АНОНИМНЫЕ ПИСЬМА ПУШКИНА

Климентий Берман

pПравда и вымысел

6 июня 2009 года будет отмечаться памятная дата – 210 лет со дня рождения Пушкина. Если творчество великого поэта освещено широко и подробно, то о его биографии сказать этого нельзя. Многие места в ней остаются до сих пор неясными, спорными. Сталкиваясь с ними, некоторые биографы поэта часто уходят от прояснения противоречивых фактов и ограничиваются только общими замечаниями или устаревшими версиями. Особенно спорной и неясной остается последняя страница в жизни великого поэта – его трагическая дуэль с Дантесом.

В последнее время появилось ряд новых исследований, которые дают нам возможность по-иному посмотреть на эту дуэль, и увидеть сквозь множество вымыслов, догадок, предположений и просто сплетен, которыми со дня гибели поэта плотно обросла эта трагедия, то, что по всей вероятности, произошло в действительности в те роковые дни.

Известно, что ноябрьским утром 1836года Александр Сергеевич Пушкин получил анонимные письма, оскорблявшие его честь. С этого момента начинается трагедия, закончившаяся гибелью на дуэли величайшего русского поэта.

Письма эти длительное время считались причиной дуэли, а автор их – виновником смерти Пушкина, и поэтому им всегда придавалось главное значение в гибели поэта. Весьма сложная дуэльная ситуация в представлении многих поколений сводилась к простой цепочке.

За женой Пушкина ухаживал французский эмигрант, офицер Жорж Дантес, приемный сын голландского посла в России барона Геккерна. Кто-то послал поэту анонимное письмо, оформленное в виде диплома, в котором Пушкину присваивалось звание заместителя магистра ордена рогоносцев и его историографа. Оскорбленный поэт вызвал Дантеса на дуэль, на которой и погиб. Примерно так же излагалась эта трагедия в школьных программах. Недалеко от такой трактовки уходили и некоторые биографы поэта.
Казалось все было предельно ясно: причиной дуэли были анонимные письма, а виновником гибели поэта был их автор. Причем вопрос об авторе, как о главном виновнике дуэли, не перестает волновать всех до настоящего времени, хотя и до сих пор остается без ответа.
Вместе с тем такое упрощенное представление о дуэльной трагедии Пушкина очень далеко от истины. То, что нам сегодня известно об этой трагедии, дает возможность утверждать, что:
– Во-первых, анонимки никогда не были причиной дуэли.
– Во-вторых, лица, которые предполагались авторами пасквилей, никогда их не писали.

Нам обычно кажется, что чем больше времени отделяет нас от роковой дуэли, тем меньше шансов остается узнать подлинные обстоятельства, которые привели поэта к гибели. Однако это не так.

Трагическая кончина великого поэта никогда не переставала волновать не только русских, но и многих зарубежных исследователей. За 170 лет, минувших со дня гибели Пушкина, было открыто и, как принято говорить, введено в обращение много ранее неизвестных фактов, документов, писем, и сейчас мы можем совсем по-другому представить себе всю сложную дуэльную ситуацию, которая длилась почти 3 месяца и привела поэта к трагедии на Черной речке, где и произошла роковая дуэль.

К сожалению, в короткой газетной статье у нас нет возможности изложить всю истории дуэли Пушкина, и мы остановимся только на одном, но очень важном и издавна волнующем всех вопросе об анонимных письмах.

Злополучные письма были получены Пушкиным 4 ноября 1836 года. Однако трагедия, унесшая жизнь поэта, фактически начала разворачиваться гораздо раньше – года за два до этого.

Как известно, Пушкин женился в 1831 году на провинциальной девушке из знатного, но обедневшего дворянского рода, Наталье Николаевне Гончаровой. Пушкин был прельщен необыкновенной красотой своей невесты; Наталья Гончарова выходила замуж, не испытывая к нему глубоких чувств. Вместе с тем брак оказался счастливым. За 6 лет супружеской жизни Н. Н. родила четверых детей и искренне полюбила супруга.

