ЕВРОПА «ПОД ГАЗОМ»

Борис Альтнер

Из-за резкого падения цены нефти на мировом рынке в скором времени должна также ощутимо снизиться стоимость газа. В этих условиях многие аналитики прогнозируют не позже февраля будущего года «газовую войну» между крупнейшим газовым монополистом, российской компанией «Газпром», и европейскими фирмами-покупателями. Неожиданно союзником российского концерна в этой битве титанов может оказаться… украинское правительство.

Как известно, такого понятия, как мировой рынок природного газа, на свете не существует. Стоимость газа привязана к стоимости нефти и колеблется вместе с колебаниями «генеральной линии» – цены нефти-сырца. А цена эта после небывалого летнего взлета вот уже который месяц стремительно падает вниз: к примеру, 2 недели назад цена декабрьских фьючерсов на Нью-Йоркской товарно-сырьевой бирже опустилась до 40 долларов США за баррель, что составляет абсолютный минимум за минувшие три года. Обычно корректировка цены на газ происходит примерно через 6-9 месяцев после повышения или снижения цены на нефть – таким образом, на зимний период должен прийтись пик стоимости газа, поставляемого «Газпромом» в Евросоюз и страны бывшего СССР, в то время как снижение цены должно произойти будущим летом. Традиционно, эта компания продает топливо, исходя из долгосрочных контрактов, в которых фиксируется средняя цена – так что продавец и покупатели имеют возможность поторговаться в некоторых пределах, предусмотренных колебаниями среднего показателя. И именно вокруг этой опции в данный момент стали происходить странные маневры, за которыми со все возрастающей тревогой наблюдает Европа.

Ряд европейских финансовых экспертов и специалистов в области энергетики всерьез предполагают, что «Газпром» готовится к «газовой войне», которая должна разразиться не позднее февраля 2009 года. Цель ее – избежать потери больших газовых денег, которые сейчас, согласно формуле в долгосрочных контрактах с Германией на поставки газа, окажутся под угрозой стремительного уменьшения к лету. Примечательно, что союзницей России в этом конфликте вполне может выступить украинское правительство, возглавляемое Юлией Тимошенко. Может быть, «леди Ю», известной своими, мягко говоря, проблемами в общении с российскими официальными представителями, и не хотелось бы воевать против Запада, но складывающаяся в данный момент ситуация может недвусмысленно подтолкнуть ее к поддержке российского газового гиганта. Впрочем, в данном случае Украина является всего лишь неким «вентилем», инструментом регулирования давления газа в трубе, ведущей в Европу. Каковы же интересы Украины в этом раскладе? Во-первых, цена на тот газ, который она покупает у России. Согласно договоренности Владимира Путина и Юлии Тимошенко, до 2012 года Киев может покупать газ по европейским ценам минус определенная скидка. В этом отношении Украине было бы выгодно, если бы цены на газ для Европы упали – соответственно, упала бы цена и на «голубое топливо» для украинских покупателей. Однако это лишь первый, поверхностный слой проблемы. Главным вопросом для украинцев остается даже не газовый: больше всего их интересует, укрепится или ослабеет курс их национальной валюты, гривны. Существуют две мощные противоборствующие группировки, играющие, соответственно, на повышение и на понижение. Промышленное лобби, возглавляемое известным донецким олигархом, владельцем компании System Management Capital Ринатом Ахметовым, добивается дешевой гривны: его корпорация работает, в основном, на экспорт, и чем слабее гривна – тем ощутимее его доход. Компании с Западной Украины, поддерживаемые президентом Виктором Ющенко и партией «Наша Украина», наоборот, стараются добиться крепкой гривны – они кровно заинтересованы в стабильности сбережений жителей Украины, как в основе их политической лояльности. Между этими двумя группами стоит премьер-министр Юлия Тимошенко: колебания курса ее, по большому счету, не интересуют, так как не влияют напрямую на ее позицию. Это значит, что госпожа премьер может предложить свою поддержку любой из сторон – естественно, сначала хорошенько поторговавшись.

