БАРАК ОБАМА – ПОЧЕТНЫЙ ЕВРОПЕЕЦ?

Борис Альтнер

Жители Европы празднуют победу Барака Обамы – европейские политики опасаются нового президента США.

«Обамомания», бушующая на европейских просторах с минувшего лета, получила минувшей ночью новую подпитку: любимец западных европейцев, демократ Барак Обама нанес своему сопернику-республиканцу Джону МакKейну сокрушительное поражение и с января будущего года поселится в Белом Доме в качестве 44-го президента США, первого чернокожего президента Америки. Миллионы жителей Европы, проведшие бессонную ночь у экранов телевизоров и следившие за сообщениями из Америки, с облегчением отправились спать лишь часа в четыре утра, когда стало ясно, что их любимец победил. Впрочем, не все: в Берлине, Лондоне, Париже многие из них вышли на улицы и до рассвета праздновали победу Обамы.

Причины общеевропейской любви к Бараку Обаме более-менее понятны. Так же, как и американцы, европейцы надеются, что эра Буша, ознаменовавшаяся бездарными действиями, последствия которых теперь приходится расхлебывать не только Америке, но и Европе, и принесшая миру невиданный со времен Великой Депрессии финансовый кризис, теперь окончательно завершена. С именем Обамы европейцы так же, как и американцы, связывают надежду на обновление и новое начало. Считается, что Барак Обама замечательно разбирается в экономике и финансах – и если он сможет привести в порядок расшатанную финансовую систему США, это благотворно скажется и на европейцах, устрашенных призраком надвигающейся экономической рецессии. Кроме того, жители Европы надеются на то, что признанный либерал Обама найдет иные пути совладать с терроризмом, нежели те, которые избрал Джордж Буш: пути, не ведущие к тотальной слежке, постоянным войнам и потере того, что нынешний, еще действующий президент США поклялся защищать – а именно, демократии. Оправдаются ли эти надежды – покажет будущее, а пока европейцы возлагают на чернокожего демократа свои самые искренние надежды.

При этом многие европейские политологи обращают внимание на определенный парадокс в симпатиях западных европейцев. Во-первых, Джон МакKейн гораздо лучше разбирается в хитросплетениях как внутриевропейской политики, так и сложных отношений между США и Евросоюзом – в отличие от того же Барака Обамы, который впервые попал в Европу лишь прошлым летом, во время своего турне по Германии, Франции и Великобритании. Во время своего визита он пообещал европейцам «возобновление старых союзов, новое начало и совместную работу». И именно это смущает экспертов «во-вторых»: их весьма настораживают сами обещания Обамы, адресованные европейцам: по их мнению, «совместная работа» вполне может означать нечто, похожее на знаменитую фразу кота Матроскина: «Совместный труд для моей пользы – он объединяет!». Американцам Барак Обама обещал снять с их плеч бремя двух войн – афганской и иракской. Но ведь сами войны при этом не исчезнут по мановению его руки. Значит, снятую с американских налогоплательщиков тяжесть придется переложить на кого-нибудь другого – и можно себе представить, на кого именно. На европейских друзей, которым была обещана «совместная работа».

Похоже, того же мнения придерживаются и европейские руководители. Едва ли не одновременно с поздравлениями в адрес избранного 44-го президента США, министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер в интервью пояснил, что Германия не намерена расширять свое военное присутствие где бы то ни было – ни в Афганистане, ни в Косово, ни в Африке. При этом следует заметить, что избранию Обамы Штайнмайер в самом деле искренне рад: немецкие социал-демократы всегда лучше находили общий язык с американскими демократами, в то время как Христианско-демократический союз, лидером которого в данный момент является канцлер Германии Ангела Меркель, лучше ладит со столь же консервативными республиканцами. Сама «железная фрау», которая полгода назад лишь «со скрипом» согласилась встретиться с демократическим кандидатом во время его визита в ФРГ и которая категорически запретила Обаме выступать в Берлине на исторической площади перед Бранденбургскими воротами (там, где в свое время выступали Кеннеди и Рейган), вообще не удосужилась поздравить победителя, предоставив эту честь своему министру иностранных дел.

Примерно такое же заявление сделал и президент Франции Николя Саркози: первым в Европе поздравив теперь уже своего коллегу-президента Барака Обаму с блестящей, как он выразился, победой, он на всякий случай поспешил заверить граждан своей страны в том, что не собирается посылать французские боевые части на замену американским в Афганистане. Собственно, ни немцев, ни французов об этом еще никто официально не просил, однако сами эти заявления о многом говорят: если Барак Обама постарается выполнить свои предвыборные обещания за счет европейцев – это у него может попросту «не прокатить».

Интересная деталь: из четырех иностранных государственных деятелей, первыми поздравивших Барака Обаму с победой на выборах, трое – европейцы. Поздравление от Николя Саркози поступило в шесть утра по среднеевропейскому времени (похоже, французский президент вообще в эту ночь не спал), всего лишь на полчаса отстал президент Еврокомиссии Жозе Мануэль Барросо, четвертым стал президент Германии Хорст Кёллер. Этих троих опередил лишь один человек в мире: Лоран-Дезире Кабила, президент Кении – страны, из которой когда-то, сломя голову, бежал в США отец Барака Обамы. Теперь Кабила надеется, что новый президент Америки поможет материально своей «исторической родине».