ХАНС ГРАФ – В ПРЕДВКУШЕНИИ НОВОГО СЕЗОНА

Беседовала Ольга Вайнер. Фото автора. Коллаж Houston Symphony

symphony1Интервью с главным дирижёром Houston Symphony Хансом Графом в преддверии нового концертного сезона стало доброй традицией для «Нашего Техаса». Буквально за несколько дней до своего отпуска маэстро согласился встретиться с нашим корреспондентом в галерее Caviart.

Маэстро, вопрос, который я задам первым, волнует не только меня. Зрители, посещавшие концерты симфонического оркестра Хьюстона, заметили, что на протяжении прошлого сезона сменилось, если я не ошибаюсь, три или четыре концертмейстера оркестра. Какова же, на самом деле, ситуация с позицией первой скрипки Houston Symphony?

Позиция концертмейстера пока открыта. В этом году мы прослушали нескольких кандидатов. Надеюсь, этот вопрос решится вскорости, и в оркестре будет постоянный концертмейстер. Пока результат неизвестен

Какую программу прошлого сезона Вы считаете самой удачной?

Самое яркое впечатление от симфонии Шостаковича «Бабий Яр». Я бы хотел повторить её с другим оркестром и обязательно пригласить Евгения Евтушенко. Вероятность его согласия довольна велика, так как он много путешествует и молод душой. Я наслаждался, дирижируя «Концертом для оркестра» Бартока, а также с большим удовольствием вспоминаю концерт из произведений Баха и Вивальди, больше из-за того, что наши оркестранты показали себя как солисты и показали на высочайшем уровне. В число удач могу отнести Второй концерт Брамса с Ефимом Бронфманом. Бронфман очень искренний музыкант, он играет ярко и ясно. С ним всегда приятно сотрудничать.

Были ли в этом сезоне интересные записи?

Совсем недавно, 13 июля, мы записали симфоническую сюиту «Планеты» Густава Холста. И говоря уже о следующем сезоне, в январе у нас будет презентация DVD с записью этого произведения. После этого мы повезём «Планеты» в Карнеги-холл. Также в следующем сезоне будет запись «Песни о земле» Малера. Это очень солидный проект, финал нашего суперцикла вокальных сочинений Малера, который начался с Das Klagende Lied («Жалобной песни»), потом исполнялись «Песни странствующего подмастерья», 12 песен из «Волшебного рога мальчика», «Семь песен последних лет» ( на слова Ф. Рюккерта и из «Волшебного рога мальчика»), «Песнь об умерших детях». Так вот «Песнь о земле» будет достойным завершением этого цикла.

symphony0Теперь подошла очередь рассказа о предстоящем сезоне.

У нас будут и яркие музыкальные события, и интересные исполнители. В этом сезоне мы сыграем Первую симфонию Рахманинова – незаслуженно редко исполняемую. Первую симфонию Рахманинова я никогда не дирижировал, меня всегда радует возможность учить новые партитуры, и этим летом погружаюсь в эту музыку целиком.

Мы не изменяем традиции и достаточно много играем русскую музыку. Будет исполняться Чайковский – Пятая симфония, и «Ромео и Джульетта» и Прокофьев – Второй скрипичный концерт и «Концертная симфония» для виолончели с оркестром, и Пятая симфония Шостаковича, и ряд сочинений Стравинского – сюита из «Жар-птицы», Симфония для духовых и, конечно, «Весна священная», которая завершит сезон.

В сентябре у нас очень интересная программа. Я жду, не дождусь этого момента. Речь идёт об оркестровой сюите «Кавалер Розы» Рихарда Штрауса.

Насколько известно, оркестр будет аккомпанировать немому фильму.

Да, это знаменитый фильм 1926 года, полностью восстановленный, кроме последней сцены. Но оркестровая партитура (1 час 52 минуты) прозвучит полностью.
Фильм «Кавалер Розы» очень деликатный и очень смешной. Сам Штраус был от него в восторге. К тому же композитор знал, что будущее за кинематографом, и хотел, чтобы успех оперы «Кавалер Розы» продлился. Поэтому, чтобы привлечь к своей музыке нового зрителя – того, что ходит в кино, Штраус чрезвычайно быстро набросал партитуру музыки к фильму. Он сам дирижировал премьерой и, по-моему, получил гонорар больший, чем режиссёр. Партитура чрезвычайно хороша. Как я уже сказал, и оркестр, и я сам в предвкушении этого концерта.

Далее об исполнителях. На открытии сезона наш большой друг и превосходный пианист Эмануил Акс исполнит Четвёртый концерт Бетховена.

Леонидас Кавакос выступит в роли дирижёра с Пятой симфонией Мендельсона. Мы его знаем как выдающегося скрипача, но он очень хороший дирижёр, музыкальный директор камерного оркестра «Камерата» в Зальцбурге. Когда он дирижировал в Сент-Луисе, ему апплодировали стоя и оркестр, и зрители.

