АРКАДИЙ ГАЙДАМАК: «БЛУДНЫЙ СЫН» ВОЗВРАЩАЕТСЯ?

Виктор Лернер

Известный израильский бизнесмен, неудавшийся политик и главный фигурант знаменитого «Анголагейта» Аркадий Гайдамак просит руководство России в срочном порядке предоставить ему гражданство РФ. Причина состоит вовсе не в том, что Гайдамак вдруг воспылал нежной любовью к «доисторической родине» – просто ему грозит строгий судебный приговор во Франции, а между французским и российским государствами, в отличие от израильского, договора о выдаче преступников нет.

«Неизвестный матрос» Гайдамак

Аркадий Гайдамак – фигура весьма противоречивая и загадочная. В принципе, это можно сказать о многих современных русскоговорящих бизнесменах, добившихся больших денег, но Гайдамак среди них стоит особняком, уже хотя бы потому, что первоначальное состояние свое он заработал не в бывшем СССР, половив рыбку в мутной перестроечной водице, а в Европе. Кроме того, Гайдамак до недавнего времени старался активно заниматься политикой и даже баллотировался на пост мэра Иерусалима – а это должность особая, причем не только потому, что быть градоначальником «города трех религий» уже само по себе невероятно сложно, но и потому, что политическая традиция Израиля зачастую отводит этому посту роль своеобразного трамплина для тех, кто добивается высших государственных должностей. Достаточно сказать, что уходящий в отставку израильский премьер-министр Эхуд Ольмерт до своего избрания на пост главы правительства как раз и являлся мэром Иерусалима. Так что кандидаты на это кресло обычно преследуют далеко идущие политические цели – и вряд ли Гайдамак был исключением.

Биография Аркадия Гайдамака изобилует довольно странными лакунами. Родился он в 1952 году, но с местом его рождения некоторые биографы до сих пор не определились: одни утверждают, что произошло это знаменательное событие в Москве, другие – что в украинском Бердичеве. В 20-летнем возрасте, в 1972 году, Аркадий Гайдамак репатриируется в Израиль, где, по официальным данным, живет некоторое время в кибуце, после чего проходит службу в Военно-морском флоте Израиля. С этой самой службой также не все понятно: дело в том, что официальный срок матросской «лямки» для израильских военных моряков составлял в то время три года, а уже следующая биографическая запись утверждает, что в 1973 году Аркадий Гайдамак, «по окончании службы», переехал жить во Францию. Если учесть время жизни «на гражданке», то получится, что на флоте он прослужил меньше года – таким образом, о регулярном «окончании службы» речи быть не может. Порой случается, что солдат или матросов, например, комиссуют в связи с ранением – в конце концов, Израиль воюет и многим военнослужащим приходится подставляться под пули и бомбы террористов, но о каких-либо подобных инцидентах в жизни Аркадия Гайдамака до сих пор ничего не известно. Получается, как в старом одесском анекдоте про памятник Неизвестному матросу Изе Рабиновичу: известны его имя и фамилия, но не известно – был ли он матросом?

«Анголагейт» и все-все-все

Так или иначе, а уже в 1973 году, как упоминалось, Аркадий Гайдамак перебирается на европейский континент, во Францию, где создает в 1976 г. свое первое частное предприятие – скромное бюро переводов, которое обслуживает, в основном, советские торговые и дипломатические миссии. И снова эта страница его биографии отличается расплывчатостью. С одной стороны, никаких данных о «неофициальной» деятельности Гайдамака на благо бывшей Родины не существует, с другой же – совершенно непонятна привязанность советских дипломатов и внешторговцев к эмигранту (и это при том, что все, кто покинул СССР, официально считались «врагами народа»), да еще не к какому-нибудь, а к еврею, к израильтянину, с которым негласные правила поведения советских дипломатов вообще запрещали всяческое общение. Тем не менее, факт остается фактом: трудовая деятельность на поприще переводов советским госчиновникам во Франции принесла Аркадию Гайдамаку первые капиталы – так что в 1982 году он даже открывает филиал своей конторы в Канаде.

В те же 80-е годы скромный франко-израильский переводчик заводит тесные контакты с правительством Анголы, которому совместно с неким бизнесменом Пьером Фальконе (также обладателем многочисленных гражданств – израильского, французского, канадского и ангольского) Гайдамак долгое время поставлял в обход международного эмбарго различное оружие советского производства. Не какие-нибудь скромные автоматы Калашникова с пистолетами Макарова, а танки, самолеты, артиллерийские установки – всего, как утверждает французская Генпрокуратура, на сумму в 790 млн. долларов США. Правительство Анголы, как известно, считалось в СССР «дружественным» и «избравшим социалистический путь развития», так что торговые операции Гайдамака-Фальконе вполне вписывались в советские представления о «братской помощи развивающимся странам» – и наплевать, что ООН запретила продавать этой стране даже завалящие винтовки времен англо-бурской войны. В этой афере фигурировали также далеко не последние деятели Французской республики: так, к примеру, следователи, взявшиеся разбираться в «Анголагейте», выдвинули официальное обвинение в получении взятки на сумму в 1,8 млн. долларов против родного сына знаменитого французского президента-социалиста Франсуа Миттерана, Жана-Кристофа Миттерана, бывшего в то время советником своего отца по африканским вопросам. Различные обвинения выдвинуты также против экс-президента Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) Жака Аттали, экс-министра внутренних дел Франции Шарля Паскуа и его заместителя Жан-Шарля Маршиани, а также целого ряда других французских госчиновников, общим числом 42 человека. В свое время предвыборный штаб Джорджа Буша-младшего вернул жене Фальконе пожертвованные ею 100 тысяч долларов, официально объяснив, что не может принимать деньги от подпольных торговцев оружием. Миттеран-младший вышел из тюрьмы под залог в 2001 году, после чего обвинил суд в развязывании вендетты против его семьи. За Пьера Фальконе заступилась Ангола: в октябре 2008 года, когда начался решающий судебный процесс по этому делу, ее правительство обратилось с официальной просьбой к властям Франции о прекращении разбирательства «Анголагейта», так как оно-де может повредить безопасности этого африканского государства. Одновременно Ангола назначила Пьера Фальконе своим представителем при ЮНЕСКО – многие полагают, что это было сделано исключительно для того, чтобы наделить его дипломатическим статусом, который подразумевает неприкосновенность.

