«БЕЛЫЕ МОДЖАХЕДЫ» ПРОТИВ ЕВРОПЫ

Виктор Лернер

tВ Дюссельдорфе начался судебный процесс, привлекший пристальное внимание всей Европы. Перед судом предстали четверо членов так называемой «зауэрландской ячейки» – террористической группы, являющейся частью сравнительно новой исламистской организации «Союз исламского джихада».В 2007 году эта четверка планировала взорвать сразу несколько автобомб во Франкфурте – целью являлись места скоплений расквартированных здесь американских военнослужащих, а также аэропорт Франкфурта-на-Майне. Террористы успели подготовить к взрыву три бомбы, но до теракта дело не дошло: их «накрыло» спецподразделение немецкой полиции GSG9. Трое непосредственных участников готовившихся терактов были взяты с поличным в ФРГ, еще одного по наводке арестовали в Турции, где он пытался «лечь на дно». Это крупнейший до сих пор предотвращенный теракт в Германии, но не этим фактом объясняется столь пристальный интерес всей Европы к начавшемуся в ФРГ процессу. Что же вызвало у европейцев столь повышенное внимание?

«Конвертация» в джихад

Первая причина кроется в личностях самих террористов. Трое из этих четверых – уроженцы и граждане Германии, что автоматически означает две вещи: во-первых, они имели возможность свободно передвигаться по всему пространству Шенгенской зоны, во-вторых же – они, подобно террористам, взорвавшим свои бомбы в лондонской подземке, вовсе не являются какими-нибудь полуграмотными фанатиками, каковыми до сих пор представляла пресса основную массу «солдат джихада». Руководитель этой группы получил высшее инженерное образование в университете Ной-Ульма, еще двое выучились на техников. Четвертый член «зауэрландской ячейки» не успел получить диплом лишь по молодости лет – ему всего 24 года, но школу он закончил с отличным аттестатом. И еще один весьма пугающий момент: двое из этой четверки, включая руководителя, Фрица Геловича – немцы. Не выросшие в Германии турки, не иммигранты из какой-либо «страны победившего исламизма», а обычные немцы, принявшие ислам. В принципе, сам по себе этот факт не вызывает возмущения в политкорректной и толерантной Европе: так называемых конвертитов – немцев, превратившихся из христиан в мусульман – в одной только Германии сейчас, по статистике, насчитывается порядка 25 тыс. человек, мужчин и женщин всех возрастов. В Европе таковых – чуть больше полумиллиона. Наиболее активная динамика перехода из христианства в ислам наблюдается в скандинавских странах и Финляндии – здесь финны-мусульмане даже организовались в политическую партию, пытающуюся завоевать позиции, для начала, на коммунальном уровне. Что в самом деле тревожит правоохранительные органы стран Евросоюза, так это тот факт, что молодые европейцы, принявшие ислам, оказываются зачастую желанной добычей для так называемых «проповедников ненависти» – специалистов по индоктринации из «Аль-Каиды» и прочих террористических организаций. Обработанные таким образом «белые моджахеды» попадают потом в тренировочные лагеря в Пакистане, проходят соответствующую подготовку и «практику» на юге Афганистана и в Чечне, после чего возвращаются домой, в Европу, уже готовыми и сформировавшимися террористами. Учитывая европейскую внешность и паспорт гражданина Евросоюза, именно они в состоянии доставить наибольшую головную боль любой спецслужбе. К слову, первый такой «белый моджахед» был несколько лет назад задержан вовсе не европейскими, а израильскими полицейскими – это был некий молодой немец, попытавшийся взорвать бомбу в аэропорту Тель-Авива. Впрочем, следует заметить, что первый «официальный» «белый моджахед» был самоубийцей-смертником – он носил на себе «пояс шахида». В отличие от него, «джахиддим» из Зауэрланда сами взрываться не собирались – напротив, они намеревались после успешных терактов совершить своеобразное турне по ФРГ, делясь опытом с коллегами. Всего, по оценкам специалистов, в одной лишь Германии в данный момент насчитывается около тысячи «конвертировавших в джихад» террористов.
Естественно, что в связи с «делом белых шахидов» перед европейскими органами правопорядка встал нелегкий вопрос: каким образом распознавать теперь террористов-исламистов, если они не только совершенно ничем не отличаются от обычных немцев, но и обладают гораздо большей степенью свободы передвижения и действий, даруемых немецким паспортом? Многие политики еще в 2007 году, когда полиция арестовала членов «зауэрландской ячейки», с радостью набросились на эту тему, придумывая порой самые невероятные рецепты – откровенно говоря, не столько горя желанием помочь, сколько попросту надеясь лишний раз обратить на себя внимание и «выстрелить» в газетах. К примеру, вся Германия была возмущена предложением, якобы высказанным в интервью вице-спикером фракции Христианско-демократического союза в Бундестаге Вольфгангом Босбахом. Последний, общаясь с журналистами телеканала Bayerische Rundfunk, вроде бы потребовал создания отдельной базы данных, содержащей подробные сведения обо всех конвертитах в Германии. «Создать регистр конвертитов имеет смысл, так как мы знаем теперь, что многие из них после перехода в ислам радикализировались», – заявил тогда Босбах. Впрочем, чуть позже он от своих слов отказался. Подобные действия в условиях европейской демократии, на самом деле, совершенно невозможны, так как нарушают Декларацию о правах человека – тем не менее, призывы проявить особо пристальное внимание к конвертировавшим в ислам европейцам, подвергнуть их тотальной проверке или занести в особый регистр, раздаются на сегодняшний день из уст многих европейских политиков-популистов: от австрийских правых партий BZÖ и FPÖ до британских либералов и лидеров французского Национального фронта.

