НАХОДКИ ДЛЯ ШПИОНОВ

Борис Альтнер

Ура-патриоты могут радоваться: Россия наконец-то вышла на первое место в мировом рейтинге, и это признали все без исключения страны Запада. Правда, первым призом пришлось поделиться с Китаем, но факт остается фактом: обе упомянутые страны являются мировыми лидерами… по объему промышленного шпионажа.

Совсем недавно немецкую публику потрясла история некоего баварского инженера Вернера Г. Он был сотрудником крупнейшего в мире концерна-производителя гражданских вертолетов Eurocopter – эта фирма является «дочкой» авиакосмического гиганта EADS. Через одного приятеля Вернер познакомился с замечательным русским парнем по имени Владимир. Произошло это в тот момент, когда немецкий инженер с группой коллег находился в Москве, и новый знакомый поспешил продемонстрировать баварцу всю широту русской гостеприимной души: дача, водка, икра – все это как будто спрыгнуло с некоей лубочной картинки, отражающей представления европейцев о жизни богатых «новых русских». В «ассортименте» не были забыты ни баня, ни охота, ни ночные клубы – и конечно же, в изобилии имелись русские красавицы, с радостью соглашающие разделить постель с заскучавшем вдали от семьи и Родины немцем. Впрочем, и семью новый друг не забыл: «бабе – цветы, детям – мороженое» – это лишь весьма неполный перечень тех знаков внимания, которыми осыпал русский Владимир супругу и отпрысков своего баварского друга. Вернер Г. превратился в искреннего поклонника всего русского и пребывал в твердом убеждении, что настоящие друзья живут в Москве.

И уж, конечно, смешно было бы отказать такому замечательному другу, занимающему, кстати, пост руководителя отдела в системе «Роскосмоса», в сущей безделице: поделиться с любознательным русским несколькими чертежами нового грузового вертолета родной компании. Тем более, что тягу к знаниям Владимир проявлял не за «спасибо», а за вполне приличную сумму – 13 тысяч евро. О том, что торговать секретами работодателей нехорошо, инженер Вернер догадывался, однако утешал себя соображениями о том, что ничего такого особо страшного он своему русскому другу не раскрыл – в конце концов, российские вертолеты тоже вполне себе ничего, так что вряд ли Владимир почерпнул из купленных чертежей что-нибудь новенькое. Тем не менее, когда «московский гость» вновь постучал в его дверь и предложил уже за гораздо большую сумму добыть техническую документацию другого вертолета, а именно – боевого «Тигра» новой модели, Вернер Г. запаниковал. Впрочем, ни к какому решению он прийти так и не успел: едва ли не сразу после разговора с Владимиром Вернер удостоился еще одного визита – на этот раз к нему пришли сотрудники баварской Генпрокуратуры. Тюремного заключения по обвинению в «агентской деятельности в пользу иностранных секретных служб» он избежал лишь потому, что «раскололся» вдоль и поперек, сдав следователям и Владимира, и своего приятеля, познакомившего его с русским другом, и всех, кто был или мог быть причастным к этому шпионскому детективу. Теперь Вернер Г. – свободный, безработный и очень испуганный человек: ежедневно и еженощно он боится мести бывших друзей, обещавших на прощание силовыми методами добыть из его детей скормленное им мороженое.

История эта, конечно же, вполне в состоянии позабавить охочую до триллеров немецкую публику, однако выводы Федерального ведомства защиты Конституции ФРГ (так в Германии называется гражданская контрразведка) гораздо более сухи и однозначны: Россия является главным игроком на поле промышленного шпионажа в Европе, причем именно Германия является приоритетным объектом деятельности российских шпионов. Промышленный шпионаж «из рук в руки» – казалось бы, настоящий анахронизм в наш век троянских вирусов и телефонных «прослушек»? Вовсе нет. Напротив – абсолютное большинство экспертов по-прежнему убеждено, что именно такие, «устаревшие» методы добычи секретной информации и являются наиболее эффективными. «Те, кто полагают, что конкурента можно «вычислить» исключительно технологическими методами, глубоко ошибаются», – заявляет один из ведущих немецких специалистов в области защиты от промышленного шпионажа, руководитель мюнхенской фирмы безопасности Prevent Торстен Меллес. Бывший полицейский-контрразведчик уверен: три четверти всего объема украденных секретных сведений добываются именно путем «разработки» сотрудников соответствующих компаний. На этом поприще особо умелыми считаются бывшие агенты советских спецслужб. «Многие их них профессионально специализируются на анализе потенциальных агентов, на распознавании их зависимостей, на внедрении вредных привычек и «привязке» к ним, – утверждает Торстен Меллес, – они играют на человеческих слабостях, выискивают тех, кто готов «оступиться» – кто недоволен своей фирмой? Кто нелоялен? Кто испытывает финансовые затруднения?».

