ОБАМА «ПЕРЕЗАГРУЗИЛ» ВОСТОЧНУЮ ЕВРОПУ

Виктор Лернер

obamaОсновное событие недели – по крайней мере, для российских СМИ – произошло в четверг: президент США Барак Обама объявил об отказе от строительства так называемого Третьего позиционного района. Иными словами, в Польше не будут размещены американские ядерные противоракеты, а Чехия не получит новой американской станции радиолокационного слежения.

Из России с любовью?

Сообщения об отказе США от восточноевропейского «ядерного строительства» множились в течениe дня, как снежный ком: сначала сведения об этом появились в американской печати, потом их подтвердил председатель Комитета начальников штабов ВС США адмирал Майкл Маллен, а следом и сам президент Обама официально заявил, что Америка отказывается от ядерного сотрудничества с Польшей и Чехией. Столь же лавинообразно нарастали и объяснения этого шага. Сначала Пентагон заявил об экономической нецелесообразности проекта, потом выяснилось, что, по сведениям ЦРУ, Иран прекратил разработку ракет дальнего действия еще в 2003 году, так что гипотетическим польским антиракетам было бы попросту нечего перехватывать. В конце концов все тот же Барак Обама заявил, что решение Америки принято в рамках пресловутой «перезагрузки» отношений с Россией: мол, от нашего внимания не укрылась обеспокоенность Кремля восточноевропейскими планами Белого дома (как будто те отчаянные крики, которые до сих пор доносились по этому поводу из Москвы, можно было вообще не услышать) – так что мы, милостию Божию сверхдержава всея Земли, решили не дразнить медведя, а создать условия для сотрудничества с ним.

В ответ, хоть это официально и не заявлялось, Америка ожидает теперь от России ответного шага навстречу: к примеру, изменение отношения Кремля к ужесточению санкций против Ирана. Пойдет ли российское руководство на такой шаг – в скором времени станет ясно, а пока что российские СМИ и официальные политики громко празднуют победу. Президент Медведев сообщает миру о том, что новую систему безопасности можно выстроить только на международной основе, а российские СМИ наперебой цитируют экс-Госсекретаря США Меделин Олбрайт, которая заявила, что «в последнее время у многих стран сложилось впечатление, что Америка желает управлять миром, а у американцев появилось ощущение, что им позволено больше, чем всем остальным». Так или иначе, а принятое Обамой решение Кремль, и в самом деле, с полным правом может внести в список своих дипломатических побед. Пожалуй, впервые с момента распада СССР Америка признала политическое значение России не на словах, а на деле. Более того – тот факт, что отказ от размещения элементов американской системы ПРО был продиктован именно желанием «перезагрузить» отношения с Россией, дает повод для весьма далеко идущих экстраполяций. К примеру, о поддержке Америкой вступления Грузии и Украины в НАТО, о ядерных программах Ирана и Северной Кореи, об отношениях с Сербией и Косово… Обычно в странах Запада, несмотря на любую смену любого правительства, действует принцип преемственности – в первую очередь, во внешней политике. Барак Обама в очередной раз продемонстрировал, что он лично этого принципа придерживаться не намерен: столь резко внешнеполитический курс США не менялся, пожалуй, со времен Гражданской войны.

«Техническое решение» или «катастрофа»?

Что касается Чехии и Польши, то от этих стран, естественно, никто не ожидал восторга по поводу принятого администрацией Обамы решения. Слишком много надежд связывали руководители этих стран с проектом размещения американских ПРО, чтобы так просто, без дальнейших комментариев, смириться с тем, что никакого размещения не будет. Впрочем, надежды эти у Чехии и Польши были различными. Если чешское руководство более всего радовалось обещанным американцами пяти миллиардам долларов на перевооружение и модернизацию чешской армии, то польское руководство связывало с американскими ядерными «птичками» на своей территории, скорее, некую политическую программу, в которой материальная выгода играла второстепенную роль.

Соответственно, и реакция в обеих странах оказалась различной. Глава чешского правительства Ян Фишер сухо подтвердил, что Белый дом проинформировал его об изменении планов, и заявил примерно следующее: «Чешское руководство понимает мотивы принятия этого технического решения. Чехия, как и прежде, открыта для сотрудничества с США». Что касается главы польского МИДа Радослава Сикорского, то его слова отличались гораздо большей эмоциональностью: он попросту, без обиняков, назвал отказ США от размещения в Польше противоракет «катастрофой». И в самом деле, для польской внешней политики подобное решение и может иметь катастрофические последствия. Предыдущее правительство Польской республики, «продавливая» согласие на американские ракеты, в буквальном смысле, шло ва-банк: премьер-министр Ярослав Качиньский, смущая своих американских партнеров, громогласно заявлял о том, что «американские ракеты навсегда гарантируют Польше безопасность от России» (и это при том, что американские дипломаты всеми силами старались обходить стороной этот щекотливый вопрос, всячески подчеркивая, что Америка выстраивает щит от будущих иранских ракет). Ради чести «приютить» у себя часть ракетно-ядерного потенциала США прежнее польское руководство с готовностью разругалось с Германией и Францией – эти страны возражали против расширения американского ядерного «зонтика» на территорию Восточной Европы. Правительство Качиньского даже готово было заплатить за то, чтобы американцы соизволили поставить свои ракеты на боевое дежурство в Польше. Когда по результатам досрочных выборов польское правительство сформировал либерал Дональд Туск, вопрос оплаты оказался повернут на 180° – теперь уже американцы обещали полякам немалые деньги в качестве арендной платы за размещение своих противоракет. При этом сами намерения остались неизменными: польские руководители готовы были, даже наперекор мнению большинства поляков, предоставить территорию своей страны для размещения американской системы ПРО.

Похоже, администрация Барака Обамы не испытывает того интереса к восточноевропейским странам, каким отличалась администрация Джорджа Буша. Обама явно не собирается дразнить лидеров Евросоюза и сталкивать их лбами с поляками. Для польских руководителей это – серьезный удар. До сих пор они выступали с позиций «верных друзей» США (а злые языки поговаривали, что не столько «друзей», сколько «сателлитов»), а теперь вдруг Большой Брат столь явно и недвусмысленно указывает им их место? Это, как говорят китайцы, «потеря лица». Теперь польскому президенту Леху Качиньскому вряд ли удастся в очередной раз «качать права» на брюссельском паркете, рассчитывая на поддержку заокеанского друга Джорджа или его наследника, друга Барака – последний Качиньскому больше не друг. Придется привыкать уживаться в европейской семье и, что того хуже – договариваться с восточным соседом, Россией. Что ж, если правительство Польши считает подобную перспективу «катастрофической» – ему, конечно, виднее.