ВСЕМИРНЫЙ БАНК О ВСЕМИРНОЙ РЕЦЕССИИ

Борис Альтнер

Специалисты Всемирного банка официально заявили о том, что нынешняя рецессия мировой торговли и промышленности – наиболее тяжелая за последние 80 лет. Иными словами – в мире разразилась новая Великая депрессия.

До недавнего времени сравнения текущего кризиса с временами Великой депрессии являлись прерогативой журналистов, причем не всех, а лишь тех из них, кто пишет в так называемой «бульварной прессе». Серьезные эксперты и солидные экономические издания старались этот термин не употреблять, а когда слышали это сравнение из чужих уст – недовольно морщились либо покровительственно улыбались: что, мол, взять, с щелкоперов, гоняющихся за броскими заголовками? Теперь же им ни морщиться, ни проявлять снисходительность не придется: впервые подобное сравнение прозвучало из уст сотрудников солидной финансовой организации – Всемирного банка.

По мнению последних, в текущем году глобальную экономику ожидает небывалый откат назад: уже к середине 2009 года предполагается, что уровень производства упадет на 15%. Объемы торговых операций сократятся даже сильнее, чем при Великой депрессии – впервые со Второй мировой войны. Что может произойти к концу года – пока что об этом конкретно не рискует говорить никто: определенная часть специалистов надеется на улучшение конъюнктуры, другие соревнуются в прогнозах один другого мрачнее. Так или иначе, а «птичка вырвалась»: Всемирный банк официально предсказывает худший спад за последние 80 лет – то есть с того самого пресловутого 1929 года, когда разразилась Великая депрессия.

К сожалению, конкретных цифр Всемирный банк не привел, обещая предоставить как можно более полный отчет ко 2 апреля, когда в Лондоне начнется заседание так называемой «экономической двадцатки». Тем не менее, некоторые открытые данные, публиковавшиеся до сих пор в прессе, могут послужить, как минимум, для того чтобы составить представление – от чего же мог отталкиваться Всемирный банк, делая столь грозное предупреждение? Здесь следует заметить одну вещь: если страны Запада публикуют как собственные выкладки, так и данные независимых экспертов открыто, то другие государства, являющиеся, как минимум, заметными игроками на мировом экономическом поле, далеко не всегда столь откровенны. Российские власти не устают повторять о «новых перспективах» и «контроле за валютным коридором», не торопясь рассказывать о реальных цифрах спада – это поясняется нежеланием сеять панику. Правительство Китая, как известно, объявило о том, что в этом году КНР ожидает 8% рост экономики. Учитывая то, что, по оценкам независимых экспертов, в данный момент китайский спад достиг тех же 8%, но со знаком «минус» – трудно представить себе, что Поднебесная в ближайшем будущем обещанного дождется.

Министерство экономики ФРГ заявляет о том, что по итогам текущего года немцам грозят 5% сокращения валового национального продукта – обычно это означает, что прогнозы «оппозиционных» экономических институтов предполагаю примерно 6,5-7%. Французские и британские экономисты заявляют, соответственно, о 8% и даже 13% рецессии в своих странах. Если говорить о странах Восточной Европы, то как раз в начале недели поступило сообщение о том, что вслед за Болгарией и Венгрией, за срочным кредитом к Евросоюзу обратилась Румыния: в переводе с языка официальных сводок это означает, что Румынии, как и двум ее соседям, грозит небывалая в Европе вещь – государственное банкротство.

В США появились сообщения о том, что кризис, затрагивавший до сих пор банки и крупные производственные предприятия, докатился теперь и до предпринимателей средней руки. Удивляться этому не приходится, но опасность, грозящая этой категории населения, на деле гораздо страшнее для мировой экономики, чем развал банков или транснациональных концернов. Конечно, когда о банкротстве объявляет какой-нибудь Saab, Opel или крупный инвестиционный банк – резонанс оказывается куда более громким, нежели в случае, если «с молотка» уходят даже сто средних или мелких фирм. Но в данном случае не грех вспомнить слова Владимира Ильича Ленина о мелких предпринимателях, которые «ежедневно, ежечасно порождают капитализм». Средний класс – базис мировой экономики, а банки и транснациональные корпорации, какими бы крупными и знаменитыми они ни были – всего лишь надстройка. Сейчас можно сказать, что в США и Европе «землетрясение» добралось до фундамента. Примерно треть европейских предприятий всех уровней и форм собственности предполагают сокращение рабочих мест – и уж тем более, даже не помышляют о каких-либо инвестициях. В некоторых странах раздаются требования о введении новых правительственных конъюнктурных пакетов, рассчитанных именно на помощь среднему классу – но правительствам приходится разводить руками: после того как огромные деньги были «впрыснуты» в банки, страховые компании и крупные концерны, для «маленького человека» уже мало что осталось.

Конечно же, хуже всего приходится самым слабым: согласно выкладкам Всемирного банка, страны Третьего мира потеряют за год от 213 до 553 млрд. евро – и это, учитывая, что их ситуация и без того была попросту плачевна. В худшем случае, это может означать вспышки голода и гражданские войны в странах, которые до сих пор целиком и полностью зависели от помощи Запада.

Одна из главных проблем, с которыми сталкиваются в данный момент международные и государственные «пожарные», старающиеся бороться с кризисом – это даже не отсутствие общей стратегии. Гораздо более опасным является тот факт, что правительства всех без исключения стран и руководства всех международных финансовых институтов в данный момент безнадежно опаздывают с реакцией: решения, принимаемые ими по тем или иным поводам, может, и оказались бы хорошими, если бы принимались своевременно. Тем не менее, устоявшиеся за 80 лет бюрократические аппараты уже в силу своей собственной инерции препятствуют принятию своевременных решений. В то время как «в реале» кризис представляет собой, если можно так выразиться, «квест в реальном времени», мировые «игроки» продолжают рубиться в «пошаговую стратегию», с каждым ходом опаздывая все более заметно. Сейчас многие, в самом деле, надеются на то, что «двадцатка» сможет в Лондоне договориться между собой, но насколько реальна эта надежда – подобного прогноза не даст никто.