Террор приходит из Узбекистана

Вторая причина, по которой европейская общественность проявляет столь живую заинтересованность в начавшемся в Дюссельдорфе судебном процессе, кроется в самой организации, от имени которой действовали террористы. Она называется, как уже упоминалось, «Союзом исламского джихада» (Islam Jihad Union) и появилась в Европе сравнительно недавно, так что представляет собой для европейских спецслужб величину неизвестную. Предположительно, эта организация является частью «Аль-Каиды», а образовалась в Узбекистане – костяк ее составляют, как утверждают некоторые эксперты, афганские узбеки, отколовшиеся от преимущественно пуштунского движения «Талибан» и просочившиеся в Узбекистан из Афганистана. В течение нескольких лет, предположительно, эта организация распространяла свое влияние на территорию Узбекистана, после чего стала просачиваться в соседние Кыргызстан, Туркменистан и Казахстан. Впрочем, в том, что касается Казахстана, специалисты еще более неуверенны, чем в остальном: вполне возможно, что сведения о действиях ячеек «Союза исламского джихада» в этой стране перемешались со сведениями, которые предоставил в распоряжение казахских спецслужб один из ключевых свидетелей по нашумевшему «делу Рахата Алиева», канадский бизнесмен Адонис Дербас. Как известно, он утверждает, что с помощью Алиева в Казахстан проникли около 600 террористов из палестинской организации «Хамас» – все они приехали под видом сотрудников строительной фирмы, принадлежащей шурину Алиева, палестинскому предпринимателю и, по совместительству, активисту ХАМАСа Исаму Хорани. Таким образом, полагают эксперты, сведения о распространении «Союза исламского джихада» в Казахстане может являться ничем иным, как искаженным эхом слов Дербаса.
Кроме того, у определенных кругов специалистов на Западе до сравнительно недавнего времени вызывал сомнения сам факт существования этой организации. Многие из них утверждали, что «Союз исламского джихада» – это не что иное, как миф, тщательно разработанный и запущенный в обиход властями Узбекистана лишь для того, чтобы оправдать свои, мягко говоря, нелегитимные действия против оппозиции в стране. И в самом деле: в обстановке борьбы с исламским терроризмом совсем несложно обвинить политического противника в связях с «Аль-Каидой» и тогда, как поется в известной песенке, «делай с ним, што хошь!». И если подобным трюком пользовался экс-премьер Пакистана Мушарраф, так почему бы узбекской правящей верхушке не использовать этот «полезный опыт»? Тем не менее, эта то ли мифическая, то ли существующая в реальности организация, по сведениям немецких спецслужб, в 2006 году приняла решение о том, что пора бы распространить свою деятельность и на Европу – с каковой целью прислала из Узбекистана в Германию двоих эмиссаров, которые, собственно, и занялись вербовкой «белых моджахедов» в нескольких немецких городах. Именно их усилиями на базе одной из мечетей города Ной-Ульма и был образован вербовочный центр, в котором подверглись «обработке» члены «зауэрландской ячейки».
Впрочем, загадки и хитросплетения нынешнего дела перечисленными фактами не исчерпываются. Как утверждает ряд немецких газет со ссылкой на некие «конфиденциальные источники» из Генпрокуратуры ФРГ, одним из узбекских эмиссаров «Союза исламского джихада» оказался агент турецкой разведки. Точнее, одной из них – а именно, MIT (Milli Istihbrata Teskilati) или Национальной разведывательной организации. В данный момент он якобы скрывается в Турции, и немецким правоохранительным органам неизвестно, является ли он исламистом, инфильтрированным в разведслужбы Турции, или, наоборот, своеобразным турецким Джеймсом Бондом, проникшим таким образом в ряды «Аль-Каиды». О третьем варианте – а именно, о возможности того, что турецкая разведка вела в данном случае «свою игру» на территории Германии и зачем-то готовила с помощью «зауэрландской ячейки» теракты против американских военных, немецкая пресса упоминает глухо, обиняками, всячески избегая высказывать открытые подозрения. Тем не менее, и в этой версии придется разобраться суду. Так что скорого окончания этого процесса ждать не приходится.