ПЕРЕСТРОЙКА – ФАРС ИЛИ ТРАГЕДИЯ

Лев Генсон

perМнение свидетеля, очевидца и участника событий на примере одной бывшей советской социалистической республики

Начало в #235, 236

Перестройка в Грузии

Безусловными лидерами в Грузии были бывшие диссиденты Звиад Гамсахурдия и Мераб Костава. Причем первый после нескольких месяцев отсидки в советской тюрьме публично покаялся, вышел на свободу и долгие годы до начала перестройки спокойно и благополучно проживал в Грузии, в особняке своего отца – знаменитого писателя Константина Гамсахурдия. Мераб Костава же отсидел от звонка до звонка все присужденные ему десять лет. И вот оба этих лидера постоянно присутствуют на всех митингах, не уступая друг другу в популярности. Причем Гамсахурдия, в основном, разыгрывает националистическую карту, а Костава более склонен к смене социально-политического строя. В это же время советская власть агонизирует. В Грузии лихорадочно меняются первые секретари ЦК КПСС. И вот происходят события девятого апреля. Им предшествует многодневный митинг перед домом правительства в Тбилиси.

Гамсахурдия – лидер, он периодически повторяет одну и ту же фразу “Сисхли унда даизгварос”, что в переводе означает: «должна пролиться кровь». Командующий Закавказским военным округом по просьбе ЦК КП Грузии выставляет оцепление вокруг дома правительства. Страсти накаляются. Многотысячная толпа пытается оттеснить солдат. Не понятно по чьему указанию перекрываются грузовиками и автобусами все подъезды к дому правительства, подвозятся и сгружаются булыжники. Я опять-таки по долгу службы вот уже двое суток, в милицейской форме, нахожусь в центре событий и пытаюсь хоть в какой-то мере нейтрализовать ситуацию. Именно в ночь с восьмого на девятое апреля мне разрешили пойти домой и отдохнуть. Только на следующий день я узнал о случившихся трагических событиях. Как стало известно позже, люди погибли, в основном, в давке, так как все улочки, по которым они могли спасаться после начала разгона митинга, были перекрыты. В то же время Гамсахурдия и его ближайшему окружению удалось совершенно беспрепятственно оттуда выбраться. Потом под давлением общественности и гласности уйдут в отставку секретари ЦК КП Грузии. Снимут командующего Закавказским военным округом. Это и станет началом конца советской власти в Грузии.

А тем временем Гамсхурдия и Костава продолжают активную политическую деятельностъ, не уступая друг другу в популярности. Но вдруг на пике своей популярности в автомобильной катастрофе Костава трагически погибает.

Занимаясь достаточно долго анализом дорожно-транспортных происшествий в Управлении ГАИ Грузии, я совершенно ясно понимал, что дело там было темное. Даже сегодня, по прошествии многих лет я не хочу вдаваться в подробности этой аварии. Уже тогда некоторые из соратников Гамсахурдия начали обвинять его в сотрудничестве со спецслужбами и КГБ. В дальнейшем большинство из них по тем или иным причинам поумирали.

В Грузии проходят демократические выборы. Первым президентом выбирают Гамсахурдия. Создаются вооруженные силы независимой Грузии, и их возглавляет один из ближайших соратников Гамсахурдия, известный художник и скульптор Китовани. Еще одним из активных соратников Гамсахурдия в то время был в прошлом вор в законе, а в дальнейшем профессор искусствоведения Джаба Иоселиани, который создал полувоенизированное формирование Мхедриони, обеспечивавшее безопасность проведения всевозможных политических акций.

Но вот странный факт, который в какой-то мере может служить подтверждением сотрудничества Гамсахурдия со спецслужбами. Иначе как можно объяснить то обстоятельство, что одним из первых после августовского путча 1991 года именно Гамсахурдия признал его легитимность и в тот же день, по распоряжению путчистов, подписал приказ об аресте Китовани и Иоселиани, своих ближайших соратников, но осуществить их арест не успел. Через два дня путч провалился. К власти пришел Ельцин, и начался распад Советского Союза. Китовани и Иоселиани тут же узнали о предательстве Гамсахурдия и перешли в открытую к нему оппозицию. Их поддержала большая часть интеллигенции и студенчества. Китовани с верными ему военнослужащими и военной техникой при поддержке Мхедриони стали лагерем в пригороде Тбилиси и предложили Гамсахурдия уйти в отставку. Однако и у Гамсахурдия все еще оставались сторонники, в основном уроженцы западной Грузии, и особенно Мингрелии, так как Гамсахурдия сам был мингрелом. Перед домом правительства начались массовые митинги оппозиции с требованием отставки Гамсахурдия. В доме правительства накапливались вооруженные сторонники Гамсахурдия. Сам же президент в отставку уходить не собирался и ждал прибытия новых сил из западной Грузии и (судя по слухам) поддержки от чеченского президента Джахара Дудаева. К тому времени у них сложились достаточно дружеские отношения.

