ЕВРОСОЮЗ: «СПОКОЙСТВИЕ, ТОЛЬКО СПОКОЙСТВИЕ!»

Вадим Лернер

Мировой финансовый кризис продолжает бушевать также и на европейских просторах. После того как руководители ведущих четырех стран Евросоюза не смогли прийти к соглашению об общем стабилизационном фонде, большинство европейских правительств стали принимать собственные усилия по спасению финансовых институтов своих стран. Некоторые меры уже сейчас можно назвать успешными, некоторые оказались обречены на провал. Каким же оружием борются европейцы – или, по крайней мере, правительства крупнейших европейских стран – против надвигающейся катастрофы?

Великобритания: Правительство Соединенного королевства приняло решение о впрыскивании в финансовую систему страны в общей сложности 650 млрд. евро – сумма эта в масштабах отдельно взятого государства поистине гигантская, для сравнения – Европейский центральный банк «вбросил» в общеевропейскую финансовую систему 700 млрд. евро на всех. Британский правительственный пакет помощи банкам состоит как из прямых денежных инвестиций, так и из государственных кредитных гарантий частным банкам, желающим одолжить деньги у партнеров. Государственные деньги, попавшие таким образом в частные банки, означают, прежде всего, одно: либо национализацию разорившихся финансовых учреждений, либо, как минимум, более жесткий контроль за частными банками со стороны правительства. Британская финансовая система в особенности пострадала от нынешнего кризиса, причем причин тому сразу две. Во-первых, банковская система Великобритании во многом (хоть и не во всем) похожа на американскую – она базируется на специализированных инвестиционных финансовых компаниях и, таким образом, подвержена тем же «вирусам», что и американская. Общеевропейская система универсальных банков выглядит на сегодняшний день гораздо более устойчивой и не исключено, что британские банки в будущем станут переориентироваться именно на нее. Вторая причина – «медвежья услуга», которую оказала соседу маленькая Ирландия: здешнее правительство в одностороннем порядке выдало государственную гарантию на все банковские вклады на территории страны. Результат – британцы, от простых пенсионеров до мультимиллионеров, кинулись переводить свои сбережения «под сень клевера», в ирландские банки. Что означает отток капиталов из и так уже обескровленной финансовой системы Великобритании – пояснять не приходится. Индекс акций лондонской биржи продолжает падать.

ФРГ: После того как правительства Ирландии и Греции выдали своим банкам «карт-бланш» в виде полной государственной гарантии любых вкладов, немецкому кабинету министров пришлось также поспешить успокоить народ: гарантийный пакет правительства Германии распространяется на все виды банковских вкладов, за исключением так называемых «биржевых фондов», а также на некоторые виды частных пенсионных страховок (в отличие от американских пенсионных фондов, немецкие не так сильно связаны с пакетами акций, поэтому не столь подвержены колебаниям биржи). Государственная кредитная гарантия, выданная одному из крупнейших инвестиционных банков страны, Hypo Real Estate, составила 65 млрд. евро на срок до 2010 года и вызвала недовольство у избирателей: многие немцы задаются вопросом – почему они должны своими налогами спасать проспекулировавшихся банкиров? Тем не менее, особых нареканий эта гарантия не вызвала – гораздо большее возмущение немецкая общественность выказала в связи с иной банковской историей. Государственный банк KfW, в чьи функции входит распределение немецкой финансовой помощи развивающимся и так называемым «пороговым» странам (а также, что немаловажно, Восточной Германии), проштрафился – перевел 319 млн. евро американскому банку Lehman Brothers… через неделю, после того как этот финансовый дом разорился. Руководство банка заявило, что речь идет об ошибке исполнителя, однако ситуации это не спасло: немецкие налогоплательщики страшно заинтересовались, каким образом вообще их деньги, предназначенные на развитие Украины, Парагвая, Марокко и собственных земель бывшей ГДР, вдруг оказались отправлены в США? 30 истцов подали коллективный судебный иск, и прокуратура Франкфурта-на-Майне начала расследование по подозрению в растрате. Впрочем, правление банка также не осталось в долгу: для защиты в будущем судебном процессе банк нанял одну из самых знаменитых адвокатских контор Германии – Clifford Chance. Естественно, оплата контракта была произведена за счет активов банка – то есть за счет все тех же налогоплательщиков.

