ПАПОЧКА ПРЕМЬЕР-МИНИСТР

Хаим Грець

sСкандал, разразившийся в связи с бракоразводным процессом Сильвио Берлускони, шокировал итальянцев и привел к тому, чего много лет безуспешно добивались его политические противники: премьер-министр Италии ушел в глухую защиту и вынужден оправдываться.

Очередной выпуск ежедневной, весьма популярной в Италии телепередачи «Porta a Porta». В гостях у ведущего – сам руководитель правительства страны, Сильвио Берлускони. Прямо у него над головой красуется огромный портрет его супруги Вероники – на фоне этого гигантского изображения и без того невысокий премьер кажется настоящим пигмеем. Он нервничает. Он сопит, потеет и не знает, куда девать собственные руки – человек, которого за уверенное поведение на публике называют «итальянским Наполеоном». На лице его не найти и следа знаменитой улыбки, с которой Берлускони привык встречать любые невзгоды. Он продолжает бороться, но знает, что совершил страшную ошибку. Дело не в том, что он «наставил рога» своей жене, и не в том, что 18-летняя блондинка во всеуслышание назвала его «папочкой». В стране вина, любви и опер Верди подобное в конце концов прощается. Тем не менее, ошибка есть и ошибка эта непростительна для политика-популиста. Он не посчитался с чувствами того самого «популуса», то есть, народа. Он не обратил внимание на мнение итальянских домохозяек и итальянских католиков, он забыл о реакции простых итальянцев и о членах собственной, недавно основанной партии «Народ свободы». Впервые за минувшие годы всесильный и популярный дон Сильвио вынужден опасаться за собственную популярность. Именно поэтому он принял приглашение съемочной группы, именно поэтому он борется с экрана за собственный имидж, как за выживание. «Я такой, как я есть, я не могу измениться», – вымученно улыбаясь, сообщает он публике и замолкает, надеясь услышать сочувственные аплодисменты. В студии тишина, народ безмолвствует.

О предположительно спонтанном визите Берлускони на вечеринку в честь 18-го дня рождения Ноэми Летиции уже в подробностях знает вся страна. Тему эту подробно обсосали десятки юмористов и сотни Интернет-сайтов, в любом баре можно услышать исчерпывающий доклад о самых важных моментах этого «пати» и дословные цитаты из интервью именинницы, которое она, наивная голубоглазая блондинка, дала журналисту маленькой местной газетенки: «Он для меня – как второй папа. Он меня воспитал. Я просто никогда не хвасталась своей дружбой с папочкой Сильвио». Он никогда не обделял милую девочку своим вниманием, дарил ей безделушки – то плюшевого медвежонка, то золотую цепочку, то бриллиантовое колье… Кое-кто, и уж в любом случае – супруга премьер-министра, Вероника Ларио-Берлускони, выслушивая эти откровения, чувствуют себя так, словно вместо 18-летней красотки видят перед собой известную практикантку из Белого дома. Неужели Ноэми Летиция – это Моника Левински дона Сильвио? «Я восхищаюсь им, – признается девушка, – я с удовольствием составляю ему компанию. Когда у него находится минутка свободного времени – он звонит мне, я прихожу и слушаю, что он мне рассказывает – ему нужно, чтобы я его слушала. А потом мы вместе поём».

Да будет проклят тот, кто, услышав подобные признания, дурно подумает о невинной привязанности юной девушки к 72-летнему старику! Что предосудительного в том, что она скрашивает редкие свободные минуты Сильвио Берлускони и поет дуэтом с человеком, у которого за плечами, кроме всего прочего – карьера эстрадного вокалиста? Тем не менее, нашлись люди, не испугавшиеся проклятия и превратившие семейную аферу всесильного политика в аферу государственную. В любом случае, супруга Вероника немедленно объявила о разводе: «Я не могу оставаться с человеком, который спит с несовершеннолетними!» – заявила она в праведном гневе.