Пушкин вспоминал, что однажды, уже после нескольких лет супружеской жизни, Н. Н. приревновала его и, надо думать, не без основания. Когда же поэт попытался выяснить отношения, Наташа ни в какие объяснения входить не стала, а дала мужу увесистую пощечину, которую трудно было ожидать от такой хрупкой женщины. Пушкин был совершенно счастлив. Раз ревнует, значит любит. В пощечине он увидел весомое доказательство её любви и потом часто и охотно рассказывал об этом инциденте своим друзьям.

По сути дела, начало трагедии связано с появлением в России в 1833 году французского офицера, эмигранта Жоржа Дантеса, бежавшего из революционной Франции.

«На ловлю счастья и чинов,
Заброшен к нам по воле рока».
М. Лермонтов

Благодаря рекомендательным письмам, знакомствам и особому покровительству голландского посланника в России барона Луи Геккерна, Дантес был зачислен офицером на службу в самый привилегированный полк страны – конногвардейский, а вскоре он был усыновлен послом и стал носить фамилию Дантес-Геккерн.

Покровительство Геккерна было отнюдь не бескорыстным. Есть все основания полагать, что у них установились гомосексуальные отношения. Голландский посланник вводит офицера кавалергарда в высшее светское общество столицы, где он пользуется благосклонным вниманием, особенно у петербургских дам. Там же Дантес знакомится с женой Пушкина, влюбляется в неё и с осени 1835 года начинает за ней усиленно ухаживать. Постепенно Наталья Николаевна тоже увлекается им. Чувство любви у них становится взаимным и достаточно глубоким, но стремления разные.

Дантес настойчиво добивается от Н. Н., чтоб она, как это тогда деликатно называлось, «изменила супружескому долгу», хотя, отметим, сущность от названия отнюдь не менялась. Жена поэта допускает только платонические отношения. Поведение влюбленных никогда не выходило за рамки допустимых светских приличий, и верность Н. Н. Пушкину ни у кого сомнений не вызывала.

Встречи их происходят только в обществе, а в случае прогулок Н. Н. всегда берет с собой старшую сестру Катрин, которая служила «ширмой» и, к слову сказать, сама была тайно и безнадежно влюблена в красавца кавалергарда. Первоначально Дантес несколько романтизирует свои отношения к прекрасной Натали, но постепенно романтические чувства начинают вытесняться сугубо плотскими желаниями. Кавалер все настойчивее домогается интимного свидания, на что Н. Н. и не соглашается, и не оставляет ему на такое свидание никакой надежды.

Как тут не вспомнить пушкинскую Татьяну:
«Я вас люблю, к чему лукавить,
Но я другому отдана,
И буду век ему верна».

Раздосадованный Дантес с помощью Идалии Полетики, подруги и родственницы Наталии Николаевны, прибегнул к обману. Идалия пригласила Натали в гости, а сама уехала. Когда Н. Н. приехала, хозяйки дома не оказалось, и она впервые в жизни очутилась наедине с уже ожидавшем её Дантесом. В пушкинской литературе эта встреча получила название «тайное свидание». Дату его вернее всего отнести к середине октября 1836 года, т. е. недели за две до получения пасквилей.

Свидание это ни к чему, кроме конфуза Дантеса, не привело. Кавалер явно переоценил свои возможности. Возмущенная и обиженная Н. Н. немедленно уехала. Однако эта встреча имела самые роковые последствия. Теперь репутация жены поэта зависела от скромности Геккернов. Если бы слухи о тайной встрече в доме Полетики проникли в петербургское общество, то это было бы крайне плачевно для чести и репутации жены поэта и совершенно невыносимо для Пушкина.