В Тбилиси началось открытое военное противостояние – гражданская война. Весь центр города был практически разрушен. Погибло большое количество людей, в том числе и среди гражданского населения. В столице Грузии был полный хаос. По городу ходили группы вооруженных людей, и определить, кто красный, кто белый, кто зеленый, а кто просто бандит, было невозможно. Человеческая жизнь полностью обесценилась. Грабежи и убийства превратились в норму. Ездить по городу на личном автомобиле было крайне опасно. Вооруженные люди останавливали таких смельчаков и, в лучшем случае, выбрасывали их из машины, при малейшем же сопротивлении просто расстреливали, а машины забирали.

Это было первого января 1992 года. В новогоднюю ночь перестрелки почти прекратились, и в городе воцарилось относительное спокойствие. Мы жили в новом микрорайоне, а мать моей жены и ее брат жили неподалеку от центра, и именно в центре города шли наиболее интенсивные бои. Мы очень за них волновались, а связи, естественно, никакой не было. И вот первого января при относительном спокойствии я решился поехать к ним на своей серо-голубой «шестерке». Проехать можно было только по левобережной набережной реки Куры, так как правобережная набережная проходила относительно близко от центра и постоянно простреливалась. Я выехал рано утром и ехал по вымершему городу. Ни одной машины и ни одного человека нигде не было видно. Проехав примерно половину пути по правобережной набережной, я вдруг увидел, что с одной из примыкающих к ней улиц выезжает какая то машина, а из ее окон торчат дула автоматов, и мне машут остановиться. Я был вооружен двумя пистолетами, но пистолеты мы тогда называли “рогатками”, и было ясно, что при малейшем движении меня просто расстреляют из автоматов. Было также ясно, что это охотники за автомашинами и стрелять по машине они не будут, чтобы ее не повредить. Я стал забирать вправо, уже останавливаясь. Но в этот момент, на мое счастье и на несчастье кого-то другого, с примыкающей улицы на набережную выехала белая семерка, которая в то время была гораздо престижнее моей серо-голубой шестерки. Преследовавшая меня машина тут же обошла меня и прижала к бордюру другую машину. Я, естественно, по газам. И уже в зеркало заднего вида видел, как один из автоматчиков направил дуло на водителя. Ни на пути туда, ни при возвращении обратно мне больше не встретилось ни одной автомашины. С родственниками было все в порядке. Я по сей день считаю, что это бог отвел от меня беду. А кому-то суждено было пострадать.

Гамсхурдия и его сторонники потерпели поражение. Ему позволили выехать в Чечню. Власть в Грузии перешла в руки Китовани и Иоселиани. Оба они понимали, что управлять находившейся в крайне бедственном состоянии республикой им не под силу. У них не было ни достаточного политического опыта, ни международных связей, ни авторитета. Был только один человек, который к моменту распада Союза остался не у дел и мог вывести республику из политического штопора. Это Эдуард Шеварднадзе, который в период своего пребывания на должности министра иностранных дел СССР приобрел и значительный опыт, и международный авторитет, и связи. По их просьбе Шеварднадзе и возглавил республику.

Одновременно распад СССР привел к резкому усилению сепаратистских настроений и в Абхазии. Там возобновилось с новой силой массовое движение за выход Абхазии из состава Грузии и создание независимой республики. Эти настроения поддерживались и определенными военными кругами в России, и представителями ее силовых структур. Началась грузино-абхазская война. Молодой грузинский генерал Гия Каркарашвили возглавил грузинские вооруженные силы в Абхазии и практически одержал там победу. Грузинские подразделения дошли до границы с Россией и остановились в поселке Леселидзе. Неизвестно, как развивались бы события дальше. Однако Шеварднадзе приказал то ли под давлением России, то ли по каким-то другим причинам вывести войска из Абхазии. Война привела к абсолютной межнациональной нетерпимости. Мало кто знает, что на стороне абхазов воевали и чеченцы, возглавляемые небезызвестным Шамилем Басаевым. Вывод грузинских войск из Абхазии привел к массовому бегству оттуда и этнических грузин, количество которых к тому времени составляло примерно сорок процентов от общего числа населения. В Абхазию были введены российские миротворцы, и на теле Грузии появилась еще одна незаживающая по сегодняшний день кровоточащая рана. Через некоторое время Гия Каркарашвили был убит: его застрелили в Москве.

Как будут развиваться события в Грузии, предсказать трудно. Де-факто Абхазия и Южная Осетия как бы уже присоединились к России. Большинство населения получило российское гражданство, границы с Грузией охраняются российскими военными (миротворцами). Признать же де-юре независимость этих республик, на сегодняшний день, практически невозможно. Для этого нет никаких правовых оснований. Косовский пример не подходит. Обвинить Грузию в геноциде абхазов не получится, так как большинство населения Абхазии составляли этнические грузины, корни которых на этой земле насчитывают многие десятилетия, и они же были изгнаны из своих домов и фактически являются жертвами. Следовательно, вопрос о геноциде может как раз принять совершенно противоположное значение. И тогда получится, что геноцид имел место именно в отношении грузинского населения.

