СВОЙ СРЕДИ ЧУЖИХ ИЛИ ЧУЖОЙ СРЕДИ СВОИХ?

Виктор Лернер

p1Долгое время ожидавшийся визит Папы Римского на Ближний Восток стал для него одним из самых серьезных испытаний. В данный момент Бенедикт XVI испытывает трудности в общении не только с мусульманами и евреями, но даже с некоторыми христианами, в том числе католиками. Поездка по ближневосточным странам не принесла долгожданного прорыва – по отзывам комментаторов, она прошла сугубо по-деловому. Кроме того, Папе Бенедикту пришлось в очередной раз “бороться с тенью” своего знаменитого предшественника, Иоанна-Павла II, чьи визиты на Землю Обетованную всегда вызывали всеобщий восторг и ликование.
До сих пор Папа Бенедикт в своем путешествии по Иордании, Израилю и Палестине, что называется, «держался молодцом» и ухитрился не попасть ни в одну из многочисленных расставленных на его пути политических и психологических ловушек. Другое дело – почему так получилось, что ему вообще приходится держаться, ступая по Святой Земле, как по минному полю, и следить за каждым своим словом и даже за выражением лица? Ответ прост. За минувшие пару лет Папа ухитрился «разбить горшки» буквально со всеми. Из представителей мировых религий на него не обижаются разве что буддисты – наверное, потому, что до сих пор он попросту не имел с ними дела. Мусульмане до сих пор не могут забыть его знаменитой регенсбургской речи, в которой он заявил, что «Мухаммед не принес на землю ничего, кроме зла». Иудеи возмущены возвращением в лоно католической церкви британского епископа-антисемита Ричарда Вильямсона, отрицающего нацистские преступления и массовые убийства евреев. Даже живущие на Ближнем Востоке христиане обижаются на Папу за то, что он не спешит вступаться за их права (исключение составляют разве что израильские христиане-мелкиты и марониты, а также приверженцы греко-католической церкви, по поводу которых руководству Израиля пришлось выслушать от Бенедикта несколько весьма неприятных поучений).
Кроме того, многие признают, что за годы, прошедшие с момента его восшествия на престол Святого Петра, экс-кардиналу Йозефу Ратцингеру, по большому счету, так и не удалось выбраться из тени своего предшественника, Папы Иоанна-Павла II. Любое его действие, любая поездка так или иначе вызывает поток сравнений с тем, что делал и говорил покойный Йозеф Войтыла. И сравнения эти оказываются зачастую не в пользу нынешнего понтифика. Вот и теперь, на всем пути Бенедикта по Святой Земле, его незримо преследует дух Иоанна-Павла II. Все вспоминают, как тот приезжал в Иерусалим, как впервые молился у Стены Плача по иудейскому обычаю и как восторженно встречали его евреи, мусульмане, христиане всех конфессий… Подобного триумфа Бенедикту пережить не удалось: его путешествие сопровождалось не менее пристальным вниманием, причем далеко не столь доброжелательным.

«Не будем больше об этом говорить»