Отметим еще одну деталь. Фиаско, которое потерпел кавалер во время тайного свидания, пыл его не охладило. Наоборот, недоступность жены поэта еще больше разожгла его страсть, что, впрочем, обычно для таких ситуаций. Вероятно, здесь сказалось оскорбленное мужское самолюбие, и стремление овладеть прекрасной Натали охватило его с удвоенной силой. При этом, уже наглядно убедившийся, что одних его усилий недостаточно, Дантес привлек на свою сторону и своего приемного отца, барона Геккерна, который стал настойчиво, хотя и безуспешно, уговаривать жену поэта уступить домогательствам Дантеса.

Н. Н. понимала, что она оказалась жертвой коварного обмана, и что ей необходимо обо всем рассказать Пушкину, но, опасаясь гнева мужа, не могла на это решиться и продолжала молчать.

Именно эти обстоятельства хотелось напомнить читателю, чтобы у него сложилось ясное представление, на каком, уже достаточно напряженном фоне утром 4 ноября в доме Пушкина были получены анонимные пасквили. Напомним так же, что кроме Пушкина копии этих анонимок получили еще 7 или 8 друзей поэта.

После гибели Пушкина, когда Россия осознала, как неизмеримо велика потеря, вопрос об анонимках, считавшихся причиной дуэли, встал с особой остротой. И хотя прошло уже 170 лет, он не теряет своей актуальности и в настоящее время.

Фактически это не один, а два вопроса. Первый: какую роль, в действительности, сыграли анонимки в дуэли Пушкина? И второй: кто их автор? Именно на эти вопросы мы постараемся обоснованно ответить на уровне современных представлений. Но, прежде всего, обратим внимание на очень странные и даже загадочные особенности самих анонимок.

Во-первых, автор, который решил сообщить поэту, что жена ему изменяет, избрал для этого совершенно необычную форму в виде анонимного диплома. Обычно донос, который преследует серьезную цель, в шутливо-насмешливую форму не облекают.

Мало того, он решил поставить в известность об этом, кроме поэта, по крайней мере, еще 7 или 8 человек, и разослал им копии этих дипломов. Непонятно к чему так много? Чтобы ославить поэта вполне хватило бы одной, максимум двух, максимум трех.

Наконец еще одна несуразность. Было бы понятно, если бы анонимки рассылались врагам и недругам поэта. Там им был обеспечен злорадный прием и широкая огласка. Однако порочащие дипломы рассылались почему-то исключительно друзьям Пушкина, хотя было ясно, что дальше их дома анонимки не пойдут, огласки не получат и немедленно будут уничтожены, что в действительности и произошло. Складывается странное впечатление, что грязный пасквиль заведомо посылался только для того, чтобы друзья поэта могли его разорвать. Поступок, на первый взгляд, столь же непонятный, сколь и бессмысленный.

И, наконец, наиболее странной и даже загадочной оказалась необычная упаковка дипломов. Пасквиль укладывали в два конверта. В первый клали сам пасквиль, его запечатывали и надписывали на нем адрес Пушкина. Затем уже запечатанный и адресованный Пушкину конверт вкладывали во второй, который адресовали одному из друзей поэта. Получив такой пакет, одни его целиком уничтожали; другие второе письмо адресованное Пушкину, не распечатав, отправляли поэту.

Весьма странные особенности анонимок наталкивают нас на мысль, что это был не обычный донос, а, скорее, какая-то каверзная игра, хитрый розыгрыш, для которого и нужны были все эти ухищрения. Конечно, странности анонимок были видны сразу же, но сущность их была непонятна, и поэтому их оставили без внимания. Вместе с тем, как мы увидим, они имели большое значение, а их расшифровка позволила многое прояснить.

Возвращаясь к вопросам, которые перед нами поставили анонимные письма, постараемся вначале ответить на первый из них:
– Были ли анонимки причиной вызова Дантеса на дуэль, который Пушкин послал ему 4 ноября 1836 года, т. е. в день получения пасквилей? То, что мы знаем сегодня об этой трагедии, дает нам право ответить на этот вопрос отрицательно.

