«Я НЕ ТРУС, НО Я БОЮСЬ»

Борис Альтнер

1 октября – официальный старт наблюдательной миссии ОБСЕ в Грузии, о работе которой французский президент Николя Саркози договорился с президентом России Дмитрием Медведевым. Незадолго до этого срока правительство Германии приняло на одном из своих заседаний двойное решение: расширить контингент полицейских сил в Афганистане, а также послать в Грузию сотрудников федеральной полиции. Это решение оказалось легче принять, чем исполнить.

Согласно международным договоренностям, достигнутым еще в 2002 году, Германия, кроме участия солдат Бундесвера в интернациональной миротворческой миссии ISAF, приняла на себя обязанность обучать сотрудников афганской полиции. Немецкие полицейские преподаватели считаются одними из лучших в мире и неудивительно, что именно контингент Бундесполицай составил основную часть полицейской группы Евросоюза EUPOL Afghanistan – 60 человек. Теперь же, согласно просьбе правительства Афганистана, немецкие власти решили расширить этот контингент сразу вдвое – 120 инструкторов должны заниматься обучением новой афганской полиции. Также вдвое должно быть увеличено количество полицейских экспертов из Германии, работающих в Афганистане независимо от европейского проекта – с 10 до 20 человек, плюс немецкое руководство пообещало афганским властям участить кратковременные командировки в Афганистан сотрудников Федерального управления криминалистики. Как заявил по этому поводу министр внутренних дел ФРГ Вольфганг Шойбле: «Работа наших сотрудников в Афганистане полезна обеим сторонам: мы всегда немного учимся друг у друга».

Несмотря на столь внушительное увеличение немецкого контингента, многие эксперты указывают на то, что цифры эти носят, скорее, теоретический, декларативный характер. В течение шести лет реальное количество полицейских инструкторов из Германии, работающих в Афганистане, составляло вовсе не 60, а всего лишь 33 человека. Немецкое министерство внутренних дел объясняет это разумной экономией – больше, мол, до сих пор не требовалось. Однако многие политические журналисты в один голос утверждают, что проблема заключается в другом: миссии подобного рода исполняются исключительно добровольцами, а вот их-то как раз и не хватает. Представители Афганистана не раз и не два обращались к немецкому правительству с просьбами прислать больше инструкторов, однако приказать официальный Берлин в данном случае никому не может: полицейские – даже не солдаты, они являются гражданскими служащими и вольны принимать подобные решения самостоятельно.

Точно такая же ситуация складывается в данный момент и с группой полицейских наблюдателей из Германии, которые должны с 1 октября приступить к работе в рамках миссии ОБСЕ в Грузии. Из двухсот человек, участвующих в этой миссии, ФРГ должна предоставить 40, но реально на сегодняшний день нашлось всего лишь двенадцать полицейских добровольцев и двадцать гражданских, включая руководителя немецкой группы, бывшего посла Германии в Ливане, Ханс-Йорга Хабера. Министерство внутренних дел и федеральное правительство, в целом, обходят этот вопрос молчанием, не говоря ни «да», ни «нет», однако в данном случае молчание – не лучший способ прояснить ситуацию. Более того, подобная же ситуация, по некоторым данным, наблюдается и в других странах Евросоюза, участвующих в кавказской миссии ОБСЕ. В печати появились комментарии, в которых утверждается, что главная причина нерешительности европейских полицейских кроется вовсе не в том, что они боятся грузин или русских, расположившихся «по ту сторону», в Южной Осетии. В конце концов, в поисках добровольцев власти обращались, в первую очередь, к тем, кто уже нес службу в «горячих точках» – в Афганистане, в Косово, в Боснии… Но и тут они, в основном, встретили отказ. Что же останавливает полицейских? Предполагается, что тому есть две причины: одна – юридическая, другая – психологическая. Юридическая заключается в том, что договор о работе наблюдателей, что называется, «сырой»: нет четко прописанных рамок деятельности, нет точных прав и обязанностей. Психологическая же, как ни странно – в том, что наблюдателям ОБСЕ категорически запрещено носить оружие. Для гражданских специалистов, участвующих в миссии, это привычно, а вот полицейские подрастерялись. Те же инструктора, прошедшие Афганистан и Боснию, имели там право на ношение личного оружия – пусть даже и не применяли его ни разу. Человеку с пистолетом отвыкнуть от него очень трудно – особенно при той работе, которая ждет полицейских из Европы в пограничных районах Грузии и Южной Осетии – не самых спокойных на свете местах.

Тем не менее, власти Германии не теряют надежды: Министерство внутренних дел объявило, что добровольцы-полицейские, желающие отправиться в Афганистан и Грузию, могут рассчитывать не только на повышенное жалование, но и на исключительно быстрое продвижение по службе, и даже на правительственные награды. Теперь осталось выяснить – пробудят ли эти посулы храбрость в сотрудниках федеральной полиции? И если да – то не стоит ли другим европейским правительствам принять этот опыт на вооружение?