Любые переговоры заходят в тупик еще и потому, что единственным желанием непризнанных республик является либо вхождение в состав России, либо полная независимость. Но в этом случае нарушается, исторически и юридически признанная, территориальная целостность Грузии. Кроме того, с моей точки зрения, переговоры возможны только при одном условии: если все беженцы грузины и не грузины смогут вернуться обратно в свои дома, которые уже давно разграблены и принадлежат другим людям.

Когда речь заходит о более масштабной, расширенной автономии этих республик, у меня все это вызывает, по меньшей мере, улыбку. По-моему, во времена Советского Союза Абхазская АССР имела такую обширную автономию, что вряд ли какая-либо другая советская автономная республика могла с ней сравниться. Однако это не помешало республике в начале семидесятых годов прошлого столетия активно выступать за выход из состава Грузии и не только по причине прокола Шеварднадзе с запретом вывоза сельхозпродуктов. В республике не было каких-либо притеснений и по национальной принадлежности. Многие абхазы занимали высокие должности как в правительстве, так и в различных министерствах и ведомствах Грузии. Нынешний премьер-министр Абхазии Анкваб Александр Золотинскович был начальником политуправления МВД Грузинской ССР, очень даже большим начальником, тогда совсем еще молодой полковник.

Без предвзятости

Я не хочу, чтобы меня обвинили в какой-либо предвзятости и необъективности. Я родился в Грузии, не будучи грузином, и для меня еще с детства все: что мингрелы, что имеретинцы, что осетины, абхазы; сваны, хевсуры, кахетинцы и т.д. были составной частью грузинского этноса – грузины. Тбилиси же всегда был многонациональным городом, где на протяжении многих веков мирно уживались все религии и огромное количество всевозможных национальностей. Прожив большую часть своей жизни в Грузии, в Тбилиси и в совершенстве владея грузинским языком, я с уверенностью могу утверждать, что национализма там не было. И только с началом перестройки как будто кто-то выпустил этого страшного джина из бутылки, вначале робко, а затем все сильнее и сильнее начали проявляться националистические и шовинистические настроения. Особой остроты они достигли с приходом к власти Гамсахурдия.

Никогда не забуду как главный идеолог в правительстве Гамсахурдия и один из его соратников Петриашвили, выступая по радио, говорил, что этого так называемого певца (при этом, используя оскорбительные грузинские слова), который поет песни армянских композиторов на слова русских поэтов, нужно выбросить из окна его квартиры. Под этим самым певцом он подразумевал всеми любимого певца, талантливого актера и вообще хорошего человека – Вахтанга Кикабидзе. На митингах этот самый Петриашвили все время оправдывался, что жена у него русская, но он исправил эту ошибку, вырастив своих сыновей настоящими грузинами. Слушать весь этот бред от официальных лиц в правительстве было просто страшно, очень напоминало Геббельса. По улицам Тбилиси ходили толпы националистически настроенных людей, которые скандировали: «Всех негрузин выселим». Одновременно начиналась кампания о грузинском гражданстве. Гамсахурдия предлагал давать грузинское гражданство только тем негрузинам, родословная которых в Грузии начинается не позднее тысяча восемьсот двенадцатого года. Безусловно, все это вызвало серьезную обеспокоенность не только среди жителей автономий, но и всего негрузинского населения республики. Именно это, а в дальнейшем и гражданская война, побудили многих негрузин уехать из Грузии, в том числе, и меня со всей моей семьей.

Да много чего было наворочено в то ненормальное время. Рассказывать обо всех пережитых неприятностях и бедах просто не хочется. Сегодня, отдаляясь во времени и расстоянии от всех этих событий и наблюдая за происходящим издалека, я пытаюсь забыть все обиды и сохранять объективность.

Вот такая получилась перестройка.

Эпилог

А к власти в России пришли чекисты, и все большую силу набирают военные. Чего и следовало ожидать. Забыты все демократические поползновения. Жесткая вертикаль власти и могущественный чиновничье-бюрократический аппарат правят Россией. Политика же в отношении Грузии только ужесточается. Естественно, потеря влияния как с политической, так и с военной точки зрения на такой геополитически выгодно расположенный регион крайне нежелательна. А люди ? Что люди? Когда это тоталитарные режимы считались с людьми? По-прежнему в силе лозунг «Разделяй и властвуй». Абхазия и Южная Осетия начинены военной техникой и военными. Продолжаются постоянные провокации, и льется кровь.

Очень хочется верить, что, в конце концов, мир восстановится на этой земле. Восторжествует разум, человеколюбие и, в конце концов, элементарная порядочность.

2 комментария

  1. Большое спасибо за интересный материал, жалко, что не готовы рассказать подробнее.
    Единственно, факт, что Басаев привел на помощь абхазам отряд, “где каждый нес по два автомата, для себя и для абхаза” – хорошо известно.
    Вообще, конечно же роль КГБ в организации перестройки еще ждет освещения. Горбачев – человек Андропова. Явлинский, Гайдар, Чубайс – все птенцы гнезд Андропова.

  2. Интересно бы узнать мнение автора о сегодняшней ситуации в Грузии. Будет ли продолжении в его повествовании?

Комментарии закрыты.