речь оставила неприятный осадок в душах западных политиков, но они не решились обострять отношения с Россией. Президент тоже человек, и все человеческое ему не чуждо. Чего не наговоришь в запальчивости. Грузинская трагедия заставила посмотреть на ситуацию по-иному.

Проследите за риторикой: она становится жестче день ото дня. «Последствия для России будут весьма тяжелыми, – заявила Кондолиза Райс в интервью телеканалу “Fox News”. – Ее репутация изорвана в клочья». «Россия играет в очень опасную игру с Соединенными Штатами и их союзниками, – добавила Райс в Брюсселе, где прошла конференция министров иностранных дел стран-участниц НАТО. – Мы не позволим Москве подрывать стабильность в Европе или создавать новый железный занавес».

А это уже Николя Саркози: «Если Россия не выведет войска с территории Грузии, ей грозят серьезные осложнения в отношениях с Евросоюзом». Как сообщает газета “Figaro”, французский президент пригрозил созывом чрезвычайного заседания Совета Европы. Что это даст расколовшейся Европе – знает, наверное, только сам Саркози.

Бывший заместитель Госсекретаря Строб Тэлботт, курировавший при Билле Клинтоне связи с Россией и постсоветскими республиками, а ныне возглавляющий институт Брукингса, опубликовал в “The Washington Post” статью “Новая опасная доктрина России?”. Его задело высказывание Сергея Лаврова о том, что отныне, дескать, о территориальной целостности Грузии можно забыть. Он считает, что если Россия, действительно, рассматривает намерение Грузии вступить в НАТО и ЕС как “casus belli”, то необходимо провести ревизию самой идеи партнерства с Москвой и ее интеграции в международное сообщество.

Дмитрий Медведев, выступавший на встрече с ветеранами в Курске, тоже в долгу не остался, заявив, что «Россия даст сокрушительный отпор любой агрессии – для этого у страны есть экономические, политические и военные возможности». Правда, на всякий случай подчеркнул, что «Россия не хочет обострения международной обстановки, но хочет, чтобы ее уважали».

Уважения обычно не требуют, а делают так, чтобы уважали. Впрочем, у каждого об этом свое понятие.

Еще не высохли чернила под мирным договором между Россией и Грузией, как всех огорошил генерал Анатолий Ноговицын, заявивший, что «Польша, согласившаяся разместить на своей территории американскую противоракетную систему, подставила себя для удара, забыв, видимо, что наша военная доктрина позволяет использовать ядерное оружие».

Тут уж и Джордж Буш не удержался, назвав Россию «хулиганской страной». Теперь даже скептики почувствовали, как вновь задули ветры новой “холодной войны”.

Шансов на то, что Соединенные Штаты и Россия сообща обуздают ядерные амбиции Тегерана, уже почти никаких. Москва, скорее, пойдет на сближение с Ираном и Сирией, начав форсированную поставку вооружений. В этом году Россия ожидает рекордного поступления от продажи оружия и военной техники – 8 миллиардов долларов. Гонка вооружений началась не сегодня, но ее старались не замечать.

В недавно опубликованном докладе “Новейшая стратегия национальной обороны” Роберт Гейтс пытался представить основными американскими противниками различного рода террористические организации и националистические группировки. Гоняться за ними на оснащенных по последнему слову техники истребителях и эсминцах – все равно что стрелять из танка по мухам. Поэтому он всеми силами пытался приостановить наиболее дорогие проекты, в том числе всепогодного истребителя “F-22 Raptor” – совместного детища “Lockheed Martin Corp.” и “Boeing”.

Кавказская война внесла коррективы. Российские ракеты “земля-воздух”, базирующиеся вдоль грузинских границ, парализовали полеты “F-16” и “F-18”, находящихся на вооружении Грузии, а “F-22” они не страшны. Но это, так сказать, частности. Гейтс оказался под огнем критики. Его обвинили в недооценке угроз со стороны России и Китая.

Особенно досталось ему от председателя подкомитета Палаты представителей по военным ассигнованиям демократа Джона Мурты, напомнившего Гейтсу выступление в Колорадо, где тот высмеял «растущую тенденцию к синдрому грядущей войны».

«Мы так увлеклись Ираком и увязли в сегодняшних проблемах, что упустили из виду опасности, подстерегающие нас в будущем», – сказал конгрессмен. Гейтсу пришлось оправдываться и говорить, что новый конфликт заставит Соединенные Штаты пересмотреть стратегические взаимоотношения с Россией. А это означает новую гонку вооружений.

Пентагону придется вернуться к почти зарубленной программе “Future Combat Systems” стоимостью в 160 миллиардов долларов, которая позволит переоснастить армию новейшими техническими и электронными средствами. А заодно приступить к постройке двух эсминцев проекта DDG-1000 Zumwalt, каждый из которых, по оценкам Бюджетного управления Конгресса, может обойтись в 5 миллиардов долларов.

Первую победу Джон Мурта уже одержал, добившись, чтобы Конгресс выделил 523 миллиона долларов на закупку дополнительных 20 истребителей “F-22”. Дальше ему и другим законодателям, отстаивающим интересы военно-промышленного комплекса, будет еще легче. Деньги – мышцы войны, даже если она “холодная”. Прибавится работы и Ассоциации ветеранов “холодной войны”. От нее уже не будут отмахиваться, как от назойливой мухи. Но никто не скажет спасибо за это счастливое “возрождение” товарищу Путину. История раздает награды только посмертно.