Итальянская оппозиция – на седьмом небе от счастья. Самый могучий политик Италии оказался загнан в угол! То, чего годами не удавалось сделать социалистам, пристально и весьма недоброжелательно следящим за каждым движением Берлускони, удалось его жене: дон Сильвио оправдывается, дон Сильвио не знает, куда девать глаза от стыда! При всем при том, реальное соотношение сил на политической арене Италии до сих пор никак не изменилось в связи с этой историей. Но общество оказалось опять поляризованным. Тонкая, но весьма глубокая трещина, разделяющая фанатичных сторонников премьера и его же фанатичных противников, прошла вдруг точнехонько посередине супружеской кровати. Вероника Ларио немедленно превратилась в оппозиционный «театр одного актера» – давненько уже Берлускони не приходилось так отчаянно отбиваться ни от одного из его многочисленных политических противников, как приходится отбиваться от собственной жены.

Еще один мощный союзник Берлускони, Ватикан, вдруг стал выказывать недвусмысленные признаки раздражения. Кардинал Курии, немец Вальтер Каспер, заявил: «Поведение премьер-министра кажется нам странным и неподобающим». По мнению князя церкви, «оно придает итальянской власти не слишком позитивный вид». Пожалуй, подобные слова вполне можно приравнять к какой-нибудь средневековой анафеме – просто времена нынче не те и кардиналам тоже приходится быть политкорректными. Странно другое: отчего это вдруг католическая церковь так вот, со вчера на сегодня, озаботилась «облико морале» Берлускони? В конце концов, подобных историй в запасе у премьер-министра – хоть пруд пруди, хватит на годовую подписку какого-нибудь порножурнальчика средней руки. Давным-давно уже превратился в классическую «новогоднюю сказку» подслушанный в ночь с 1986 на 1987 год телефонный разговор между Берлускони и его «особым советником» Марчелло дель Ультри. Дон Сильвио пожаловался тогда своему приближенному на то, что некие две танцовщицы отказали во взаимности ему и тогдашнему итальянскому премьер-министру Беттино Кракси: «Выходит, – грустно констатировал Берлускони, – нам сегодня не придется потрахаться. Если так начинается год – получается, мы теперь вообще никогда не будем трахаться».

Примерно через 20 лет на знаменитом Интернет-портале YouTube долгое время можно было услышать еще один «просочившийся» телефонный разговор между Берлускони и тогдашним руководителем итальянского телеканала RAI-Fiction, Антонио Сакка. На этот раз дон Сильвио просит своего друга о некоем одолжении, на что удивленный Сакка отвечает: «До сих пор вы были единственным, кто никогда и ни о чем меня не просил». «Это правда, – замечает в ответ Берлускони, – пара девушек для поднятия настроения не в счет». В мае 2008 года, назначая фотомодель Мару Карфанья на пост министра по вопросам равноправия (в итальянском правительстве существует и такой пост), Берлускони не скрывал своего откровенного восхищения этой красавицей: «Не был бы я женат – я бы немедленно на вас женился!». На это звезда итальянских комедийных телепередач Сабина Гуззанти отреагировала немедленно и довольно грубо: «Нельзя же назначать министром равноправия женщину только за то, что она тебе здорово сделала минет!» – за что и получила на свою не в меру горячую голову судебный иск от новоиспеченной госпожи министра. За клевету.

Наверное, ни в одном государстве Европы Берлускони не продержался бы на своем посту более суток. Но Италия – страна особая. Знаменитый итальянский политолог и философ Джованни Сартори заметил: «Итальянцы выбирают Берлускони, потому что они сами такие, как он, или же потому, что хотят быть такими, как он». По его словам, Берлускони правит страной, словно какой-нибудь восточный властелин, назначает министров так, как его левая нога хочет, и лишает их постов, исходя из пожеланий того же советника – собственной левой ноги. А какой же султан обходится без гарема?

