БАРАК ОБАМА: ОТ ЛЮБВИ ДО НЕНАВИСТИ

Виктор Лернер

oВзгляд европейца

Американские социологи, следящие за развитием так называемого феномена «Обамомании», всерьез опасаются, что он медленно, но верно перерастает в свою противоположность – «Обамофобию». На первого чернокожего президента США яростно обрушились как правые, так и левые: первые называют его «коммунистом», вторые – «новым Джорджем Бушем». Причина такой ненависти, полагают исследователи – в половинчатых решениях, принимаемых новой администрацией Белого дома.

Бей своих, чтоб чужие боялись?

Сколько было надежд, сколько обещаний! Барак «Yes, we can!» Обама, президент-реформатор, пришедший, чтобы обновить страну, подарить всем справедливость и повести США к новым горизонтам – и американцы, восторженно встречавшие каждое его выступление, аплодировавшие каждому его жесту и взгляду. Обамомания волной обновления катилась по Америке, от восточного побережья до западного, от Тихого океана до Атлантического, пересекая континенты и обрушиваясь на Европу, Азию и Африку. Где это все теперь? «Пропало, – качают головами политологи, – исчезло. Любая волна в конце концов спадает, а этой – долгая жизнь в любом случае не суждена». По большому счету, восторги от избрания Барака Обамы на пост президента США стали исчезать с того момента, как он приступил к практическому осуществлению своей программы и своих обещаний. Половинчатость и нерешительность его действий бросаются в глаза буквально всем – и именно это стало причиной сначала критики в его адрес, а теперь уже и просто откровенной ненависти. Американцы – как дети: они в массовом порядке верят в Санта Клауса, даже если он является к ним в облике чернокожего президента, похожего на звезду Голливуда Денсела Вашингтона. И тем сильней их разочарование, когда этот Санта Клаус вдруг начинает доставать из мешка огрызок яблока вместо целого яблока, куклу Барби без руки, игрушечный самолет без крыльев… Именно так воспринимают американцы реформы Обамы – и реагируют соответственно.

Одним из главных пунктов предвыборной программы Барака Обамы стало обещание закрыть, наконец, намозолившую глаза всему миру тюрьму, расположенную на территории военной базы США в Гуантанамо Бэй, Куба. Президент сдержал слово и чуть ли не первым делом выпустил оттуда десятки узников – в первую очередь, тех, кого согласились принять их родные страны. Вежливо поаплодировав такой гуманности, европейцы указали на то, что может оказаться, что многие из них – вовсе не невинные овечки, попавшие «под раздачу» антитеррористической войны, а в самом деле – матерые террористы. «На вас не угодишь!» – возмутился в ответ президент США, – «то вы требовали закрыть тюрьму, демонстрации устраивали, а теперь требуете ее сохранить?». И продолжил свой «выпускной вечер» – один за другим узники Гуантанамо покидали негостеприимные стены тюрьмы и отправлялись восвояси. На сегодняшний день это принесло первые проблемы: несколько «выпускников», едва ступив на родную землю, поспешили послать издевательский привет Белому дому, заявив, что они являлись и являются верными бойцами «Аль-Каиды» и радуются предоставленной им возможности и дальше убивать неверных, отдавая предпочтение именно американцам. Иные же разнесли по всему миру весть не только о пытках, применявшихся при допросах, но и о том, что многие, казалось бы, непричастные правительства были в курсе происходящего и молча потакали «заплечных дел мастерам» Джорджа Буша. Так, прибывший в Великобританию экс-узник Гуантанамо, подданный Ее Величества, успел дать показания прокуратуре о том, что с ним «работали» британские следователи, спокойно наблюдавшие, как их американские коллеги выбивают из него показания далеко не конвенциональными способами. Более того – выяснилось, что как правительство Тони Блэра, так и нынешнее правительство Гордона Брауна вполне лояльно отнеслись к тому, что в тюрьме Гуантанамо пытают граждан Соединенного королевства.

Естественно, эта история не слишком улучшила отношения Белого дома с Лондоном, а вслед торопятся и другие скандалы: к примеру, обнародованное Обамой решение закрыть тайные тюрьмы ЦРУ в Восточной Европе со всей наглядностью продемонстрировало, что эти тюрьмы в самом деле существовали – и теперь прокуратуры сразу нескольких восточноевропейских стран начали следствия, направленные против целого ряда высокопоставленных правительственных чиновников: многие из них уже давно в отставке, но некоторые продолжают исполнять свои обязанности, и подобный «подарочек» со стороны «Большого Брата», которого они беззаветно поддержали несколькими годами ранее, оказался им весьма некстати. Многие опасаются теперь, что новый хозяин Белого дома в своем стремлении добиться справедливости проявил поистине медвежью грацию и серьезно навредил отношениям между США и восточноевропейскими странами.