Однако как же фирма может противостоять столь незаметным и искусным методам? Меллес дает один-единственный ответ: хорошо обращаться со своими работниками. «Инвестируйте деньги в сотрудников, оберегайте их от превратностей конъюнктуры, поддерживайте их – и они будут устойчивы к внешним воздействиям. Это – лучшая защита для предприятия». Добрый совет, трудновыполнимый, к сожалению, на практике, ибо недовольные будут всегда. Тем не менее, иного рецепта, по мнению Торстена Меллеса, в число клиентов которого, между прочим, входят компании из первой десятки франкфуртского биржевого рейтинга DAX, попросту не существует. «Международная конкуренция, темп работы, ориентированность на успех – все это катастрофически снижает порог восприимчивости менеджеров фирм, имеющих прямой доступ к секретной информации», – предупреждает он.

При этом сотрудники государственных спецслужб стран Западной Европы утверждают, что 80% технического «ноу-хау» вполне можно добыть и без всех этих ухищрений, попросту регулярно и внимательно прочитывая открытые источники информации. «Из оставшихся 20% информации, которые являются внутренними сведениями фирмы, лишь примерно пять процентов представляют собой реальное ноу-хау, которое обеспечивает компании преимущество перед конкурентами», – считает эксперт Федерального агентства по защите Конституции ФРГ Герберт Куррек. Чтобы добраться до этой информации, спецслужбы и рассчитывают на «человеческий фактор», причем до сих пор эти расчеты, как правило, оправдываются. Так недавно ведущий сотрудник некоей компании по производству бытовой химии из окрестностей Гамбурга насмерть влюбился в луноликую красавицу-китаянку и вместо букета цветов или золотого браслета с бриллиантами, подарил ей иную «драгоценность» – секретную рецептуру нескольких лаков и красок своей фирмы. Увы, его роман на этом и закончился: ветреная красотка из Поднебесной упорхнула кружить головы другим высокопоставленным работникам, а работодатель влюбленного менеджера оказался на грани банкротства, потому что отныне некое китайское государственное предприятие выпускает его лаки и краски и торгует ими по всему миру: как водится, китайская продукция втрое хуже по качеству, зато вдвое дешевле по цене. Бывают и более простые случаи: всем известна история о некоем практиканте, пытавшемся продать всего лишь за 500 евро техническую документацию на IPod примерно за месяц до выхода этой модели на рынок. Причем сделать это он хотел просто-напросто через знаменитый Интернет-аукцион Ebay.

Только за прошедший 2008 год немецкая экономика, по подсчетам специалистов, потеряла в результате промышленного шпионажа около 8 млрд. евро. «Угроза безопасности фирм и концернов увеличивается с каждым днем», – предупреждает руководитель отдела безопасности знаменитого автостроительного гиганта Daimler AG Томас Менк. Причем в противодействии промышленному шпионажу европейцы зачастую сильно отстают от своих заокеанских коллег. Там, где традиционалистски настроенные европейские руководители надеются на «неписанные правила» цивилизованной конкуренции, более прагматичные американские «акулы капитализма» устраивают специальные семинары и тренинги для своих сотрудников, где обучают их распознавать попытки вербовки и успешно им противостоять. Бывший враг из-за «железного занавеса» сидит сегодня напротив – за столом переговоров. Или неподалеку – в совместном предприятии. А порой и вовсе рядом – в качестве владельца пакета акций родной компании. Так что бывший высокопоставленный контрразведчик Менк всерьез предупреждает не только руководство своего концерна, но и всех немецких и европейских топ-менеджеров: не стоит экономить на безопасности, не стоит, ссылаясь на финансовый кризис, сокращать расходы на соответствующие отделы в своих фирмах. «Экономическая война – это новое состояние рыночной конкуренции, – заявляет он, – она отличается повышенной жесткостью и отсутствием каких-либо правил».

