ЧЕЙ «ОФУЛИ»?

Анатолий Гержгорин

Мираж – тоже действительность, только перевернутая. Как миф, смахивающий на правду. Миф, который и сегодня определяет наше сознание. Именно в тот самый день, когда Америка избирала президентом Барака Обаму, в Тегеране праздновали 29-ю годовщину захвата американского посольства, в котором самую активную роль играл и нынешний иранский президент Махмуд Ахмадинеджад. По традиции жгли американские и израильские флаги и скандировали: “Смерть Америке!” и “Смерть Израилю!”

Иранская политика строится на постулате: если есть дверной глазок, то были и циклопы. Махмуд Ахмадинеджад называет эпоху Соединенных Штатов “офули”, то есть закатом. В противовес исламу, который, дескать, переживает “толуи” – восход. Несколько месяцев назад в Тегеране прошла “международная” конференция с помпезным названием “Мир без Америки”, на которую со всего света съехались ненавистники “большого сатана”. Заранее назначенные “докладчики” без зазрения совести предлагали разделить Ирак между Ираном и Сирией, а в Палестине создать единое государство, в котором евреи быстро станут меньшинством.

Серьезней всего к этим бредовым идеям отнеслись курды. Они увидели недобрый для себя знак, когда контролирующее иракское правительство шиитское большинство вдруг отказалось продлевать срок пребывания американских войск, который истекает в конце года. Учитывая это, как сообщает газета “Хабат” – печатный орган “Курдской демократической партии” – Масуд Барзани предложил Джорджу Бушу разместить военные базы в Курдистане. Даже в том случае, если мандат ООН будет отменен. Курды тепло относятся к американцам, которые после войны в Персидском заливе ввели запрет для полетов саддамовской авиации над территорией Северного Курдистана.

По иронии и настольная книга Барака Обамы тоже называется “Мир без Америки”. Ее написал редактор журнала “Newsweek” Фарид Закария. Он родился в индийском Бомбее в мусульманской семье. Его отец, Рафик Закария, был заместителем председателя Индийского национального конгресса и не раз возглавлял министерства. Мать, Фатима Закария, входила в состав редколлегии журнала “Times”. Закария окончил Йельский университет, в котором обучаются дети американской элиты. Достаточно сказать, что среди его выпускников и Джордж Буш, и Билл Клинтон.

О закате Америки писали и до Фарида Закарии, так что он далеко не оригинален. В свое время избрание Джимми Картера породило не меньше спекуляций о “кончине Америки”, чем нынешняя победа Обамы. Хоть и безупречная, но не окончательная. Верховный суд США не отмел иск адвоката Филиппа Берга, требующего удостовериться в правомочности Барака Хусейна занимать президентскую должность. Обама должен представить необходимые документы до 1 декабря. В противном случае об инаугурации придется забыть.

Во времена Картера экономический рост застыл на нуле, а инфляция достигла заоблачных вершин. За четыре года среднестатистическая американская семья победнела на 15%. Взлетели цены на самые необходимые продукты и товары, а очереди на бензоколонках растянулись на километры. Не лучше обстояло дело и на международной арене. В Иране сместили шаха. Советский Союз оккупировал Афганистан и подмял под себя три с лишним десятка государств арабского Востока, Африки и Латинской Америки. Это дало повод Фиделю Кастро заявить, что «империализм янки находится на смертном одре». Тут он явно поторопился. Четыре года спустя Америка вернулась на мировую сцену, чтобы вновь играть ведущую роль. А через десять лет США и вовсе остались единственной сверхдержавой. И даже вытащили из ужасающей нищеты более 100 стран. Могли бы вытащить и Кубу, которую продолжает тянуть за собой в могилу семейка одряхлевшего Фиделя. Обама заявляет, что готов встретиться и с Раулем Кастро, и с Уго Чавесом. Только что это даст Америке?