Франция: Французская финансовая система также несет потери, однако они, как и немецкие, все же не столь огромны, как британские. Вообще, это характерно для всех стран еврозоны: общая валюта оказывает на финансовые рынки тех стран, которые входят в «пространство евро», стабилизирующее влияние. Здесь многие государства, скорее, поддерживают друг друга, чем мешают друг другу – это благотворно сказывается на ситуации в этих странах. Руководитель Европейского центрального банка Жан-Клод Трише выступил накануне во Франции по телевидению. По личной просьбе президента Николя Саркози, он призвал своих соотечественников-французов к спокойствию и напомнил им, что «финансовый кризис не есть кризис экономический». Похоже, его речь все же повлияла на умы не только французов, но и немцев: парижская и франкфуртская биржи после обвального «черного вторника» стали потихоньку приходить в себя. Курсы акций пошли немного вверх, однако все эксперты, во множестве выступающие в эти дни в прессе, в один голос твердят: «Руки прочь от спекуляций акциями!». Примечательно, что одновременно целый ряд частных банков финансировал массивную рекламную кампанию на ТВ, призывающую итальянцев, немцев и французов воспользоваться шансом и купить обесценившиеся акции: кризис, мол, обязательно пройдет и вложенные деньги окупятся сторицей. Что победит – здравый смысл или рекламная трескотня – покажет ближайшее будущее.

Италия: Утверждение Жан-Клода Трише о разнице между финансовым и экономическим кризисом вряд ли произвели на итальянцев какое-либо впечатление: Италия так или иначе переживает в данный момент серьезные экономические проблемы, а финансовый кризис их усугубил. Вот уже во второй раз за минувшие три недели «Фиат» вынужден был отправить своих рабочих в вынужденный отпуск: объем продаж автомобилей сократился и работникам предприятий попросту нечего делать. Эксперты предсказывают новый виток роста уровня безработицы и экономическую рецессию в 2009 году – те же предсказания делаются и в ФРГ, и во Франции. Тем не менее, в Италии биржа не выказывает тенденции к тотальному обвалу – впрочем, она и не входит в число «первых величин» мирового финансового рынка. Пакет экономических реформ, который проводит в жизнь кабинет Берлускони, заранее был рассчитан на кризисный менеджмент итальянской экономики, так что особо подгонять его под новые обстоятельства не пришлось. Тем не менее, результатов придется еще подождать. По большому счету, итальянцы могут с полным правом спеть строчки из забытого советского кинофильма «Айболит-66»: «Это очень хорошо, что пока нам плохо!». Правительство Романо Проди, рухнувшее в результате экономического кризиса, так или иначе довело страну до такого состояния, что ее пришлось спасать жесткому до жестокости, популярному и при этом совершенно безжалостному Сильвио Берлускони: последний подошел к этой задаче так, как сделал бы это кризисный менеджер частного предприятия – по сути, в данный момент он занят санированием Италии. Финансовый кризис для него – лишь одно препятствие из многих.

Евросоюз: Несмотря на то что правительства стран ЕС не договорились об общем «спасательном пакете», совместные усилия по преодолению кризиса все же предпринимаются. Была достигнута договоренность о помощи, в случае необходимости, важнейшим европейским банкам – правда, в данный момент нет определенных критериев того, как отличить «важнейшие» банки от «второстепенных». По предложению Николя Саркози, временно были ослаблены жесткие условия так называемого «Европейского пакта о стабильности»: теперь страны ЕС могут иметь дефицит бюджета, превышающий 3% от ВНП того или иного государства. Это, в первую очередь, оказалось полезным для стран с мощной экономикой: им легче брать в долг, так как доверие к их экономическому потенциалу куда выше, чем доверие к таким странам, как, скажем, пресловутая Исландия. Свою лепту в стабилизацию обстановки внес и Европейский центральный банк: он использовал свое самое мощное оружие – резко снизил процентную ставку на свои кредиты. «Подешевевшие» миллиарды евро оказались доступны банкам, которым требуются «живые» деньги – таким образом, восстанавливается не только оборот денег в европейской финансовой системе, но и доверие частных банков друг к другу. Оружие это обоюдоострое: снижение кредитных ставок легко может привести к инфляции евро. Тем не менее, ЕЦБ пошел на этот риск и пока что не прогадал: обстановка на европейских биржах, хоть и далека от спокойной, явно нормализуется. Вслед за ЕЦБ, так же поступили и национальные банки некоторых стран ЕС. Свою роль сыграли и стабильные «резервные валюты» Евросоюза: чешская крона и польский злотый. В эту «тихую гавань» многие европейцы сегодня перевели свои деньги и теперь могут не так напряженно следить за бурными перипетиями мирового кризиса, пожирающего, по подсчетам экспертов, около триллиона долларов в день.