«БОЛЬШАЯ ВОСЬМЕРКА» – ПРОЙДЕННЫЙ ЭТАП?

Виктор Лернер

8Политики и репортеры, собравшиеся в итальянском городе л’Аквилла, коренным образом разошлись во мнениях насчет того, как прошел традиционный ежегодный саммит G8. В то время как лидеры стран «Большой Восьмерки» заявляют об очередном успехе, журналисты ставят под сомнение саму идею этого саммита. По их мнению, ежегодные сборища лидеров крупнейших индустриальных стран мира и России изжили себя и превратились в бесполезную говорильню.

Телекомментаторам всего мира пришлось изрядно потрудиться, чтобы выдавить из себя хоть малую толику информации, относящейся ко встрече «Большой Восьмерки». Даже обязанные быть беспристрастными дикторы новостей зачастую не могли удержаться от иронии, зачитывая официальные коммюнике по этому поводу: так, один из дикторов немецкого общественного телеканала ARD в прямом эфире не удержался от самого настоящего, неподдельного хихиканья, сообщая зрителям о том, что президент США Барак Обама назвал достигнутое в Италии климатическое соглашение «историческим прорывом». Другие результаты саммита также ничего, кроме иронии, у журналистов не заслужили.

Реклама – двигатель… политики?

Времена, когда лидеры ведущих экономических держав мира собирались, чтобы совместными усилиями решить насущные проблемы и определить пути развития на год вперед, окончательно остались в прошлом – к такому мнению пришли многие политкомментаторы, побывавшие в эти дни в Италии. Сейчас руководители стран «Большой Семерки» больше озабочены собственным имиджем. Правильнее было бы, наверное, даже сказать «Большой Шестерки», так как Россия, из-за которой некоторые западные (и все без исключения российские) обозреватели называют этот политический клуб «Восьмеркой», как известно, была принята в него, что называется, honoris causa – в порядке признания ее политического значения, но никак не экономического. Что же касается Китая, чья экономическая мощь бесспорна – то его лидер, председатель КНР Ху Цзинь Тао, не успев приземлиться в Италии, немедленно отбыл обратно – беспорядки, в очередной раз устроенные у него в стране уйгурским меньшинством, потребовали его присутствия дома.

Этот демонстративный отлет многие комментаторы расценили, как рекламный ход: в конце концов, уйгурские волнения в Китае носят перманентный характер, и от того, что председатель Ху торчал в Пекине, пока лидеры G8 совещались в Италии, ситуация особо не изменилась. Смысл же данного демарша, по мнению политологов, состоит в следующем: Китаю, мол, не о чем совещаться с остальными – в дни финансового кризиса эта страна выступает крупнейшим заимодавцем даже в отношении Америки, а раз так – то, по китайским понятиям, стоит выше остальных. Так что, – следует понимать «летающего Ху» – я вас почтил своим присутствием, а говорить мне с вами не о чем, дома ждут более насущные проблемы. Именно в таком духе, кстати, и отрапортовала о саммите пекинская правительственная газета «Жэньминь Жыбао».

Не менее, а то и более озабочены рекламными проблемами оказались и лидеры иных стран G8. Канцлер Германии Ангела Меркель «ввиду предстоящих у нее в стране 27 сентября выборов», воспользовалась возможностью в очередной раз «поблистать» в окружении звезд мировой политики и под шумок опять больно пнуть своего основного конкурента в борьбе за канцлерское место, министра иностранных дел ФРГ Франка-Вальтера Штайнмайера. Откровенно говоря, «железной фрау» вовсе не стоит опасаться за свой рейтинг – в данный момент он более чем втрое превышает рейтинг Штайнмайера, но Меркель, похоже, решила подойти к вопросу личной популярности с истинно немецкой основательностью: в своих интервью она больше внимания уделяла именно внутренним проблемам Германии, лишь мельком упоминая о том, зачем, собственно, собирались в Италии мировые лидеры.

Не отстал от коллег и гостеприимный хозяин саммита, премьер-министр Италии Сильвио Берлускони. Первоначально было запланировано, что саммит «Большой Восьмерки» пройдет на живописнейшем курортном острове Маддалена, у берегов солнечной Сардинии. Однако вместо того чтобы наслаждаться морскими видами, руководители стран и правительств США, Германии, Франции, Великобритании, Японии, Канады, Италии и России вынуждены были, по желанию Берлускони, отправиться вглубь провинции Абруццо, в маленький городок л’Аквилла, ставший знаменитым совсем недавно – он оказался почти полностью разрушен страшным землетрясением. Напомним, что в апреле этого года здесь погибли около 300 человек, более 40 тысяч остались без крова. Всего лишь за два дня до начала саммита в Абруццо были отмечены новые сейсмические толчки. Эту кулису Берлускони использовал двояко: во-первых, он не преминул лишний раз призвать мировых лидеров помочь несчастным жителям л’Аквиллы и окрестностей, пострадавшим от природного катаклизма, во-вторых же – он воспользовался шансом, чтобы наконец-то отвлечь итальянцев от собственных семейных проблем: скандального развода с супругой и разошедшихся фотографий с дня рождения 18-летней Ноэми Летиции, которая по-прежнему с обезоруживающей наивностью называет дона Сильвио «папочкой».