Естественно, возникает вопрос: «Как распорядится Демократическая партия плодами победы?» Ведь она еще больше укрепила свои позиции в Конгрессе. По предварительным данным, демократы теперь контролируют, как минимум, 56 из 100 мест в Сенате и 251 из 435 мест в Палате представителей. Таким образом, в их руках как законодательная, так и исполнительная ветви власти. И это заметно облегчает президенту возможность диктовать свою политику и проводить реформы.

Пока еще рано делать какие-то выводы, но если исходить из предвыборных обещаний Обамы, то первым делом он начнет диалог с Тегераном. Правда, и здесь его может опередить Джордж Буш. Не пугайтесь: военной конфронтации не будет. Новая идея-фикс действующего президента – обмен дипломатическими представительствами. Израиль, как мог, противился этому, понимая, что это первый шаг на пути выхода Ирана из изоляции. Но Буш понимает, что если не он, то это сделает Обама, обещавший приступить к переговорам без каких-либо предварительных условий.

Гладко, вроде, на бумаге, да забыли про овраги. На саммите в Шарм аш-Шейхе, где опять решали, как реанимировать умирающие израильско-палестинские переговоры, министры иностранных дел арабских стран неожиданно подняли вопрос об угрозе, которая исходит от Ирана. На закрытой встрече с Кондолизой Райс, Хавьером Соланой и болезненно активным французским министром Бернаром Кушнером они высказали опасения, что если и дальше ничего не делать, то возвышение Исламской Республики может полностью изменить расстановку сил на Ближнем Востоке.

Ситуация и в самом деле взрывоопасная, учитывая нарастающую конфронтацию между суннитами и шиитами. Вашингтон оказался в затруднительном положении, вызванном усиливающимся противоборством Саудовской Аравии и Сирии. Пока в Ливане, где суннитские группировки, поддерживающие Саада Харири начали истреблять алевитов. Это шиитское меньшинство активно поддерживает “Хизбаллу”. Но вся пиканстность в том, что клан Башара Асада тоже относится к алевитам. Дамаск немедленно развернул на границе с Ливаном несколько бронетанковых бригад, давая понять, что не останется равнодушным к судьбе соплеменников.

Эр-Рияд активно помогает и палестинской группировке “ФАТХ аль-Ислам”, которая тесно связана с “Аль-Каидой”. Во время инициированных ею в прошлом году столкновений с ливанскими войсками в районе лагеря беженцев Нахр эль-Барид погибло свыше 400 человек. Ливан опасается, что в междоусобную борьбу может вмешаться Иран, и это в конце концов спровоцирует полномасштабную войну на Ближнем Востоке, в которую вынуждены будут вмешаться и Соединенные Штаты.

Чтобы не дать разгореться пожару, Белый дом не прочь пойти на контакты и с ХАМАС. Халед Машаль утверждает, что уже получает соответствующие сигналы. Европейские парламентарии выжидать не стали и пригласили своих коллег из ХАМАСа в Брюссель. «Нас не волнует, кто они на самом деле, – “пояснил” председатель комиссии Европарламента по связям с законодательным собранием Палестинской автономии Кириакос Триантафиллидис. – Главное, что они члены палестинского парламента».

Москва тоже не намерена оставаться в стороне. Как сообщает выходящая в Лондоне газета “Аль-Хаят”, Кремль ждет делегацию во главе с Халедом Машалем. Визит призван «укрепить союзы, в которых Россия заинтересована с учетом уроков последней Кавказской войны».

“Союзы”, надо признать, крепятся без передышки. Уехали сирийцы, приехали ливийцы. А в промежутке – делегация “Хизбаллы”, которую с большой помпой провезли по оружейным заводам. В результате родился контракт на поставки вооружений. Для защиты от израильско-ливанской армии иранские марионетки получат еще порядка 3000 ракет – от противовоздушных до противотанковых. Ну а по счетам заплатит Тегеран.