Прибыв в Иорданию, Папа Бенедикт во второй раз в качестве главы католической церкви посетил мечеть. В первый раз он переступил порог молельного дома мусульман в Турции, в знаменитой Голубой мечети Стамбула. Теперь он стал гостем мечети Хусейн-бин-Талаль, крупнейшей в Иордании. К сожалению, то, что должно было стать жестом доброй воли и проявлением уважения к мусульманам, едва не кончилось с противоположным результатом: Бенедикт XVI переступил порог мечети в обуви, что, как известно, запрещено Кораном. Тем не менее, иорданский принц Гази, кузен и советник короля Абдаллы II по религиозным вопросам, спас понтифика от скандала, сделав вид, что все в порядке и что обутые ноги Папы Римского – это специально допущенное исключение. В знак уважения он обратился к Бенедикту не на арабском, а на английском языке. В своей речи принц Гази официально объявил конфликт, связанный с «регенсбургской речью» Папы, исчерпанным. «Я благодарен Вашему Святейшеству за то понимание, которое Вы проявили по отношению к боли мусульман в связи с Вашим выступлением в Регенсбурге», – подчеркнул он в присутствии исламских религиозных лидеров, ректоров учебных заведений и дипломатов. К сожалению, принц Гази не может говорить от имени всех мусульман – по большому счету, он не пользуется в исламском мире особой популярностью и уж ни в коем случае не считается духовным лидером. Так что его слова о том, что «конфликт исчерпан», являются, скорее, благим пожеланием, нежели констатацией факта. В большинстве исламских стран Бенедикта XVI по-прежнему зовут «бронепапой» и «крестоносцем», обвиняя его в разжигании межрелигиозной ненависти. Сам Бенедикт давно уже перестал извиняться за приведенную им цитату о «зле, принесенном Мухаммедом», рассудив, что больше, чем он уже сказал, ему все равно не придумать. Вот и теперь, в Иордании, он лишь подчеркнул, что, «к сожалению, напряжение и противоречия между представителями наших религий невозможно отрицать». Тем не менее, источник этого напряжения он видит не в различиях вер, а в идеологических и политических манипуляциях религией, которые и приводят к конфликтам.
Осторожно выбирая слова, Папа Римский призвал мусульман и христиан к единству, обращаясь к примерам, основанным на исторических событиях. По его словам, представители обеих религий должны вместе бороться за справедливость для всех. Пообщавшись с мусульманами, он уделил внимание ближневосточным христианам – особо следует выделить встречу с багдадским патриархом Эммануэлем Делли III. Глава иракских мелкитов (эта христианская конфессия признает власть Ватикана) представляет более 400 тысяч иракских христиан, бежавших в Иорданию, спасаясь от религиозных преследований, обрушившихся на них после падения режима Саддама Хусейна. Патриарх отметил, что в Иордании, как ни в одной другой стране мусульманского Ближнего Востока, процветает веротерпимость и уважительное отношение к представителям иных религий – к слову, это же отмечают и живущие здесь евреи. Тем не менее, повод пожаловаться все же нашелся: по словам патриарха, иорданские муллы прилагают все усилия к тому, чтобы живущие в стране христиане принимали ислам, и это всячески поощряется королем Абдаллой II. При этом мусульмане, посмевшие креститься и ставшие христианами, подвергаются настоящему остракизму во всех слоях общества. Что ж, если вспомнить, что согласно законам шариата, отказ от ислама является преступлением, за которое полагается побивание камнями, можно предположить, что и тут веротерпимость иорданцев играет свою облагораживающую роль.
Впрочем, Папа Бенедикт не поспешил углубиться в невзгоды живущих в Иордании христиан, а обратил свой взор дальше – следующей остановкой на его пути должен был стать Израиль, и понтифик, взойдя на гору Небо, откуда, согласно Библии, пророк Моисей впервые увидел Землю Обетованную (Эрец Исроэль), он призвал христиан и иудеев к единению так же, как призывал до того христиан и мусульман. Такое невнимание несколько обидело иорданских христиан, но Папу можно понять: Израиль стал, пожалуй, самым тяжелым испытанием на его пути.

Призрак Иоанна-Павла II

С евреями Бенедикту XVI также надо было как-то помириться. Его решение вернуть в лоно католической церкви четырех епископов из так называемого «Братства Пия XII» было воспринято иудеями, мягко говоря, неоднозначно. Во-первых, епископ Ричард Вильямсон из «британской четверки» является одним из лидеров современных «переписчиков истории» и отрицает факты существования нацистских лагерей смерти, газовых камер и Холокоста в целом. Тут следует заметить, что это отрицание касается, в принципе, всех, кто погиб в концлагерях, однако евреев Вильямсон почему-то выделяет особо: именно их он считает создателями «мифа о Холокосте». Как бы там ни было, а католическая церковь представляет иное мнение по этому поводу, и Папа Бенедикт не раз и не два призывал опального епископа одуматься и не городить чепуху. Но так как призывы свои он не провозглашал официально, а передавал через секретаря Ватикана – то, согласно церковному закону, они не являются для Вильямсона прямым приказанием, обязательным к исполнению. Поэтому епископ ограничился заявлением, что готов «пересмотреть свою точку зрения, если ему представят исторические доказательства». Что ж, для этого ему пришлось бы сопровождать Папу в его поездке – ведь Бенедикт XVI первым делом посетил в Израиле Музей Холокоста «Яд ва-Шем», но присутствие там же епископа-антисемита вызвало бы настоящий скандал.
Что касается Папы, то в Израиле ему пришлось нелегко. У евреев накопилось немало вопросов к Бенедикту XVI, причем вопросы эти частично связаны с его предшественником, Иоанном-Павлом II. К примеру, почему нынешний понтифик отменил решение своего предшественника и вернул в так называемую «Страстную молитву» (традиционно произносящуюся в Страстную пятницу) призыв обращать иудеев в христианство? Католическая церковь известна своей страстью к миссионерской деятельности, однако она распространяется на всех представителей иных религий – так почему же Папе Бенедикту непременно понадобилось подчеркнуть особую важность обращения иудеев? Многие полагают, что это связано с известной консервативностью понтифика, но кое-кто видит в этом отголоски известного гностического толкования так называемой «доктрины блаженного Августина», который призывал «дать место иудеям в христианских общинах, дабы они были свидетелями триумфа учения Христа». Позднее эту доктрину использовала инквизиция, представляя ее следующим образом: «Хочешь свидетельствовать триумф христианства – крестись!». Кто же не крестится – тот, видимо, не хочет свидетельствовать триумф. Как известно, такое нежелание заканчивалось в средние века пыточными подвалами и кострами. Католическая церковь давно уже, еще во времена предшественника Иоанна-Павла II, Папы Иоанна XXIII, отказалась от этого толкования, но теперь многие комментаторы вспомнили, что Бенедикт XVI в бытность свою еще кардиналом Йозефом Ратцингером возглавлял так называемую «Конгрегацию Святой Веры» – организацию, более известную в мире по своему старому названию – Святая Инквизиция.
Некоторые пошли в своих воспоминаниях еще дальше и напомнили, что в 15-летнем возрасте нынешний Папа Римский состоял в гитлерюгенде. И тут понтифику «подложил свинью» его собственный секретариат: в мировые СМИ из Ватикана неожиданно поступило опровержение этого утверждения. Похоже, кто-то из кардиналов в буквальном смысле решил оказаться «святее Папы Римского» – дело в том, что сам понтифик никогда не отрицал свою принадлежность к этой организации, объясняя ее тем, что у него попросту не было тогда иного выхода: в гитлерюгенд, словно в советскую пионерию, в нацистской Германии автоматически принимали всех немецких детей.
Впрочем, эта история не получила своего развития, и Папа Бенедикт, следуя примеру своего предшественника, отправился к Стене Плача, чтобы, по еврейскому обычаю, вложить в щель бумажку с просьбой, обращенной к Господу. Иоанн-Павел II, первым из христиан совершивший подобное паломничество, письменно попросил Всевышнего простить католиков за то, что они своим бездействием допустили уничтожение миллионов людей во времена нацизма. Бенедикт XVI лично не сообщил, что было написано в его письме к Богу, но секретариат Ватикана официально распространил заявление, что Папа попросил у Бога мира во всем мире. Примерно так же, как это делают победительницы всевозможных конкурсов красоты: искренне и ни к чему не обязывающе.

