АЛЬБИНА ШАГИМУРАТОВА ПЕЛА ТАК, КАК ХОТЕЛ ВЕРДИ!

Марк Зальцберг, фото автора

«Я люблю, чтобы партии исполнялись так, как этого хочу я».

alИз письма Верди к музыкальному издателю Джулио Рикорди. 1871 г.

Роль Джильды в опере «Риголетто» написана Верди для колоратурного сопрано. Но, поскольку певиц с таким голосом найти трудно, то любители оперы нередко слушали Джильду в исполнении сопрано далеко не колоратурного. Достаточно вспомнить известную запись этой оперы с Марией Каллас. Или постановку «Риголетто» в Метрополитен-опера, где дирижировал великий Тосканини с Зинкой Милановой в роли Джильды.
Слушая Альбину Шагимуратову, невольно вспоминаешь легенды о «Великой Амелите Галли-Курчи», колоратурном сопрано, царившей в Метрополитен-опера в 1910-20 годы. Ей не было равных тогда в мире, и грамофонные записи дают представление об этом небесном голосе и о ее совершенной вокальной технике. Такова же была слава и у Тоти Даль Монте, певшей несколько позже, и у русской Антонины Неждановой. Их записи тоже широко известны.

Альбина, колоратурное сопрано, обладательница редкого по красоте и полетности звука показала хьюстонским зрителям, чего хотел Верди от исполнительницы роли Джильды в опере «Риголетто». Композитор очень не любил замены голоса, для которого написана партия, другим. Кроме того, Верди всегда требовал от певцов не только хорошего голоса, но и хорошей драматической игры. Такое сочетание встречается нечасто.

Итак, «Риголетто» Джузеппе Верди в хьюстонской Гранд-опера в апреле 2009 года! Я не стану рассказывать о сюжете и действии в опере. Эту оперу знают все. По замыслу композитора Джильда претерпевает в опере не просто трагедию. Она, являясь в первом акте наивной 16-летней влюбленной в Герцога девочкой, в финале оперы сознательно идет на смерть, чтобы спасти возлюбленного. И петь эту роль одним и тем же звуком на протяжении всего спектакля нельзя. А спеть ее звуком разной окраски, но сохраняя характер героини – задача далеко не легкая. И Альбина блестяще с ней справилась. Тем, кто читает об опере, приходилось знакомиться с рассуждениями о том, что Джильду надо петь двумя разными голосами. Но, мне кажется, что речь идет о двух разных окрасках звука у одного и того же голоса. Ведь героиня-то одна, что бы с нею ни происходило! Поэтому и голос должен быть тот же, но вот выражать он должен разное. Окраска звука, по словам Ф.Шаляпина, не менее важна, чем красивый голос и певческая техника!

В первом акте голос Альбины звучит, как нежнейший инструмент. Это голос ангела, не имеющего представления о мерзостях жизни. И только колоратурное сопрано, со звуком как бы отрешенным от земных забот, правильно выражает душевное состояние героини. Такова же и музыка, сопровождающая ее первую арию. Это по существу дуэт первой скрипки оркестра, инструмента нежного, лирического и певицы. Тем более контрастно звучит тот же голос в финале, окрашенный в обертоны трагедии и смерти.

И здесь Альбина проявила понимание, техническое совершенство и вместе с тем обнаружила феноменальную полетность своего голоса. В квартете финала ее голос легко прорезал толщу звука оркестра с мощным звучанием медных духовых и ударных. Понятно, что речь идет не о мощности звука. Никакой женский голос по мощности не может соперничать даже просто с оркестром, звучащим «форте». Речь идет о редком и не совсем понятном качестве голоса, который звучит на такой частоте, которая именно прорезает частоты оркестра и частоты голосов других певцов. Не у всех даже хороших певцов есть такой голос. Тот же эффект отчетливо слышен, когда Альбина заканчивает музыкальную фразу, постепенно уменьшая силу звука. Этот прием называется «филировкой звука». Вы слышите этот нежно исчезающий звук даже тогда, когда певица уже закрыла рот, а звук все еще висит в воздухе. Этому не научишь! С этим рождаются великие мастера вокала.