Для этого у нас есть два существенных доказательства. Одно – это свидетельство приятеля Пушкина, графа Соллогуба, и второе – это свидетельство самого Пушкина.

Сразу же отметим, анонимное послание, по тогдашним представлениям, чести не задевало и дуэли совершенно не требовало. Пушкин отнесся к анонимкам именно так, как они того требовали, т. е. вполне спокойно, и затевать дуэль вовсе не собирался.

Мы это хорошо знаем из рассказа Соллогуба. Он был одним из друзей поэта, который получил анонимный пакет. Обнаружив в пакете письмо на имя Пушкина, он ранним утром 4 ноября поспешил отнести его поэту.
Вот как Соллогуб описал этот визит:
«Я отправился к Пушкину и, не подозревая нисколько содержания приносимого мною гнусного пасквиля, передал его Пушкину: Пушкин сидел в своем кабинете, распечатал конверт и тотчас сказал мне:
– Я уже знаю, что это такое; я такое письмо получил сегодня же от Елиз. Мих. Хитровой; это мерзость против моей жены. Впрочем, понимаете, что безымённым письмом я обижаться не могу.
Если кто-нибудь сзади плюет на мое платье, так это дело моего камердинера вычистить платье, а не мое. Жена моя – ангел, никакое подозрение коснуться её не может. «……….» Он говорил спокойно, с большим достоинством и, казалось, хотел оставить все дело без внимания».
В. А. Соллогуб «Воспоминания» с. 179, изд. М., Л., 1931 год.

Соллогуб ушел от Пушкина совершенно успокоенный. И очень трудно предположить, как это делают некоторые биографы, что Пушкин, замышляя в душе дуэль с Дантесом, разыгрывал столь невозмутимое спокойствие, тем более что своим секундантом потом он пригласил того же Соллогуба. Какой смысл был скрывать свое намеренье учинить дуэль от своего секунданта? Да и лицемерие никогда не было в его характере. Притворяться поэт совершенно не умел.

Как мы видим, утром 4 ноября Пушкин даже не помышляет о дуэли, а к исходу того же дня он посылает Дантесу вызов. Очевидно, какое-то очень важное событие случилось в доме поэта за эти несколько часов, после ухода Соллогуба, и оно так резко и непреклонно изменило решение Пушкина. Что это за событие, сейчас хорошо известно. В эти утренние часы между супругами произошло объяснение. Наталья Николаевна, встревоженная анонимками, наконец, решилась рассказать Пушкину о тайном свидании.

Продолжение следует

7 комментариев

  1. А почему статья называется “Анономные письма ПушкинА”? Что, Пушкин сам себе строчил анонимки?

  2. Ku, potomu chto pisma mogut bit chyi uzhe posle togo kak adresat ix poluchil POluchil kto? Pushkin, znachit pisma stali ego. Bili pisma Anonima, a stali Aleksandra Sergeevicha.

  3. Где наша роза,
    Друзья мои?
    Увяла роза,
    Дитя зари.
    Не говори:
    Так вянет младость!
    Не говори:
    Вот жизни радость!
    Цветку скажи:
    Прости, жалею!
    И на лилею
    Нам укажи.

  4. Интересный материал, для меня во многом новый. Скандальные “Тайные записки Пушкина” пока что не понятно кем были написаны. Так что я бы воздержалась от такого широкогo рекламирования аудиокниги. Очень вероятно, что это просто фальшивка, не имеющая к Пушкину никакого отношения.

  5. Houstonchanka – вот взяли бы и доказали, что Тайные записки Пушкина – фальшивка. Всем было бы хорошо, включая Пушкина.

  6. Читайте продолжение в печатной версии газеты “Наш Техас” и в Интернет-версии чарез два часа.

Комментарии закрыты.