Паломник на тропе мира?

Перебравшись из Израиля в Палестину, Бенедикт XVI почувствовал себя гораздо свободнее и решил больше не придерживаться провозглашенного им же принципа отстранения от политики. Одно за другим последовали заявления, призывающие руководство Израиля а) прекратить строительство стены, отделяющей палестинские территории от израильских; б) допустить палестинцев из лагерей беженцев в Израиль; в) прекратить притеснения израильских христиан. С последним он несколько перегнул палку, так как израильские христиане до сих пор на притеснения со стороны властей не жаловались – в отличие от своих палестинских собратьев. Тем в самом деле приходится несладко, так же, как и живущим на территориях палестинцам-мусульманам. Но особой вины израильского правительства в этом нет: в конце концов, в регионе идет пусть и необъявленная, но самая настоящая война, и это напрямую отражается на всех, кто здесь живет. Если уж говорить о прямых притеснениях – то не мешало бы вспомнить действия ХАМАСа в секторе Газа, где в данный момент оказались закрытыми три четверти христианских церквей.
Но эти притеснения остались за пределами внимания Папы Бенедикта: собственно, в секторе Газа он не побывал, логично предпочтя, во-первых, гораздо более спокойные, а во-вторых, имеющие прямое отношение к христианству Бет-Лехем (Вифлеем) и Нацерет (Назарет) места. Здесь он провел традиционную мессу и имел возможность отдохнуть душой. В отличие от завуалированных ловушек и пристального, порой не слишком-то доброжелательного, внимания в Иордании и Израиле, здесь его ждало искреннее радушие и восхищение. Именно тут Йозефа Ратцингера встречали так (ну, или почти так), как встречали когда-то на Земле Обетованной Йозефа Войтылу – со слезами радости на глазах, с энтузиазмом и любовью. И Папа растаял: в мессе, которую он служил в среду утром, приняли участие все: католики, марониты, мелкиты, мусульмане-шииты и мусульмане-сунниты, греко-католики и иудеи. Молитвы и псалмы пелись то по-латыни, то на иврите, а то даже и на арабском, точно так же, вперемежку, произносились проповеди (тут прибавлялись даже английский и немецкий языки). Папа освятил пять краеугольных камней, которые будут положены в основу пяти религиозных университетов на Святой Земле, а лидеры палестинских христиан поблагодарили правительство Израиля за то, что оно признало их конфессию официальной религиозной общиной в стране.
В общем, именно здесь, в местах, где родился и странствовал Иисус Христос, на понтифика, кажется, снизошло желанное умиротворение. В Назарете не было больше «бронепапы», не было собранного и осторожного политика. Был паломник, испытывающий религиозный восторг от пребывания в местах, святых для его религии. Был добрый пастырь, призывающий к миру и любви – и видящий, что его призывы не пропадают втуне. Призрак Иоанна-Павла II, преследовавший Бенедикта, превратился в его доброго духа-покровителя и, может быть, в этом и заключается главное, чего достиг на этот раз Папа Римский.