Колоратурные сопрано часто поют и упражняются в сопровождении флейты, гобоя или кларнета – инструментов с высокой частотой звучания. Инструмент – не человек. Он не заболеет, не огорчится чем-нибудь, не изменит своего звука с возрастом или под влиянием жизненных обстоятельств. То, как Альбина-Джильда пела во втором акте в сопровождении гобоя арию, в которой она рассказыывает отцу о своем похищении и любви, можно считать эталонным дуэтом инструмента с голосом. Трудно было отличить, где звучит инструмент, а где голос. Так инструментально точно настроен звук у исполнительницы!

Ее голос сильно отличается от голоса великих колоратурных сопрано прошлого. Бестелесный звук на высоких нотах часто превращался у них в звук несколько расслабленный в среднем регистре. Не то у Альбины! Как только звук переходит у нее в средний регистр, тотчас появляется звук насыщенный, сочный и в этом отношении она скорее сопрано лирическое, что очень хорошо оттеняет перемены в жизни Джильды.

Мне посчастливилось побывать на четырех представлениях «Риголетто», и каждый раз я убеждался в том, что у Альбины не просто прекрасный голос, не только технически совершенная колоратура. В роли Джильды одной красотой пения и сверхвысокими нотами не возьмешь. Ее движения, жесты и мимика в точности соответствовали музыкальным характеристикам ее героини. В опере иначе и быть не должно. При этом от спектакля к спектаклю менялось ее исполнение. Это не был, пусть и прекрасный, но трафарет однажды хорошо сыгранной и спетой роли. От спектакля к спектаклю росло проникновение певицы в суть образа, в суть музыки, и всякий раз это был живой творческий процесс на глазах изумленной аудитории. Публика вскакивала с кресел, приветствуя певицу. Ее бесконечно вызывали в конце спектаклей. Я слышал и видел плачущих женщин и даже мужчин, так певица смогла убедить всех в реальности происходившей с оперной героиней трагических событий. Плачущий зритель – редкое дело в современном театре! Зритель, привыкший к кино, не принимает всерьез оперных трагедий. Такая реакция зала тем более ценна, что весь состав спектакля был достаточно сильный и выделиться тут было не так-то просто. Мы присутствовали в хьюстонской Гранд-опера при выступлении большого мастера и необыкновенно одаренной личности! Такие спектакли никогда не забываются.

Очевидно, что Альбина Шагимуратова является уже сейчас, в начале своей международной карьеры, выдающейся оперной певицей, и мы ждем от нее совершенного исполнения будущих ролей. К счастью, она не раз будет петь в Хьюстоне.

Ходите в оперу, дорогие читатели! Ведь это уникальное сочетание всех известных искусств хоть на несколько часов сделает вас существами возвышенными, заботящимися о собственной душе, а не только о прозе жизни.

4 комментария

  1. Я с интересом прочла статью. Автор-большой любитель оперы, что заставляет его писать очень эмоционально и возвышенно. Но, даже принимая во внимание искреннее(в
    этом нет сомнения)восхищение автора исполнением молодой певицы, статья показалась чрезмерно комплиментарной. В каждом абзаце-сплошные славословия. Прямо какой-то памятник нерукотворный!

  2. “Я слышал и видел плачущих женщин и даже мужчин… Плачущий зритель – редкое дело в современном театре”
    А теперь все быстренько вспомнили фильм “Pretty Woman”! А? Так то. Очень показательно, по-моему. Вывод- оперы Верди легко вышибают слезу, особенно у новичков.

  3. Что-то не стыкуется. Автор, разъясните для любителей, но не таких просвещенных, как Вы. Получается, что колоратурное сопрано – это не просто более высокий голос, а более красивый, умеющий петь всякие колоратуры (красивости). Выходит, что у Марии Каллас такого умения не было. А как же певица-легенда? Она, выходит, пела Джильду не тем голосом, каким хотел Верди? Зачем же ее записали на пластинку? Искренне хочу понять.

  4. Ходите в оперу, дорогие читатели! Ведь это уникальное сочетание всех известных искусств хоть на несколько часов сделает вас существами возвышенными,
    ——————
    Кстати говоря, следующий сезон в хьюстонской опере обещает быть необыкновенно интересным. Чего стоит “Пиковая дама” с Галузиным в роли Германа. Ходите в оперу, дорогие читатели.

Комментарии закрыты.