Меж двух огней

Тем не менее, проблемы, проявившиеся в отношениях между Америкой и Европой в результате действий Барака Обамы, ни в какое сравнение не идут с теми, которые навлек на свою голову незадачливый президент у себя дома. Начать с того, что Сенат отклонил его план закрытия тюрьмы Гуантанамо и не позволил взять из казны 80 миллионов долларов для этой цели. Не стоит забывать, что демократы составляют в этой палате американского парламента абсолютное большинство – те самые демократы, которые требовали закрытия этой тюрьмы от президента-республиканца Буша, теперь с редкостным единодушием (90 голосов против 6) «зарубили» этот план президенту-демократу Обаме. Причина – президент не потрудился объяснить, что он собирается делать с заключенными в количестве 241 человека, которые продолжают там находиться. Так, по крайней мере, пояснил исход голосования лидер демократического большинства в Сенате Гарри Рейд. По его мнению, в США для этих людей места нет: «Пока мы не увидим толкового плана действий, – заявил он, – мы ничего не станем предпринимать». Потерпев столь сокрушительное поражение от своих же товарищей по партии, Обама немедленно перешел в контратаку. В своем обращении к народу он заявил: «Каждое утро, просыпаясь, и каждый вечер, ложась спать, я думаю в первую очередь о том, как лучше защитить нашу страну. Мы не освободим из Гуантанамо ни одного заключенного, который являет собой потенциальную угрозу США, и мы не отпустим на свободу в Америке никого, кто угрожает американцам». К сожалению, это заявление последовало уже после того, как пятеро алжирских «крестников Буша», едва приземлившись на Родине, послали свой издевательский «привет Америке» – увы, но волей Барака Обамы на свободу уже были отпущены самые настоящие террористы. Тем не менее, президент США уверен в правильности своих действий: «Цена, которую мы вынуждены платить за сохранение Гуантанамо, – считает он, – будет гораздо выше, чем любые проблемы, которые мы получим, закрыв эту тюрьму. Ее существование хоронит наши моральные устои».

Наверное, с этим утверждением демократы готовы согласиться, но именно оно вызывает резкую реакцию справа: консервативное крыло республиканцев называет Обаму «опасным для общества наивным мальчиком». В то же время леволиберальные демократы обвиняют его в обмане избирателей: по их мнению, решение президента отказаться от расследования деятельности высокопоставленных членов правительства Буша противоречит его обещанию восстановить мораль и право в высших кругах вашингтонских политиков. Они возмущаются тем, что Обама блокировал публикацию новых фотоматериалов о пытках – ведь именно он обещал избирателям полную прозрачность во всех своих действиях. И уж, во всяком случае, они ополчились на решение вновь ввести действовавшие при Буше военные трибуналы, рассматривающие дела подозреваемых в сотрудничестве с «Аль-Каидой». Во время встречи Обамы с представителями правозащитных организаций в Белом доме дошло даже до скандала. Одна из посетительниц во всеуслышание заявила президенту: «Вы допустили, чтобы политика Буша стала вашей политикой!». Ориентированный на демократов телеканал MSNBC выпустил в эфир плакат: «Obama = Bush?». Обама вступал в предвыборную гонку, как «Mister Change», добивающийся политической «перезагрузки», нового старта, лучшей Америки, которой не нужны ни войны, ни пыточные камеры. Теперь ему приходится на собственном опыте узнавать, что все не так просто. После закрытия Гуантанамо, – заявил он, – некоторые заключенные будут размещены в американских тюрьмах, причем тоже без суда: «Эти люди ведут против нас войну».

С этим утверждением, пожалуй, согласились бы республиканцы, но риторический обстрел президента с этой стороны также не утихает. Возглавляет атаку на Обаму Шон Хеннити, известный радио- и телекомментатор, считающийся рупором правоконсервативного крыла Республиканской партии. День за днем 47-летний «телегуру» продолжает свою «артподготовку». Права для заключенных Гуантанамо? «Опасная некомпетентность!». Строгие экологические правила для американских автопроизводителей? «Эко-экстремизм!». Медицинское страхование для всех? «Социалистическая утопия!». Конъюнктурный пакет? «Конец американского капитализма!». Запрет пыток при допросах ЦРУ? «Он ставит на карту безопасность Америки!». Переговоры с Ираном? «Недаром он Хусейн!». На каждое начинание Обамы у Хеннити находится свой ответ – и его активность уже сейчас приносит свои плоды. 91% консерваторов считают Обаму социалистом, марксистом, коммунистом или, на худой конец – фашистом. Еще в апреле по всей стране прокатились демонстрации протеста против новой налоговой политики Белого дома, к началу июня же они превратились в настоящие манифестации ненависти. «Планы Обамы означают рабство для белых!» – с такими плакатами республиканцы выходят на улицы.

К уличному хору, совсем недавно распевавшему «Yes, we can!», а теперь проклинающему Барака Обаму, все чаще присоединяются политики. Лидер республиканцев Майкл Стил считает правительство Обамы «хунтой» и «террористическим режимом». Бывший вице-президент Дик Чейни считает Обаму угрозой для безопасности страны. При новом президенте, по его мнению, возросла опасность нового теракта, сравнимого по масштабом с 9/11 – «Террористы видят свой шанс в слабости нового президента». Консервативный журнал National Review видит в этом политический шанс для экс-вице-президента: «Если, не дай Бог, произойдет теракт – мы будем знать: Дик Чейни нас предупреждал!».

Подобная длительная кампания травли может иметь далеко идущие последствия. В правительственных кругах США опасаются даже, что на Обаму будет совершено покушение – в особенности, следует опасаться праворадикальных группировок. «Одного фанатика с винтовкой может оказаться вполне достаточно», – считают сотрудники охраны президента. А ведь количество проданных единиц огнестрельного оружия в США растет с начала кризиса от месяца к месяцу. С момента прихода Обамы в Белый дом оно выросло на 40% по сравнению со всем прошлым годом. Америка вооружается – и не только риторически. Кто знает, когда «горячая любовь» к президенту-реформатору превратится в ненависть такого накала, что станет «огнестрельной»?