ЕС: ВВЕРХ ПО ЛЕСТНИЦЕ, ВЕДУЩЕЙ ВНИЗ?

Борис Альтнер

На исходе каждого года, подводя его итоги, многие европейские газеты традиционно пытаются выстроить прогноз: что ждет их страны и Европу в целом в будущем, 2009 году?

Upstears down или «Вверх по лестнице, ведущей вниз» – эти слова довольно точно описывают общий тон большинства этих прогнозов. Какими бы ни были планы, которые строили европейские страны в 2008 году, в них вмешался целый ряд факторов, которые не предусмотрел совершенно никто. Для начала есть смысл рассмотреть внутриполитическую ситуацию в ЕС: для нее таковыми факторами стали два момента: провал ирландского референдума по новому Базовому договору Евросоюза (т. н. Лиссабонский договор), а также все более усиливающийся бельгийский конфликт. И тот, и другой факторы явно и недвусмысленно служат центробежным процессам внутри Европы. По общему мнению, Евросоюзу жизненно необходимы реформы, заложенные сначала в тексте проваленной Евроконституции, а теперь – в тексте Лиссабонского договора. В данный момент система управления ЕС бюрократизирована донельзя, многие важные учреждения обладают исключительно совещательным голосом (например, основа любой демократии, парламент), а многие – дублируют друг друга (например, ведомство еврокомиссара иностранных дел и ведомство уполномоченного ЕС по иностранным делам), постоянно вступая друг с другом в конфликты. Все это, естественно, раздражает европейцев и отнимает огромное количество сил и денег. Но вот парадокс: французы и голландцы голосовали против Евроконституции, а ирландцы – против ратификации Лиссабонского соглашения… выражая свой протест против бюрократической системы ЕС. Никто не удосужился растолковать им, что простой и ясный, насколько это возможно в юридических документах, текст обоих документов написан именно для того, чтобы «разгрести» бюрократические завалы Европы. Так что неудивительно, что минувшие полгода европейские лидеры потратили на лихорадочную разъяснительную работу среди четырех миллионов строптивых ирландцев – а точнее, среди их лидеров. Последние оказались весьма сговорчивыми: выторговав положение о том, что в Еврокомиссии по-прежнему будет представлена каждая страна, сколько бы их ни было в будущем, они милостиво согласились, по сути, на юридическую подтасовку: референдум в Ирландии будет проведен повторно. Можно предположить, что в случае, если ирландцы провалят его опять – его будут проводить раз за разом, пока не добьются нужного результата.

Бельгийские неурядицы, как это ни прискорбно, несут в себе еще большую опасность для Евросоюза, чем ирландское «нет» Лиссабонскому договору. Проблема заключается в возможности создания опаснейшего прецедента, которого история ЕС не знала со дня его появления на свет. Бывали случаи, когда европейские государства присоединялись к Евросоюзу «по частям» – к примеру, после «мягкого развода» Чехословакии обе страны, Чехия и Словакия, нашли дорогу в Сообщество, а продолжающийся по сей день распад Югославии порождает все новых и новых кандидатов в ЕС. Тем не менее, никогда еще государство-член Евросоюза не распадалось. А Бельгия в этом отношении вообще – особый случай: одна из шести стран, основавших Евросоюз, да еще и давшая ЕС столицу, Брюссель. Если это маленькое королевство развалится на две части, валлонскую и фламандскую, имиджу единой Европы будет нанесен непоправимый ущерб. К сожалению, если ирландцев вроде бы удалось уговорить, посулив им преференции, то конфликтующие друг с другом бельгийцы попросту никого не слышат, поглощенные внутренними неурядицами. Будущий год станет для Бельгии решающим: если в стране по итогам выборов удастся создать правительство национального согласия – есть шанс решить все существующие конфликты мирно. В конце концов, радикально настроенные представители как фламандцев, так и валлонов постепенно теряют завоеванные ими в минувшие годы позиции уже просто потому, что крикуны могут зажечь толпу, но не могут удержать ее внимание на длительный срок. Если их лозунги не выльются в действия – весь сепаратистский запал с обеих сторон, скорее всего, попросту пропадет. Тем не менее, как руководство ЕС, так и страны-члены Евросоюза в данном случае оказываются совершенно беспомощны: весь этот конфликт – внутреннее дело Бельгии и у соседей нет никаких юридических прав в него вмешиваться. Если бы Лиссабонский договор вступил в действие – таковые предпосылки, в ограниченном объеме, появились бы, однако может так статься, что Европа попросту не успеет. К чему может привести подобный прецедент – думать неприятно: ЕС, как экономическое и политическое образование, вряд ли перестанет существовать, однако внутри его стран может усилиться национальный сепаратизм, который приведет к неустойчивости всей европейской системы. Впрочем, не стоило бы завершать политический прогноз на столь печальной ноте: есть смысл отметить и еще одно событие, ранее в европейской истории не случавшееся – первую совместную военно-морскую операцию ЕС у берегов Сомали. Операция «Аталанта» была разработана и запущена в действие в рекордно короткие сроки даже по меркам НАТО, а уж для руководителей Евросоюза, привыкших спорить до хрипоты по поводу каждой запятой, подобная скорость принятия решения равна субсветовой. Похоже, сомалийским пиратам удалось то, что не удавалось поколениям европейских политиков: сплотить Европу и дать ей возможность почувствовать себя единым целым. Для этого всего лишь понадобилось два фактора: угроза экономическим интересам европейцев и общий враг, не слишком грозный, чтобы его всерьез опасаться, как СССР или исламских террористов, но и не слишком слабый, чтобы от него попросту отмахиваться.

