ДВОЕ ПРОТИВ ГЕНАССАМБЛЕИ ООН

Виктор Лернер

oЗавершившуюся в Нью-Йорке Генеральную ассамблею ООН лишь с большим трудом можно назвать «состоявшейся»: ее буквально торпедировали с двух сторон. Два государственных лидера позаботились о том, чтобы главным результатом этого собрания стал скандал. Президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад в очередной раз проклял Израиль и заявил, что борьба с евреями является «религиозным долгом», а его коллега, президент Ливии Муаммар аль-Каддафи, чья страна председательствует в данный момент в ООН, попросту усыпил всех присутствующих многочасовыми разглагольствованиями ни о чем.

«Великого молчальника» прорвало на трибуне

Для начала – небольшая справка. Генеральная ассамблея ООН – это ничто иное, как многодневный ораторский марафон, на протяжении которого на трибуну поднимаются представители всех 192 стран-членов Организации Объединенных Наций. По традиции, первое слово всегда предоставляется Бразилии – в честь того, что именно этой стране довелось открыть первую Генассамблею в 1945 году. Вторыми «право голоса» получают, также по традиции, США – страна, давшая приют как структурам ООН, так и Генассамблее. Порядок выступлений представителей других государств довольно сложен, он подчиняется сложному коду, основной составной частью которого является правило о том, что сначала выступают лидеры государств, после них – лидеры правительств, затем – министры, а завершают это своеобразное «ток-шоу» дипломаты.

Есть и еще одно правило: каждому оратору на его выступление отводится всего лишь пять минут. Впрочем, со дня основания ООН этого регламента не придерживался почти никто. Ни политики, ни дипломаты, ни лидеры стран и правительств не отказывают себе в удовольствии поразглагольствовать подольше с самой высокой трибуны мира, так что о пяти минутах речь, как правило, не идет. Тем не менее, пожизненный президент Ливии, «черный полковник» Муаммар аль-Каддафи, похоже, решил поставить в этом своеобразном «марафоне нарушителей» мировой рекорд: выйдя на сцену сразу после президента США Барака Обамы, Каддафи говорил без малого два часа подряд. На самом деле, лидера Ливийской Народной Социалистической Джамахирии (так полностью называется Ливия) в кулуарах ООН давно уже прозвали «великим молчальником» – с момента своего прихода к власти 40 лет назад, ливийский диктатор ни разу не выступал на Генассамблеях ООН. Так что, похоже, он попросту сделал попытку наверстать упущенное: выход Каддафи на трибуну был, скорее, похож на знаменитый выход фараона в первом акте оперы «Аида», только вместо хора «К берегам священным Нила» ливийский лидер исполнил многочасовую сольную арию, в которой подверг саму идею ООН и ее Хартию уничтожающей критике. Президент страны, председательствующей в данный момент в Организации Объединенных Наций, призвал отменить право «вето» Совета Безопасности, который назвал «террористическим советом». Без всякой логической связи он потребовал ввести в «террористический совет» новых членов – в первую очередь, конечно же, его страну. При этом Каддафи удостоил многочисленных похвал американского президента: он назвал Обаму «мужественным сыном Африки» – впрочем, сам хозяин Белого дома услыхал об этом несколько позже, так как вместе с почти половиной присутствующих он успел покинуть зал. Не в знак протеста, а просто потому, что выслушивать двухчасовые страстные ругательства ни о чем – скучно. Впрочем, следует заметить, что от Каддафи никто ничего иного и не ожидал: в конце концов, совсем недавно ливийский лидер в стенах ООН столь же страстно требовал отменить… Швейцарию. Эту страну, по его мнению, следует разделить между Италией, Германией и Францией, чтоб не мозолила глаза своей нейтральностью и банковской тайной.

Образцовый демократ из Ирана

Совсем по другой причине представителям США, Израиля и стран Евросоюза пришлось покидать зал чуть позже, когда на трибуну поднялся гораздо менее презентабельный, но не менее задиристый президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад. Этот говорил куда меньше, но на протяжении своей речи успел многое. Для начала, он «пнул» Америку, заявив, что та беспардонно вмешивается в дела суверенного Афганистана. По традиции, досталось на орехи и Израилю, а заодно и всем евреям: Ахмадинеджад по-прежнему уверен в том, что «Холокоста не было, а если и был – то он используется против палестинцев». Конечно, многие усмотрели в этом «было-не было» явное противоречие, но к подобным неувязкам иранскому президенту не привыкать: следующим «номером программы» он объявил, что в мире существует лишь одна образцовая демократия – а именно, иранская. По его словам, президентские выборы в его стране прошли абсолютно честно, и весь народ поддержал как его лично, так и его правление.

Похоже, о той части иранского народа, которая погибла, получила увечья или попросту была брошена в тюрьмы и лагеря по результатам «абсолютно честных» выборов, Ахмадинеджад предпочел забыть. Напомнить ему об этих неудобных для «образцовой демократии» людях попытались иранские диссиденты: несколько тысяч человек в зеленых одеяниях – традиционный цвет иранского «исламского восстания» – прошли маршем от посольства Ирана до здания Генассамблеи ООН с лозунгами «Ахмадинеджад должен уйти!». Впрочем, иранский президент их, естественно, не послушался. Вместо него, как уже упоминалось, ушли из зала американцы, европейцы и израильтяне.

Примечательно, что на данной Генассамблее впервые, пусть и косвенно, российский президент высказался за введение против Ирана жестких санкций. После того как лидер Франции Николя Саркози заявил, что следует дать Ирану срок до декабря 2009 года, чтобы эта страна остановила свою ядерную программу, которая, по мнению абсолютного большинства экспертов (за исключением разве что иранских), направлена на создание атомного оружия, Дмитрий Медведев заявил буквально следующее: «Санкции редко приводят к продуктивным результатам, но в некоторых случаях они неизбежны». Похоже, «перезагрузка» отношений между США и Россией в самом деле может оказаться обоюдной и не слишком приятной для иранского президента.