В ПЛЕНУ ЗАБЛУЖДЕНИЙ

Михаил Портнов

Сначала, как водится, новость хорошая: продолжительность жизни в США растет, что всех нас так или иначе тоже касается. Сто лет назад в 1900 году средняя продолжительность жизни американца составляла 47 лет. В 1937 году, когда была принята государственная система социального страхования (Social Security), согласно которой пенсионный возраст был определен в 65 лет, средняя продолжительность жизни составляла уже 62 года. К 1998 году она доросла до 76.6 лет и, согласно прогнозам, в 2030 году достигнет 81 года.

А вот и другая статистика на ту же тему:

• в 1900 году граждане старше 65 лет составляли 4.2% населения. В 1940 – 7.3%,. В 1980 году – 11.2%. А к 2020 году их доля дорастет до 16% от общей численности населения.

• Самая быстрорастущая возрастная группа в стране – это люди старше 85 лет.

• Ожидается, что к 2030 году количество американцев старше 100 лет превысит 1 миллион.

Плохая же новость в том, что появилась новая угроза финансовому благополучию будущих пенсионеров. Большинство людей, с которыми мне довелось говорить на эту тему, услышав словосочетание Long Term Care или сокращенно LTC, сразу думают о nursing home (я прошу прощения за использования английских терминов – не смог подобрать адекватный русский перевод), где люди находятся день и ночь под присмотром медицинского персонала. Это не вполне верно.

При наличии проблем, связанных в выполнением повседневных видов жизнедеятельности (activities of daily living – мыться, одеваться, принимать пищу, передвигаться, ходить в туалет), человек может получать уход непосредственно на дому. Это самая распространенная форма long term care на сегодня. На нее, приходится 65% общего объема услуг.

Есть более интенсивная форма LTC, когда люди живут в своего рода “общежитии”, где они имеют отдельные комнаты или квартиры. Там же есть столовая, постоянно дежурит медсестра, а иногда и врач. Такая форма помощи (assisted living) нужна людям, которым недостаточно помощи на дому, но уровень опеки, обеспечиваемый в nursing home, будет чересчур ограничивать их активность.

Есть и такая форма как Adult Day Care – так называемые “садики” для пожилых людей, куда они приходят в течение дня и могут как потусоваться, так и побыть под присмотром квалифицированного персонала.

Доля nursing home в общем объеме услуг долговременного ухода составляет 18%. Тем не менее, в возрасте 65 лет шанс на какой-то срок оказаться в этом учреждении близок к 50%. Половина людей, оказавшихся в nursing home, проведет там в среднем два с половиной года. А шанс на необходимость long term care, в хотя бы одной из его многих форм, у 65-летнего человека составляет 70%.

Сколько стоит этот «пароход»? Или во что обходится долговременный уход? В среднем по стране проживание в nursing home стоит в районе 50 тысяч в год и по прогнозам через 30 лет превысит 190 тысяч в год. Стоимость сильно зависит от штата и от уровня услуг. В городах цены выше, чем в сельской местности. В Калифорнии цены не самые высокие, но выше, чем во многих других штатах. Помимо стоимости услуг в расчете на один год, зачастую цены приводят за месяц или за один день. Например, если в год услуги обойдутся в 50 тысяч, то в месячном исчислении мы говорим о сумме в ,200 или около 130-140 долларов в день.

Но, как мы уже знаем, долговременный уход не ограничивается nursing home. А как с ценами на другие услуги? В 2000 году средняя цена проживания в “общежитии с уходом” (assisted living facility) по стране составляла .300. К 2030 году ожидается увеличение цены до 9.300. Уход на дому в среднем по стране на 2000 год стоил .000 в год или долларов в час из расчета 5 часов в день, пять дней в неделю. Ожидаемая цена в 2030 году – .000 в год.

Одно из наиболее массовых наших заблуждений в том, что в старости услуги по долговременному уходу оплатит Медикер или Медикейд. Начнем с Медикейда. Эта страховка доступна только очень бедным людям. Всем остальным сначала нужно стать бедными, чтобы его получить. Собственно, тем, кто, и работая, живет на уровне близком к обеспечиваемому социальными пособиями, беспокоиться совершенно не о чем.

Медикер поможет только тем, кто старше 65 лет либо находится на инвалидности. Эта страховка частично (до 100 дней) покрывает квалифицированный медицинский уход (skilled nursing care) и только в случае, когда ему предшествует лечение в госпитале. Наиболее востребованная форма ухода – Custodial Care, Медикером не оплачивается.

Специалисты по финансовому планированию считают расходы на услуги по долговременному уходу самым главным фактором риска – легко и очень быстро пенсионер может оказаться на старости лет в нищете. Еще раз повторюсь – это не риск для тех, кто получает SSI. Это риск для тех, кто много лет работал, откладывал деньги на старость, и рассчитывал на некоторое материальное благополучие.

Это риск подавляющего большинства американцев и тех эмигрантов, кто приехал достаточно молодым чтобы думать об обеспеченной старости. Считается, что 50% семейных пар и 70% одиночек будут разорены в течение одного года после попадания в nursing home. Не про нас будь сказано, но средний бэбибумер имеет пенсионных сбережений всего-навсего 30 тысяч долларов, рассчитывая, надо полагать, на поддержку системы социального страхования.