Впрочем, все-таки Италия – не средневековая Османская империя и не Багдадский калифат. Недовольство принципами подбора политических кандидатур, которыми руководствуется Сильвио Берлускони, стали проявлять его собственные товарищи по партии. Заместитель Берлускони Джианфранко Фини возмущенно вопросил: «Стоит ли заполнять списки кандидатов в Европарламент именами женщин, чей политический опыт так же скуден, как их одежда, в которой они выступают в разных телешоу?». Теперь же не выдержала и супруга «Кавальере», разозленная девичьим лепетом какой-то до сих пор совершенно ей незнакомой куколки про «папочку Сильвио». Она не верит в наивность Ноэми Летиции. Уже хотя бы потому, что эта девушка, по ее собственным словам, мечтает о карьере шоу-звезды и с 16 лет наполняет Интернет своими весьма откровенными фотографиями. Собственно, о разводе мадам Берлускони задумывалась уже давно – еще в 2007 году она признавалась, что всерьез обдумывает эту возможность долгие годы. Ей надоело постоянно испытывать унижение, видя, как ее супруг беззастенчиво раздает авансы любой мало-мальски привлекательной особе женского пола, появляющейся в пределах его поля зрения. В последний раз это чувство она испытала, когда Берлускони отправился обозревать последствия землетрясения в л’Аквилле – первой «достопримечательностью», привлекшей внимание премьер-министра, оказалась местная женщина-политик Лия Бельтрами, к которой 72-летний Казанова немедленно, перед камерами, обратился с недвусмысленным предложением: «Можно мне немножко потрогать синьору?». Так что, на самом деле, супруги Берлускони давно уже живут отдельно друг от друга. Юристы называют такой способ существования «разводом по-итальянски», однако теперь дело дошло до настоящего развода.

На самом деле, чашу терпения синьоры Вероники переполнила даже не история с юной «дочуркой», а события 30 апреля 2009 года, когда она вдруг обнаружила собственные фотографии на титульной странице «Либеро» – газеты, более близкой дону Сильвио, чем собственная жена. Фотографии не простые: они датируются мартом 1980 года и сделали бы честь даже «Плейбою» – молодая тогда красавица Мириам Рафаэлло, более известная под сценическим псевдонимом Вероника Ларио, актриса миланского театра Манцони, «вжившись» в сценический образ танцовщицы стрип-бара, исполняет на сцене стриптиз. Именно эта сцена повергла в состояние безнадежной влюбленности некоего честолюбивого владельца строительной фирмы Сильвио Б., что он немедленно отправился в гардероб столь талантливой исполнительницы. Результатом этого визита стал развод Берлускони с первой женой и второй брак – с синьорой Ларио. Тогда, в далеком 1980-м, обнаженная грудь красавицы-актрисы исчезла со страниц прессы – кто-то выкупил все негативы. Теперь же этот «кто-то» вновь предоставил их в общественное пользование – отдал редакции «Либеро». «Я почувствовала себя, словно перед расстрелом», – призналась Вероника Ларио-Берлускони одной из своих подруг. На следующий день она явилась в резиденцию своего супруга в сопровождении адвоката и заявила: «Баста!».

По поводу этой семейной склоки у итальянцев нет единого мнения. Критики обвиняют Веронику Ларио в том, что она устроила публичное вытаскивание грязного белья только ради того, чтобы поставить Берлускони на колени и «урвать» побольше денег: нынешнее состояние премьера-миллиардера оценивается в сумму от 6 до 8 млрд. евро. Состояние самой Вероники более скромное, но тоже довольно впечатляющее: 30 млн. евро. Брачный контракт составлен таким образом, что сторона, которой было объявлено о разводе, имеет право претендовать на четверть состояния супруга. То есть, так как инициатором развода стала жена – Сильвио Берлускони имеет право на 7,5 млн. евро из «кубышки» Вероники Ларио, а вот сама она на сумму от полутора до двух миллиардов претендовать не может. Вряд ли «Кавальеро» станет требовать свою долю, но наоборот, потребовать денег с него самого – почему бы и нет?