Зачем это Москве, голосовавшей за резолюцию Совета Безопасности ООН №1559, требующей полного разоружения “Хизбаллы”? Чтобы отомстить Америке за введенные санкции против предприятий российской оборонки или наказать Израиль за продажу оружия Грузии? Нет, конечно. Кремль хочет доказать (себе, в первую очередь), что уже стал весомым игроком на геополитической арене. Если б еще Китай с Индией не артачились, то можно было бы возродить восточный аналог Варшавского договора. Но, как сказал поэт, нельзя запрячь в одну упряжку коня и трепетную лань.

Почему никак не удается выстроить многополярный мир, о котором сегодня так много говорят? Потому что его снова пытаются втиснуть в прокрустово ложе минувшего века. Геополитический излом по-прежнему проходит через Ближний Восток. Тут и нефть, и неограниченные человеческие ресурсы, и колыбель воинственного ислама, и “дом” Б-га, наконец. Эпоха вроде другая, но методы идеологической борьбы те же: перетянуть на свою сторону наиболее влиятельных игроков. Если, скажем, не Иран, то хотя бы Сирию.

Оказавшемуся в изоляции Дамаску протягивают руку и Вашингтон, и Москва, и Париж. Выбирай – не хочу. Но Сирия тяготеет к Ирану. На встрече с прилетевшим в Дамаск иранским министром иностранных дел Манушером Моттаки Башар Асад подтвердил незыблемость стратегического союза между двумя странами. Он кожей чувствует, что Запад шаг за шагом отступает. Нужно только запастить терпением. Вот и Пан Ги Мун обратился напрямую к Ирану и Сирии с просьбой помочь перепрофилировать “Хизбаллу” в политическую партию. Ни Тегерану, ни Дамаску это невыгодно. Ведь “Хизбалла” – идеальный инструмент давления и на Ливан, и на Израиль.

Попавшему в тиски безвластия Иерусалиму пока не удается выработать сбалансированной политики. Шимон Перес продвигает “саудовскую инициативу”, но не знает, как обойти шипы: в качестве довеска Эр-Рияд настаивает на возвращении так называетмых беженцев. Эхуд Ольмерт ратует за мир с Сирией. Но Дамаск хочет получить Голанские высоты, не давая ничего взамен. Ципи Ливни отдает приоритет переговорам с “палестинцами”. Но им нужна Палестина, а не Израиль: от реки до моря. Эхуд Барак мечтает объединить “Аводу” с “Кадимой” и объявить войну поселенцам. Биньямин Натаниягу карт не раскрывает. Известно только, что он против возвращения Иерусалима, Голан и беженцев. Выборы на носу, а народу все еще предлагают кота в мешке.

“Эксперты”, гадая как поведет себя новая американская администрация, сходятся во мнении, что Белый дом займется в первую очередь Ираком, Афганистаном и преодолением кризиса в отношениях с Россией. Но идущие из Вашингтона сигналы говорят о том, что на Израиль будет оказываться массированное давление, чтобы заставить его форсировать переговоры с “палестинцами” и Сирией. Поэтому стране нужен второй Ицхак Шамир, которого не согнул даже яростно стучавший кулаком по столу Джеймс Бейкер. И еще нужна четкая позиция: сначала Иран, а потом все остальное.

Второго Шамира, судя по всему, в Израиле нет. Поэтому ближайшие четыре года будут весьма непростыми. Проблема Израиля не во внешних врагах: у страны достаточно возможностей и сил, чтобы уничтожить Иран и с ним еще полмира. Главная его беда – внутренние неувязки. Вместо того, чтобы вешать убийц, их отпускают или обменивают на трупы. Поселения превращены в гетто, где нельзя вселиться даже в тобой же построенный дом. Закон, который должен защищать, на самом деле превращается в судебное обвинение. Легче открыть вторую Америку, чем навести порядок в собственной стране. Но наводить порядок все равно придется. Вопрос лишь в том, кто способен это сделать?