Климат, кризис и Иран

О чем же все-таки договорились лидеры сильнейших государств мира, заседая в эти дни вместо роскошных конференц-залов в полуразрушенной полицейской казарме л’Аквиллы? Как сообщают мировые информационные агентства, руководители «Большой Восьмерки» «продемонстрировали единство», прежде всего, в двух ключевых вопросах: иранская ядерная программа и борьба с мировым потеплением. Что касается Ирана, то этой стране было «поставлено на вид»: если иранское руководство продолжит свои попытки заполучить в свои руки атомную бомбу, ему не поздоровится. К этой декларации присоединилась и Россия: очевидно, сказалась поездка Барака Обамы в Москву. Впрочем, вполне возможно, что российское руководство, всегда занимавшее проиранскую позицию в этом вопросе, решило, что может позволить себе присоединиться к международным требованиям к Тегерану – хотя бы потому, что принятая декларация оказалась вполне голословной, никаких реальных угроз и возможных санкций она не содержит. То есть, если Али Хаменеи и Махмуд Ахмадинеджад заимеют ядерные боеголовки, им за это будет строгий «ай-яй-яй» от мирового сообщества с последующим принятием в клуб ядерных держав. Судя по тому, что из Ирана не поступило привычной гневной реакции – официальный Тегеран не имеет ничего против. Если бы на саммите присутствовал лидер КНР, то «ультиматум» Ирану вполне можно было бы назвать «очередным последним китайским предупреждением». Но Ху Цзинь Тао не было, так что даже такого титула декларация не заслуживает.

Что касается «климатического вопроса», то здесь, пожалуй, произошли некоторые подвижки. Недаром этот саммит стал крупнейшим за всю историю проведения подобных собраний: помимо руководителей «Большой Восьмерку», в Италию пожаловали лидеры 28 государств – от нового президента ЮАР Якоба Зумы до индийского премьер-министра Манмохана Сингха. Собравшиеся политики приняли совместную декларацию, в которой обязались не допустить повышения мировой температуры более чем на 2 градуса. Именно это соглашение президент США и назвал «историческим прорывом», чем вызвал смех у обычно строгого и неприступного диктора немецкого телеканала ARD. Пожалуй, немца можно понять: если это «прорыв», то совершенно неясно, что, в таком случае, следует называть «провалом». Во-первых, неминуемого потепления еще несколько лет назад можно было бы избежать, если бы руководители как стран G8, так и развивающихся индустриальных держав вроде Индии и Бразилии успели договориться между собой раньше. Теперь они преподносят в качестве успеха не предотвращение, а ограничение этого самого потепления – а ведь два градуса по Цельсию в мировом масштабе означают неисчислимые бедствия для всей планеты: таяние полярных льдов, наводнения и засухи, потерю плодородных земель и гибель лесных массивов… Во-вторых же, даже эта общая цель по-прежнему остается декларативной. То есть решение принято, а вот как его исполнять – об этом никто не проронил ни слова. Руководители главных «угарных» стран мира, Китая и Индии, вроде бы согласились ограничить выбросы CO2 в атмосферу – но лишь в том случае, если Америка, мол, покажет им пример и ограничит собственные выбросы. Барак Обама, естественно, пообещал показать пример, но когда и как – от разъяснений по этому поводу он уклонился, дав обещание представить свою программу на предстоящем экологическом саммите в Питтсбурге. Один из итальянских комментаторов охарактеризовал эту «климатическую декларацию», как «клятву наркоманов»: мы, мол, торжественно клянемся «слезть с иглы», но только как-нибудь потом. Пусть нам сначала покажут пример, а мы уж тогда точно…