Кроме того, не следует забывать и о пятерых детях Сильвио Берлускони. Вероника Ларио давно уже добивается, чтобы каждый из них имел право получить равную долю наследства папочки – а это значит, что трое ее детей смогут удержать контроль над медиа-империей Берлускони, так как от первого брака у него есть всего двое отпрысков. Именно они занимают в данный момент ключевые позиции в концерне дона Сильвио – к вящему неудовольствию как супруги, так и троих Берлускони-младших. Так что, как замечал мудрый медвежонок Винни-Пух, «это жжжж – неспроста». Демонстративное битье посуды, устроенное синьорой Ларио по поводу Ноэми Летиции, вполне вероятно, никакого отношения к личности этой девушки не имеет.

Тем более, что до сих пор никто не смог внятно объяснить, какие же такие узы связывают дона Сильвио со скромной семьей Летиция из маленького городка Портичи, расположенного у подножия Везувия. Мать Ноэми была когда-то актрисой на принадлежащем Берлускони телеканале Canale 5 – это, естественно, породило слухи о том, что милая девушка вовсе неспроста называет премьер-министра «папочкой». Тем не менее, коммунальный чиновник Бенедетто Летиция, отец Ноэми, эти слухи со всей решительностью опровергает, представляя в доказательство генный тест, доказывающий, что Ноэми – его дочка, а вовсе не шестой по счету отпрыск Берлускони. По его словам, он знаком с нынешним итальянским премьером с 90-х годов и сам пригласил его в свой дом, чтобы попутно дать несколько приватных советов по поводу списка кандидатур на выборы в Европарламент. Трудно представить себе, что итальянский лидер станет выслушивать подобные советы от мелкого чиновника, но чего в жизни не бывает? Тем не менее, товарищи Берлускони по партии не могут вспомнить, чтобы синьор Летиция когда-либо числился в списках партийных активистов (или, если уж на то пошло – вообще в партийных списках), не говоря уже о его утверждении, что он является ближайшим советником премьер-министра. И почему Берлускони, отправляясь в тот вечер на кризисное заседание по поводу утопающего в мусорном потопе Неаполя, совершенно случайно, попав на праздник по случаю дня рождения Ноэми, обнаруживает в кармане очень дорогую золотую цепочку для именинницы? Все эти вопросы, заданные в злополучном телешоу «Porta a Porta», заставили премьер-министра буквально исходить потом. Впрочем, он все же защищал как себя, так и Ноэми с завидной решительностью. «Если бы в ситуации было хоть что-нибудь неподобающее, грязное, тайное – неужели вы думаете, что в этом случае премьер-министр целой страны позволил бы себе открыто появиться на таком празднике?» – спросил он своих обвинителей. Что тут ответить? Премьер-министр, может, и не появился бы. Дон Сильвио Берлускони, обожающий женщин – может, и появился.

Как бы там ни было, но этот скандал, похоже, лишь укрепил позиции правящей итальянской коалиции. Страна, в которой за 64 послевоенных года сменилось 62 правительства, неожиданно получила кабинет министров, чьей стабильности могут лишь завидовать все остальные европейцы. Согласно опросам, в рейтинге популярности «Народ свободы» опережает своих ближайших соперников-социалистов на целых 20%. Оппозиция по-прежнему отчаянно ищет «собственного Обаму» и ругается между собой. Пожалуй, среди своих европейских коллег Сильвио Берлускони – единственный, чья популярность не только не пошатнулась, но и укрепилась в результате мирового кризиса. Так что можно констатировать, что «берлусконизация Италии» практически завершена – и этому не помешают никакие разводы и никакие скандалы. «Кавальеро» Сильвио Берлускони может тащить в свою постель хоть поголовно все женское население Италии – все равно большинство жителей страны воспринимают его точно так же, как белокурая Ноэми Летиция – а именно, как «папочку».

1 комментарий

Комментарии закрыты.