В последние недели складывается впечатление, что Тимошенко решила поддержать «донецких» – а в обмен получить поддержку Ахметова на предстоящих президентских выборах. По некоторым косвенным данным, можно предположить, что в октябре она также заручилась поддержкой Владимира Путина – российское правительство традиционно склоняется в сторону Восточной Украины. Однако российский премьер, как истинный прагматик, не склонен оказывать поддержку просто так, за пару добрых слов, сказанных в адрес потенциального украинского союзника. Подобное Россия уже проходила, поставив на «пророссийского» Виктора Януковича – и проиграв. Так что «благословение» российского премьера вполне может быть обусловлено требованием совершить некие действия по обеспечению успешной кампании «Газпрома» против Европы. По большому счету, ни у одной из двух группировок в данном случае нет свободы выбора: их позиции жестко детерминированы. Выбор существует между проевропейским и пророссийским путями развития экономики страны. У каждого из этих путей имеются преимущества и недостатки, но, поддержав один из них, как Ющенко, так и донецкая бизнес-группировка уже не могут свернуть с намеченного пути. Дешевая гривна – это Россия, «азиатчина», возвращение в СНГ. Дорогая гривна – это европейские ценности, путь в ЕС и в НАТО. Третьего не дано. И лишь у Юлии Тимошенко осталось некое пространство для маневра. А украинский премьер – женщина, как известно, отличающаяся поразительной политической изворотливостью.

Похоже, в данный момент она склоняется именно в сторону России, попытавшись минувшей осенью сказать свое слово в «войне миров» с Западом. Если это в самом деле так – то у Украины зимой вполне может оказаться дешевый российский газ (и это, естественно, будет поставлено в заслугу Юлии Тимошенко, что повысит ее шансы на президентских выборах), а вместо этого перебои с поставками газа вполне может ожидать Германия. Целью «технических неполадок», «временных трудностей» и прочих форс-мажоров станет попытка добиться фиксации стоимости поставок природного газа в Европу и не допустить ее падения к лету. Для этого России необходимо переписать заключенные сроком на 25 лет контракты. Например, перекроить пункт, регулирующий, в какой момент газ переходит из рук «РосУкрЭнерго» или RUE (совместное с Украиной предприятие “Газпрома», компания-посредник) в руки главного немецкого покупателя, компании BASF AG. «Газпром» давно уже добивается от немецкой стороны, чтобы его допустили к конечному потребителю – ведь тогда падение цен на нефть может быть компенсировано тем, что российская маржа будет формироваться непосредственно в Германии. С января Европа будет получать российский газ по цене 500 евро за тысячу кубометров. BASF, согласно контракту, получает его по 200 евро – то есть, перепродает в распределительные сети, получая 150% прибыли, 300 евро. Если «Газпрому» удастся «пристыковаться» к распределению – немецким оптовым покупателям придется сильно потесниться, и какая-то часть их прибыли попадет в карман российского гиганта. Грубо говоря, «Газпром» желает заполучить долю активов немецких оптовых компаний-покупателей, причем неважно, каким образом эта доля будет контролироваться – напрямую или через RUE. Немцы же, в свою очередь, желают, в худшем случае, сохранения своих прибылей, а в лучшем – снижения стоимости российского газа без существенного снижения цен, по которым этот газ поступает в распределительные сети – то есть, увеличения своей, и без того гигантской, маржи.