Есть еще один аспект. В интернете я наткнулся на дискуссию. Мужчина предпенсионного возраста рассказал, что он все свое имущество перекидывает в траст и планирует получить Медикейд. Он спрашивал, не просчитался ли и нет ли где какого подвоха. Ему отвечали специалисты по пенсионному планированию, говорившие массу интересных вещей, но был один, который мне очень запомнился. “Не слушай никого, – сказал он. – Просто потрать день и сходи в пару таких учреждений на экскурсию. Один выбери из тех, что принимают Медикейд, а другой частный, где его не принимают. Сразу поймешь где может быть подвох. И все вопросы сами собой отпадут”. Надо сказать, что совет более чем разумный. С этого надо начинать, и пока не побываете в том и другом воздержитесь от надежд на Медикейд.

Еще 20-30 лет назад практически 100% долговременного ухода обеспечивались членами семьи – супругами, детьми, в крайнем случае наемными работниками. Но ситуация резко изменилась за несколько последних десятилетий. Во-первых, продолжительность жизни сильно выросла, а значит и усилия на долговременный уход тоже растут. Во-вторых, женщины пошли работать и не сидят больше дома, присматривая за детьми и стариками. В третьих, дети зачастую живут в другом конце страны. Но даже если они живут рядом, то реальность такова, что по “старомодной схеме” за 90-летним мужчиной должна ухаживать либо его 87-летняя жена (дай Б-г, чтобы она была жива и в состоянии это делать), либо семидесятилетние дети. Будем реалистами и скажем, что всерьез рассчитывать на такой вариант особо не приходится.

От расходов на случай долговременного ухода можно купить страховку, но тут есть одна тонкость. Если сегодня за год в nursing home надо заплатить 50 тысяч, то через 30 лет эта цена прогнозируется в районе 200 тысяч в год. А страховка имеет максимум покрытия. Например, вполне приличная страховка сегодня имеет ограничение 200 долларов в день, покрывая годовой расход в 73 тысячи. Значит, остальные 120 тысяч в год через тридцать лет придется докладывать из кармана. Специалисты по пенсионному планированию считают, что страховка на случай LTC должна учитывать рост стоимости обслуживания. Можно купить и такую тоже, есть такие покрытия, но платить придется, заметно больше.

С точки зрения защиты человека от грядущих неприятностей в стране есть серьезный перекос. Из тысячи человек 5 столкнутся с пожаром в доме (средний убыток – ,428), 70 окажутся в автомобильной аварии (средний убыток – ,000), 600 получат в той или иной форме долговременный уход (средняя цена свыше ,000 в год).

Несмотря на это, людей, застрахованных на случай долговременного ухода, гораздо меньше, чем на случай пожара. Да это и понятно. Сегодня проблема оплаты услуг по долговременному уходу еще не имеет той остроты, которая будет сопровождать выход на пенсию бэбибумеров – 76 миллионов человек, родившиеся в период с 1946 по 1964 год. А вот и другой фактор – по данным опроса, проведенного Институтом Гэллапа, 76% американцев верят, что никогда ни в какой форме не будут нуждаться в продолжительном уходе.

Отношение к страхованию недавних эмигрантов сильно отличается от традиционно американского. Мы покупаем страховку на наш первый автомобиль потому, что этого требует закон. Мы покупаем страховку на дом, потому что без такой страховки банк не одолжит денег на его покупку. Мы страхуем жизнь на случай смерти на сумму мортгиджа, потому что нас напугал страховой агент – “А что если один из вас, упаси Б-г, погибнет и второму придется продать дом, ибо платить за него он не может?”. Но мы – народ бесстрашный и запугал он этим далеко не всех.

Как вообще относительно свежий иммигрант может планировать свою жизнь и свои финансы даже на 10 лет вперед? А что, американец разве может? Вот я здесь уже 12 лет и имею счастье переживать вторую рецессию. Первая более-менее закончилась 6-7 лет назад и вторая уже два года как все планы перечеркивает. Что планировать-то в таких условиях?

Тут нет рецепта и нет общего ответа. Каждый сам для себя решает как поступать и что делать, да и делать ли что-то вообще. Во всяком случае, лучше знать о возможных проблемах и сознательно выработать отношение к ним и возможные пути отступления, чем неожиданно с ними столкнуться через 20-30-40 лет и очень удивиться.

Кому по карману страхование LTC? 61% людей, приобретающих страховку на случай долговременного ухода, имеют годовой доход, не превышающий 35 тысяч долларов. Это не удивительно, так как люди небогатые имеют меньше резервов и больше подвержены риску разорения. Государство, со своей стороны, поощряет граждан к “самообороне” путем налоговых льгот – затраты на полис при определенных условиях списываются с налогов. Средней руки страховка, выплачиваемая на протяжении десятилетий, стоит меньше, чем один год пребывания в nursing home. Но, как и цена многих других страховых полисов, стоимость защиты на случай долговременного ухода зависит от возраста человека, его состояния здоровья и качества покрытия. Страховка, купленная в возрасте 50 лет, в полтора раза дороже, чем купленная в сорок. Это если состояние здоровья не ухудшилось. А если возникли проблемы с диабетом, холестеролом, сердцем, желудком, почками и т.д., то о полуторакратном увеличении можете и не мечтать. Можно купить страховку и в 80 лет. Но месячные платежи будут в 10 раз больше, чем у пятидесятилетнего. Еще один важный аспект: с 1970 года стоимость медицинского обслуживания в стране росла на 4.6-6% быстрее, чем инфляция. А стоимость страхования долговременного ухода растет на 7-8% в год.