Гораздо более конкретными оказались требования приехавших в Италию «гостей саммита», когда речь зашла о финансовой помощи развивающимся странам. По традиции, именно на третий день «Большая Восьмерка» окончательно превращается в «Большую Семерку»: когда речь идет о том, чтобы в очередной раз раскошелиться, Россия скромно отступает в сторонку. Впрочем, как оказалось, что и остальные семь стран в этот раз на подарки не тороваты: к примеру, за прошедший год французское правительство реально выделило ровно 7% от той суммы, которую пообещало год назад, а итальянцы расщедрились на целых 3% от обещанного. Впрочем, эти упреки, высказанные руководителями, в первую очередь, африканских государств, не смутили Сильвио Берлускони: он заявил, что, во-первых, Италия сама нуждается в помощи в связи с событиями в л’Аквилле, а во-вторых – хорошо, что его страна вообще смогла выделить хоть какие-то деньги: времена нынче тяжелые, кризис…

Именно в рассуждении финансового кризиса лидеры мировых индустриальных держав резко снизили планку своих обещаний. Для африканских и азиатских стран это весьма непривычно: как правило, помощь сюда льется, как из рога изобилия – вот только до реальных адресатов, бедствующих жителей этих континентов, она почти что не добирается, исчезая по дороге в карманах многочисленных чиновников, посредников и прочих «присосок», вплоть до вполне реальных бандитов, грабящих караваны с продовольствием. Так что на этот раз было принято решение выделить деньги не на закупку продуктов и медикаментов, а на развитие аграрной и медицинской промышленности африканских стран. Что из этого получится – сказать трудно. Скорее всего – ничего путного. Ну, разве что мелкие банды потеряют возможность красть реальные продукты питания, а вместо них чуть больше денег осядет в карманах африканских правительственных чиновников, приставленных за ними присматривать.

«Большая Восьмерка» – день вчерашний

Провал саммита в л’Аквилле и все более четко проявляющаяся тенденция решать в самом деле насущные вопросы не в формате G8, а в личных встречах, показывает, что правы все-таки не политики, а именно журналисты: саммиты «Большой Восьмерки» изжили себя. Скорее всего, им на смену придут встречи так называемой «Большой Двадцатки» – они уже проявили свою силу и значимость во время антикризисных встреч этого года. Кажется, именно к такому развитию событий приготовились и вездесущие антиглобалисты: даже они не пожелали устраивать в Италии свой традиционный «спектакль протеста» под названием «антисаммит». Если еще пару лет назад, в немецком Хайлигендамме, в демонстрациях и массовых столкновениях приняли участие сотни тысяч протестующих манифестантов, то в л’Аквилле их не набралось и десятка тысяч. Похоже, антиглобалисты готовы к тому, что нынешний саммит в Италии может оказаться последним в истории.

5 комментариев

  1. Виктор, спасибо за анализ, он помог разобраться и сэкономил много времени… Идем с вашими результатами дальше… Я сложила вместе события: Медведев со своей многозначительной денежкой в кармане, Путин, который все время говорит о 2-х полюсном мире. Накануне G8 Россия, Индия и Китай кучковались, и вот председатель Ху уезжает с переговоров в Италии, затем китайцы мчатся в южную Америку. И в то же время на форуме много массовиков с протянутой рукой из третьих стран… И самое главное – Китай и Индия сказали даже и не думайте, что мы будем играть в ваших игры с продажей воздуха. (Я читала Виктор, что вы считаете программу cap&trade серьезной, я считаю это аферой века). У меня вопрос: не говорят ли все эти факты вместе о том, что на саммите G8 произошла реальная поляризация мира: Америка и Европа со своей идеей глобального правительства и Россия, Китай Индия и, судя по всему, далее Уго Чавес – как противовес? Что Вы думаете по этому поводу?

  2. Willy,

    Вы меня умиляете. Мне нравятся серьёзные тётечки, рассуждающие про политику, науку и всякую прочую всячину, и ветчину, и ржавчину.

  3. Der Spatz von Avignon, можно спросить, чть Вы кушаете? У Вас явно с желочью не в порядке. Однако мне приятно, что я вам нравлюсь… однако я обращаюсь не к Вам, а к автору статьи, мне интересна его точка зрения, а не словоблудие массовика-затейника.

  4. Несколько непонятен пафос автора заметки. G8 никогда не была местом принятия эпохальных решений, её роль была в другом — в неформальном общении. Вообще, G8 — никак формально не оформленная организация, ни устава ни формального членства, какие от неё могут быть “решения”? Именно — собрались, поговорили.

  5. Ватсон, опять Вы не доводите ситуацию до конца. Это у Вас, похоже, в крови.

    “Собрались, поговорили” – это не решения, но после того как собрались и поговорили, обычно “договариваются” о чем-то… а это ничто иное как решения. Или Вам нужны “решения” только в виде бестолковых указов Президента Обамы?

Комментарии закрыты.