ПУТЬ К ПОНИМАНИЮ

Подготовил Марк Горин

liberman1Минувший июнь оказался чрезвычайно насыщенным для министра иностранных дел Израиля Авигдора Либермана. Россия, Европа, США, Канада, – вот маршруты главы МИД Израиля за очень короткий промежуток времени. Об итогах этих поездок, о привезенных впечатлениях Авигдор Либерман и рассказывает сегодня в интервью, данном для газеты «Наш Техас».

– Авигдор, давайте начнем с характеристики итогов Вашей последней поездки. Вы ведь ее начали с Европы. Какие впечатления Вы вывезли из Старого Света?
– Убежден, что итоги оказались намного лучше, чем мы предполагали. Раз в год Израиль встречается со всеми 27-ю странами Европейского Союза (ЕС). Мы несколько опасались жёсткого отношения Европы к нам. Израиль – одно из 3-х государств, которые находятся, как бы, на самом высшем уровне отношений с Европой, не включая самих членов ЕС. Есть всего 3 такие государства: Швейцария, Норвегия, Израиль. В связи с политическими событиями было много опасений, но кончилось все очень хорошо: оказалось, что у нас гораздо больше друзей, чем могло показаться. Были лишь два государства, министры иностранных дел которых занимали откровенно неприятную и непонятную для нас позицию.

– Кого Вы имеете в виду?
– Бельгию, Люксембург и… министра иностранных дел Франции (это – скорее персональная точка зрения, чем позиция его государства). Оттуда шли на нас нажимы, упрёки, нападки. В целом же всё закончилось на очень хорошем уровне; завершилось все (повторюсь, поскольку это важно и принципиально) намного лучше, чем, возможно, кто-то предполагал. Мы отстояли свои позиции, отстояли уровень отношений, был подписан «Экшн-план», т. е. план работы с Европейским содружеством до конца 2009-го года.

– Что, на Ваш взгляд, предопределило такое развитие событий?
– Оказалось, что у нас в Европе очень много друзей, гораздо больше, чем иногда кажется: Чехия, Польша, Румыния, прежде всего, новые члены ЕС. Нужно обязательно отметить, что Чехия для Израиля является, может быть, самым дружественным государством в Европе и занимает по отношению к нам очень конструктивную позицию. Страны Центральной, Восточной Европы намного лучше понимают нашу ситуацию и наши проблемы, чем уже устоявшиеся страны Запада, которые много лет живут в оптимальных условиях. Вместе с тем, такие страны, как Дания, Голландия, которые столкнулись у себя с немалым количеством проблем, тоже сегодня относятся к нам гораздо более конструктивно, позитивно, лучше понимают Израиль. Точно так же – Италия. Т. е. сегодня Израиль – это не какое-то изолированное государство. У нас много союзников. В этом контексте запомнилась встреча в штаб-квартире НАТО в Брюсселе с генеральным секретарём НАТО. НАТО сегодня превращается для нас в очень важный фактор, в серьезного союзника, который участвует с нами и в обсуждении основных стратегических проблем земного шара, и в совместных военных манёврах. Скажу больше, отношения с НАТО сегодня у нас, может быть, более дружественные, тесные, чем даже внутри НАТО между теми или иными государствами-членами этого блока.

– Как бы Вы в целом охарактеризовали позицию Европы по отношению к нашим реалиям?
– У меня создалось впечатление, что сегодня в ЕС приняли американскую концепцию по отношению к израильско-палестинскому конфликту. А вот, если мы возьмём, скажем, иранский вопрос, всё, что связано с кризисом после недавних выборов в Иране, – Европа занимает по отношению к режиму аятолл куда более жёсткую позицию, чем новая администрация США.

– Тогда давайте о Ваших встречах в США…
– У меня было много встреч в США и много тем на повестке дня. Встречи в Сенате, в Конгрессе были более чем интересными. Мне довелось встретиться с более чем 40 членами Конгресса и Сената, в том числе, с самыми ключевыми фигурами. Там очень много людей, которые хорошо понимают все проблемы Ближнего Востока, все эти риски, которые мы на себя берём, и каково тут истинное положение дел. Если суммировать, то, в общем, поездка в США была более чем успешной. Практически по всем вопросам мы сумели выработать общую позицию, договориться по всем основным пунктам. Кроме одного: по вопросу строительства, связанного с приростом населения в поселениях Иудеи и Самарии. Понимаете, я не устаю повторять, что поселения, на самом деле, не являются непреодолимым препятствием мирному процессу и подлинной причиной террора – в не столь давние времена никаких поселений еще не было, а палестинский террор уже был. Мы ушли из Газы, ликвидировав там свои поселения, а террор на той границе только усилился, что и привело, в конце концов, к операции «Литой свинец». Мы сейчас пытаемся договориться с нашими американскими партнерами по этому последнему пункту, который пока остался нерешенным на повестке дня. Здесь тоже, безусловно, будет достигнуто понимание и найден какой-то компромисс.

– А как было в Канаде?
– Канада, я думаю, сегодня является нашим очень хорошим другом. Канада была первым государством, которое объявило бойкот печально известной 2-й конференции «по расизму» в Швейцарии, задуманной, на самом деле, как антиизраильский и антисемитский шабаш. Я встречался в Канаде и с лидерами оппозиции, и, конечно, с коллегой – министром иностранных дел. У меня был завтрак с 4-мя министрами, включая министра финансов. Судя по моим впечатлениям, более дружественное Израилю государство, чем Канада, сегодня трудно себе представить. И коалиция, и оппозиция в парламенте Канады являются нашими более чем надёжными друзьями. По оценкам международной ситуации, происходящего на Ближнем Востоке, в Северной Корее, Иране, Судане, Сомали, – такого взаимопонимания, и мировоззренческого, и по конкретным вопросам, мне ещё не доводилось встречать ни в одном государстве мира. Кстати, еврейская община Канады (в отличие от ряда общин в других странах), очень сплочённая, имеет мощнейшие связи и в правительстве, и в парламенте и не стесняется демонстрировать максимальную поддержку Израиля. В общем, Канада настолько дружественна, что там никого не нужно было ни в чём убеждать, не требовалось никому ничего объяснять! Это были просто дружеские беседы за дружеским столом, серьёзные обсуждения мировых проблем. Словом, дай Б-г нам, как можно больше таких союзников и таких друзей на международной арене!