Из дальних странствий возвратясь…

За Аркадия Гайдамака заступиться было некому, и бывший израильский «неизвестный матрос» решил уже во второй раз репатриироваться на историческую Родину. В 2000 году он купил роскошный дом в Кейсарии и зажил с тех пор жизнью процветающего израильского бизнесмена и политика: приобрел ряд предприятий и спортивных команд, среди которых – иерусалимский футбольный клуб «Бейтар», основал движение «Социальная справедливость» и пообещал свою поддержку сначала оппозиционному кандидату в премьер-министры Израиля Биньямину Нетанияху против тогдашнего премьера Эхуда Ольмерта, а потом – министру обороны страны, бывшему профсоюзному деятелю Амиру Перецу (тому самому, которому после «Второй Ливанской войны» пришлось с позором уйти в отставку) против Биньямина Нетанияху… «Анголагейт» не помешал Гайдамаку выдвинуть свою кандидатуру на пост мэра Иерусалима в июле 2008 года – к этому периоду относится его знаменитая акция покупки и безвозмездной передачи нескольких квартир в столице Израиля живущим здесь ветеранам Великой Отечественной войны. То есть покупка-то состоялась, а вот с передачей как-то не сложилось… Именно тогда на просторах русскоязычного Интернета появилось знаменитое «письмо маленького мальчика дяде Гайдаку», в котором некий вымышленный третьеклассник Вася из российской глубинки просит израильского бизнесмена подарить «кватиру в Ирусалиме» его папе с мамой, а взамен обещает «хорашо учится и воевать за жыдов».

«Домой, в Россию»?

Одновременно Гайдамак все больше внимания уделяет и своей «доисторической Родине». В России он становится владельцем медиахолдинга «Объединенные медиа», в состав которого входят такие радиостанции, как Кино FM (Москва), а также сверхпопулярный проект радио Business FM (Москва, Санкт-Петербург) и газета Business and Financial Markets. В 2006 году он купил знаменитую газету «Московские новости», а уже 1 января 2008 года ее издание оказывается остановленным, а сотрудники – уволенными. Гайдамак объяснил этот шаг нерентабельностью издания, хотя экономисты утверждают, что МН была к тому времени одной из немногих стопроцентно рентабельных газет. За действиями Гайдамака многие комментаторы усмотрели политическую подоплеку: ведь «Московские новости» – газета оппозиционная, так что она вполне могла оказаться своего рода разменной монетой в деле налаживания контактов с российскими властями. Той же цели послужила и финансовая поддержка, оказанная Аркадием Гайдамаком процессу передачи здания Сергиевского подворья в центре Иерусалима Императорскому Палестинскому Православному обществу. В отличие от предвыборного штаба Джорджа Буша, РПЦ не стала возражать против получения денег от подпольного торговца оружием.

Тем временем уже в Израиле над головой Гайдамака стали сгущаться тучи. Еще в 2005 году его имя фигурировало в сообщениях прессы о расследовании израильской полицией отмывания денег через крупнейший израильский банк «Апоалим». А уже в 2008 году против Гайдамака был выдвинут целый ряд обвинений в мошенничестве со стороны его бывших деловых партнеров: претензии относились к сделке между правительствами Анголы и России в 1995-2000 годах, в рамках которой, при посредничестве Гайдамака, был реструктурирован и почти в 3 раза уменьшен государственный долг Анголы перед СССР: с 5 до 1,5 млрд долларов. В ответ Гайдамак выступил с публичными обвинениями «некоторых офицеров полиции», которые «творят произвол и тем самым нарушают закон». Французские власти Аркадий Гайдамак обвинял в связи с «Анголагейтом» в политической заангажированности и антисемитизме, израильские, в связи с «делом «Апоалим» – в политической же заангажированности и русофобии. 19 декабря он покинул территорию Израиля и с тех пор обретает в Москве. 4 марта его ожидают в Париже, где суд должен подвести окончательную черту под делом «Анголагейта» – двум главным фигурантам, Гайдамаку и Фальконе, грозит тюремный срок в 10 лет. Фальконе успел спрятаться за дипломатический статус «представителя Анголы при ЮНЕСКО». Гайдамак, которому теперь уже вряд ли «светит» заступничество Израиля, 26 февраля обратился к российским властям с просьбой как можно скорее (и уж, во всяком случае, до 4 марта) выдать ему российский паспорт. Тогда ему не нужно будет лететь «в Париж, по делу, срочно» – между Россией и Францией нет соглашения о выдаче преступников. Вопрос лишь – примет ли Россия такого «блудного сына»?