Пианист Кирилл Герштейн возвращается в Хьюстон с блестящей программой – Концерт Равеля Соль мажор и «Рапсодия в блюзовых тонах».

Байба Скриде – эстонская скрипачка будет играть с нашим оркестром Второй концерт Прокофьева. Она очень сильная скрипачка – из того поколения красивых девушек, которые прекрасно играют на скрипке, такие как Лейла Жозефовиц, Хилари Ханн, Лиза Батиашвили.

Раду Лупу, гениальный румынский пианист, ставший уже легендой, играет с нашим оркестром в феврале Двадцатый концерт Моцарта. Лупу, на самом деле, великий музыкант. Он в своё время учился в Московской консерватории у Нейгауза, превосходно говорит по-русски. Лупу пробудет в Америке всего две недели – одну из них он отдаёт нам. По этому поводу я отказался от концерта в Германии: возможность сыграть с музыкантом такого ранга выпадает нечасто и её надо не пропустить.
Забегая вперёд, я хочу рассказать об ещё одном интересном проекте. В 2011-м году, в год столетней годовщины со дня смерти Густава Малера, мы будем играть реконструкцию его Десятой симфонии, которую сделал английский музыковед Дерик Кук. У меня к Десятой особый подход: я хочу представить слушателям это прекрасное произведение пусть даже в незавершённом виде, хочу дать им понять, что осталось от Малера и что Кук написал по оставшимся наброскам. Куку надо отдать должное: «религиозно» сохранив малеровские эскизы, он деликатно восстановил весь остальной материал. Я несколько раз дирижировал это сочинение, и каждый раз меня бесконечно трогает глубокая красивая музыка Малера.

Вернёмся к этому сезону: в апреле Вы будете дирижировать Далласским симфоническим оркестром. Чем для Вас является этот концерт?

Далласский оркестр я знаю уже семнадцать лет, так как довольно часто дирижировал с ним. Меня связывает дружба с концертмейстером оркестра Эмануилом Бороком. Так что, скорее для меня это возвращение к друзьям. Программа там будет интересная: «Смерть и просветление» Штрауса и фортепианный концерт Шумана с канадским пианистом Луи Лорти.

Как оркестр существует в Ваше отсутствие? Какие программы отводятся второму дирижёру?

Кроме Леонидаса Кавакоса, которого я уже упомянул, с нашим оркестром в этом сезоне выступят знаменитые дирижёры: Марин Алсоп, Жан-Паскаль Тортелье и Клаус Питер Флор – старый друг нашего оркестра.

Что же касается моего ассистента, Бретта Митчелла, то он был направлен к нам в оркестр в 2007 году Американской лигой дирижёров. Он дирижирует программы для юношества, иногда программы популярной музыки. Если дирижёр-гастролёр заболеет, то Бретт должен быть «на подхвате». Кроме того, каждый год я даю ему возможность продирижировать одно произведение из моего концерта. В следующем сезоне это будет «Утёс» Рахманинова (я бы и сам с удовольствием продирижировал это сочинение, но хочется дать ему что-нибудь, как говорят, «вкусное»).

В Хьюстоне на концертах всегда хлопают после первой части. Вы учились в России, кому, как не Вам, знать, как относятся к этому люди там. Вы принимаете этот факт за норму?

Я учился ещё и в Австрии, Вы знаете, как там люди к этому относятся? Ещё более строго. Но это Америка. Я двадцать лет работаю на этом континенте и считаю, что лучше, когда люди реагируют живо и непосредственно, чем когда спят в первом отделении, а потом уходят.

У меня выбора нет, я не могу перевоспитать слушателей и не хочу их учить с чувством превосходства. Да это совсем и не нужно. Во-первых, этикет поведения не влияет на саму музыку; во-вторых, вспомните Моцарта, который писал отцу буквально о том, что во время премьеры одного из произведений успех был таков, что апплодисменты раздавались после каждой части, и некоторые из частей даже пришлось повторить. Так что только мы считаем, что люди должны вести себя на концерте, как в церкви – не двигаться, не разговаривать…

То есть Вы хотите сказать, что концертный зал перестал быть храмом? Чем тогда он является?

Неким учреждением, где люди могут услышать и пережить что-то интересное. Мы, музыканты – не жрецы и не священники. Иногда мы можем создать обстановку, «как в церкви», когда зрители полностью погружаются в музыку и не позволяют себе апплодировать до конца произведения. Такое бывает, но редко. Я думаю, что новых зрителей, которые нам нужны, как голодному хлеб, не надо пугать нравоучениями – они скоро сами разберутся, придя на концерты не раз и не два. Мне симпатичны люди, которые приходят в концертный зал потому, что искренне любят музыку, а не потому, что мнят себя её знатоками.

1 комментарий

  1. Кстати, говоря о маэстро Графе, он еще и чудный рассказчик. В прошлом году было ичень интересно слушать его комментарии в Русском центре о Мусоргском и Чайковском.

Комментарии закрыты.