– Ваш визит в Москву, предшествовавший поездке по странам Европы и Северной Америки, расценивается как однозначно положительный. Свидетельство тому уже то, что визит вышел за рамки принятого в таких случаях дипломатического протокола: главу израильского МИДа встречал не только его российский коллега Сергей Лавров, но и премьер-министр Владимир Путин, и президент Дмитрий Медведев. А спустя несколько дней после этого визита правительство Израиля приняло решение создать рабочую группу по стратегическому диалогу с Россией, которую Вы и возглавляете. Однако хотелось бы узнать подробнее, каковы были основные темы на переговорах в Москве?
– Во главу угла были поставлены, во-первых, региональные проблемы, в том числе и иранская ядерная угроза, и, во-вторых, проблемы двустороннего сотрудничества. Мы сообщили нашим российским партнерам, что согласны принять участие в конференции по ближневосточному урегулированию в Москве при условии, что будет четко определен состав участников и среди них не будет представителей террористических организаций – таких, как ХАМАС и “Хизбалла”. Мы напомнили России, что Израиль всегда занимал непримиримую позицию в отношении террора. Своими политическими контактами с ХАМАСом Россия дает легитимацию этой структуре, выступающей за уничтожение нашего государства. Можно и нужно вести переговоры, но террор неприемлем в любом виде, и здесь должны действовать единые стандарты и критерии.

– Ваше заявление о том, что Вы готовы хоть сейчас вылететь в Дамаск для переговоров, сделанное в Москве, наделало много шума.
– Я готов без всяких проволочек начать переговоры с Дамаском, но без всяких предварительных условий. В противном случае, о чем договариваться? Это уже не переговоры, а капитуляция.

– Какова была атмосфера на переговорах в Москве?
– Положительная и откровенная. Деловая. Без обиняков. Российские лидеры во многом с пониманием относятся к нашим проблемам и готовы к сотрудничеству. Напомню, что, председательствуя в Совбезе ООН, Сергей Лавров выполнил все предварительные договоренности с нашей страной. В ходе последнего обсуждения ближневосточного конфликта в СБ ООН Россия заняла жесткую позицию, предотвратив принятие антиизраильской резолюции.

– Каковы договоренности в сфере двустороннего сотрудничества?
– Мы будем развивать сотрудничество по четырем ведущим направлениям: политическое, экономическое, военное и культурное. Главным моментом является расширение научно-технического сотрудничества между двумя странами: в сфере нанотехнологий, освоения космического пространства и спутниковой связи. Для Израиля вхождение на российский рынок высоких технологий открывает качественно новые возможности. До недавнего времени мы продукцию хай-тека продавали в основном в США и Европу. Выход на российский рынок предваряет выход на рынки в сфере хай-тека в таких странах, как Бразилия, Индия и Китай.

– Многих пожилых репатриантов – выходцев из России интересует вопрос выплаты пенсий из страны исхода. Удалось ли добиться каких-то продвижений в этом вопросе?
– Мы подняли эту тему, и наши российские партнеры проявили готовность к сотрудничеству. Думаю, что этот вопрос удастся решить в скором времени. По моей просьбе президент Медведев пообещал, в первую очередь, решить вопрос выплат пенсий живущим в Израиле ветеранам Великой Отечественной войны и ликвидаторам Чернобыльской аварии.

– Ваши российские партнеры приняли Вашу аргументацию в отношении Ирана и опасности, которую представляет эта страна?
– Ядерные и ракетные испытания, проведенные Пхеньяном, показали, насколько опасно распространение ядерного оружия. Те, кто думают, что эта угроза обойдет их стороной, ошибаются, и история это не раз доказывала.

– Как Вы относитесь к победе Ахмадинеджада на выборах в Иране?
– Мы всегда подчеркивали, что проблемы, связанные с Ираном, не являются персональными и не зависят от личности Ахмадинеджада или другого политика. Проблема не в самом Ахмадинеджаде, а в теократической агрессивной природе режима (события в этой стране после выборов это вновь подтвердили). Чтобы не допустить получения Ираном ядерного оружия, международное сообщество должно перейти к решительным и последовательным действиям. Если до выборов кто-то строил иллюзии по поводу политики этой страны, после переизбрания Ахмадинеджада они рассеялись окончательно.

– И последнее: как Вы оцениваете выступление премьер-министра Биньямина Нетаниягу в университете Бар Илан?
– Это было смелое выступление. Своей речью Нетаниягу открыл дверь палестинцам для немедленного начала переговоров. Я считаю, что ему удалось совместить в своем выступлении право еврейского народа на свое государство и стремление Израиля к достижению мира. Палестинцы и арабские страны должны воспользоваться предложением Нетаниягу, чтобы не упустить реальный шанс достижения мира.

1 комментарий

  1. авигдор радует, после того как премьер николя саркози, высказал пожелание, что бы либермана заменили на ципи ливни, его популярность выросла на сорок процентов, при таком раскладе в международной политике, для израиля большая удача, что авигдор рулит в министерстве иностранных дел, теперь и щеранский(очень большой друг предыдущего президента сша) -директор в сохнуте, так что надежда есть..

Комментарии закрыты.