Теоретически, у России, как у основного поставщика, есть все шансы добиться того, чтобы «на входе» у немецких концернов оказалось не 200 евро, а, скажем, 400. Объединившись с крупнейшим европейским транзитером, Украиной, этого вполне можно добиться. Если «технические неполадки» не произойдут у российской стороны – они вполне могут произойти у украинской, а результат один – перебои с поставками газа в Европу, недопоставка по независящим причинам, ремонт трубы… У Юлии Тимошенко есть все основания пойти на такой шаг: в конце концов, до сих пор Европа Украину в «газовых играх» вообще игнорировала. «Мы платим за транзит – чего же вам еще?» – спрашивают европейцы у украинского правительства, и далее этого вопроса переговоры не идут. А у России есть и кнут, и пряник: с одной стороны, обещание обеспечить дешевый газ беднейшему населению юга Украины, с другой – грозные заявления Путина о том, что «бесплатных товаров не бывает, надо платить!». Тимошенко и хотела бы переориентировать украинскую промышленность на Европу – да вот Европа этого, похоже, не хочет. В качестве объекта аутсорсинга европейцы с большим удовольствием выбирают Малайзию, Бразилию и Бангладеш – тамошний рынок труда гораздо дешевле, чем украинский. Украинцы не готовы довольствоваться пресловутой чашкой риса в день – им, как минимум, требуется еще хороший шмат сала плюс европейские ценности, а это для европейских фирм уже дорого. Поэтому Тимошенко вполне может видеть выгоду в торговом союзе с Россией, в качестве бесплатного бонуса получая возможность показать заносчивым европейцам фигу в кармане.

Юридически, позиция Евросоюза и, в частности, Германии совершенно прозрачна и неуязвима: есть контракты, заключенные на 25 лет, и их следует выполнять. Но в последнее время представители «Газпрома» заговорили об этих контрактах как-то уж очень уклончиво: мол, помилуйте, какие там договоры, кризис на дворе, овес нынче дорог… Глава «Газпрома» Алексей Миллер вообще заявляет во всеуслышание, что время дешевого газа, мол, прошло. А ведь на самом деле, согласно именно этим договоренностям, оно только-только наступает. Таким образом, единственный способ для «Газпрома» не потерять деньги на удешевлении энергоресурсов – это начать «торговую войну». У нефтяных компаний, поставляющих российскую нефть в Европу, в этом отношении все куда проще, рынок более свободный. А у газового концерна этого рынка официально вообще нет – так что и выбор действий ограничен.

Впрочем, основная проблема заключается в том, что у «Газпрома», даже учитывая возможную поддержку Украины, есть все шансы эту войну проиграть. Еще до того как разразился кризис, Игорь Сечин выступил с заявлением о том, что надо реструктурировать газовую монополию по принципу, который предлагал еще Герман Греф – а именно, разбить ее на несколько компаний: добыча, логистика, оптовые поставки. Примерно так же, как разделили РАО «ЕЭС России». Плюс, имеется проект объединения транспортной системы всей нефтегазовой отрасли России в некую единую транспортную компанию в которой сольются «Транснефть», «Транснефтепродукт» плюс транспортные структуры «Газпрома». Так уже сделано в Казахстане, где газовые сети давно обособлены от добычи. Самому «Газпрому» это также пошло бы на пользу – правда, для этого следует вывести за скобки тот факт, что российский президент Дмитрий Медведев является акционером «Газпрома». А захочет ли он выводиться за скобки – это, как говорится, «вопрос на миллион».

Европейские же концерны в своих устремлениях едины и, как уже упоминалось, с юридической точки зрения их позиции неуязвимы. Деньги и технологии «Газпрома» «играют», в основном, на немецком и британском рынках и его заинтересованность в газопроводе «Северный поток» по-прежнему выше заинтересованности европейских партнеров. Без российского газа Европа хоть и с немалыми убытками, но обойтись может, а угрозы «продавать Китаю» вряд ли кто-то воспримет всерьез, учитывая неконвертируемость юаня и те цены, по которым китайцы готовы «купить в подарок» хоть весь российский газ, сколько его есть. Европа потеряет один либо полтора процента совокупного ВВП в год, но «Северный поток» так и останется нереализованным, к вящему удовольствию поляков и прибалтов. Тем временем, Турция и Туркменистан вовсю обсуждают строительство альтернативного газопровода по дну Каспия – с европейского благословения и с европейскими деньгами эта идея вполне может «выстрелить» в ближайшем будущем. Туркменский и иранский газ пойдет в Европу в обход России, и цена на него окажется еще более дешевой, чем та, которая должна быть установлена через полгода, согласно договорам, заключенным с «Газпромом». Ну что ж, в случае поражения российский газовый гигант получит «утешительный приз» – украинского премьер-министра Юлию Тимошенко. Остается решить вопрос – она того стоит?