От ситуации политической – к ситуации экономической. Здесь была бы уместна иная цитата, на этот раз – из знаменитого монолога Гамлета: «Так погибают замыслы, с размахом вначале обещавшие успех». Еще полгода назад в Европе царило экономическое процветание: несмотря на дороговизну нефти, а также продуктов питания, темпы развития экономик стран ЕС намного превышали показатели прошлых лет. Все это в одночасье рухнуло: разразился мировой финансовый кризис, и солидные экономисты, проспавшие его начало, стали соревноваться меж собой в построении мрачных картин ближайшего будущего. И опять Европа не торопится проявлять единство в преодолении кризиса, плавно перешедшего из финансового в экономический. Каждая страна старается преодолеть его на свой лад: те, кто послабее, ищут защиты у тех, кто посильнее – но у сильных экономик ЕС накопилось множество собственных проблем, чтобы успевать решать еще и чужие. Англичане, более других пострадавшие, взывают о помощи к ЕС – но если на кредит маленькой Исландии, учитывая политические причины и внезапно проявившееся желание этой страны вступить в Евросоюз, у европейцев денег еще хватило, то «вбивать» сотни миллиардов евро в спасение Великобритании никто не торопится. Не из-за какой-то неприязни к британцам, а из-за простого соображения: «Отдадим чужим – себе не хватит». Вслед за британцами терпят бедствие страны, тесно связанные с экономикой Соединенного Королевства: Ирландия, Кипр, Литва, Мальта. Кто поможет им?

Французы, пользуясь завоеванным их президентом Николя Саркози правом «ослабления» (а точнее, временной отмены) Европейского пакта о стабильности, лихорадочно влезают в долги. Это стабилизирует их ситуацию, однако перекладывает груз ответственности на плечи будущих поколений: классический способ решать проблемы, бесперспективность которого доказал нынешний финансовый кризис, начавшийся с США. Тем не менее, Францию это не беспокоит: главное – разобраться с текущими делами, а о стратегии можно будет подумать потом.

Наиболее стабильна обстановка в Германии: правительство Ангелы Меркель в последние годы очень жестко обращалось с налоговым законодательством, что несколько ограничивало возможность заработка для банкиров и промышленников (и за что канцлера не раз и не два критиковали и те, и другие), но создало стране определенную «жировую прослойку». Она позволяет теперь не только надеяться на пресловутый «свет в конце тоннеля», но и даже помогать некоторым европейским странам, в которых немецкие интересы особенно сильны: Польше, Чехии, Латвии, Словакии и Словении. Интересно, что финансовые накопления, сделанные немецким государством и бундесбюргерами в «жирные годы», привели к интересному парадоксу: потребительская конъюнктура в стране не только не снизилась, но даже усилилась по сравнению с прошлыми месяцами. У немцев, в отличие от многих, по-прежнему есть деньги, чтобы их тратить – а раз так, то иностранные производители, как товаров, так и услуг, весьма заинтересованы в немецком рынке. В своих странах они уже отчаялись завлечь покупателей – у тех попросту нечего тратить, так что немецкие телеканалы отмечают резко возросшее количество заказов на рекламу иностранных продуктов. Интересно, что в этой массе все заметнее доля российских предложений – похоже, российские производители также сообразили, «где деньги лежат».

Немецкий «локомотив» по-прежнему в состоянии вытащить на себе из кризиса Евросоюз – однако ценой такого спасения будет непомерное, по мнению французов и англичан, усиление немецкого влияния в ЕС. Именно поэтому та же Великобритания, готовая в данный момент обратиться за помощью хоть к Господу, хоть к дьяволу, не готова принять помощь от немцев. Вернее, готова – но исключительно на собственных условиях, сформулированных Гордоном Брауном месяц назад. С дипломатического языка их можно перевести примерно, как «отдайте нам ваш запас, а уж мы им распорядимся». На подобное Германия вряд ли согласится. Тем не менее, факт остается фактом: ФРГ в условиях кризиса оказывает стабилизирующее влияние на Европу и позволяет надеяться на преодоление экономической рецессии уже к 2010 году. Однако 2009 год будет для ЕС очень тяжелым. Большинство экспертов предсказывают, что пик кризиса придется на июнь-июль будущего года. Общий прогноз: если Европа «вытянет» будущий год – дальше будет легче.

И еще один прогноз, в котором сходятся многие европейские «пророки» – от гадалок и предсказателей до бульварной прессы. Коллайдер починят и запустят. И тогда наступит Большой Взрыв, после которого нас вряд ли будут интересовать такие мелочи, как финансовый кризис или международный терроризм. Впрочем, к данному прогнозу не следует относиться слишком серьезно: не забывайте, что в большинстве стран ЕС действует европейское предписание о том, что ясновидящие и гадалки, предлагающие свой «продукт» доверчивым клиентам, обязаны указывать, что их предсказания служат исключительно для развлечения почтеннейшей публики. С Новым годом!