Если говорить о количестве промышленных шпионов, то в данной «дисциплине» абсолютным лидером является КНР. По оценкам независимых экспертов, на достижение честолюбивой цели «догнать и перегнать Америку уже к 2020 году» Китай бросил почти целый миллион агентов по всему миру. И снова, по мнению немецких служб безопасности, именно европейский континент стал главной целью для китайских спецслужб. Точнее, три страны Западной Европы: ФРГ, Франция и Италия. Технологии здесь высочайшие, а вот система безопасности послабее, чем американская – так что есть прямой смысл целиться именно в этом направлении. Вслед за Китаем торопится Россия – количество ее шпионов оценивается на Западе в несколько сот тысяч человек. Цель у них та же – Германия, Франция, Италия, другие страны Западной Европы. Герберт Куррек, аналитик Федерального ведомства защиты Конституции из Кёльна, напоминает: «Совсем недавно Владимир Путин призвал сотрудников российских разведслужб «активнее поддерживать интересы российских предприятий за рубежом». Что именно означает этот призыв из уст опытного офицера КГБ, бывшего руководителя ФСБ, можно себе представить. Усиление шпионажа ради достижения благосостояния и захвата ведущих позиций на мировом рынке». По мнению немецких контрразведчиков, бывшие «асы холодной войны» переориентировались сегодня на добычу, в первую очередь, высоких технологий. Автостроение, химия, коммуникационная техника, станки с компьютерным управлением, рентгеновские технологии, энергетические установки, оптоэлектроника – разработки именно в этих областях являются на сегодняшний день желанной «находкой для шпиона». А вовсе не какие-нибудь Джеймс-бондовские атомные бомбы, танки и самолеты. Хоть нано-, хоть гига- – любые современные технологии становятся объектом устремлений шпионов, «вернувшихся с холода». При этом, если российские спецслужбы по-прежнему делают ставку на профессионализм и десятилетиями проверенные методы, то Китай предпочитает «брать» количеством. Зачем вкладывать бешеные деньги в воспитание и подготовку одного суперагента, если за половину этой суммы можно нанять несколько сот «агентов на полставки»? В настоящий момент, к примеру, в Германии, по данным Федерального статистического ведомства, проживают 78096 граждан Китайской Народной Республики. Из них 21117 – студенты. Немецкая контрразведка убеждена в том, что 90% из них выполняют те или иные шпионские функции и, как могут, снабжают Родину немецкой «интеллектуальной собственностью». Они крадут компьютеры из выставочных павильонов (благо, те становятся все меньше), «скачивают» технические решения из локальных сетей своих «альма-матер» и фирм, в которых проходят практику, закапывают в сквериках неподалеку от офисов компаний Wi-Fi-раутеры для дальнейшей «прослушки» внутренних сетей Интранет, щедрой рукой рассыпают «жучки» в офисах и производственных цехах. Они копируют дизайнерские разработки и фотографируют даже порядок расположения промышленных агрегатов. «Когда к нам приезжают китайские делегации, мне страшно хочется поотбирать у них на входе все мобильные телефоны с фотоаппаратами», – признается мастер одного из сборочных цехов штутгартского завода компании Porsche. Конечно, процент полезной информации от всей этой лихорадочной муравьиной деятельности куда ниже, чем от грамотной, профессиональной работы российских «спецов» – считают немецкие контрразведчики, – однако, в итоге ущерб получается примерно равный.

«Нам придется еще многому научиться в области противостояния промышленному шпионажу», – признается бывший заместитель уполномоченного французского правительства по деятельности спецслужб, Ален Жулье. Его прогноз, совпадающий с мнением многих европейских специалистов, весьма неутешителен: «Старые правила рыночной конкуренции уже почти перестали действовать. В ближайшие 50 лет промышленный шпионаж полностью заменит традиционный маркетинг, и предприятия будут пытаться обеспечить себе преимущество перед конкурентами исключительно шпионскими методами». Так что, может, подсуетиться и перепрофилировать многочисленные факультеты маркетинга в ВУЗах, раз уж появилась более перспективная форма этого дела?