ОТГОЛОСКИ РУССКИХ СЕЗОНОВ

Павел Овчинников, Фото: Jean-Daniel Lorieux

ba0В начале 20-го столетия Россия оказала огромное влияние на европейскую культуру. Знаменитые «Русские сезоны» Дягилева дали направление развитию всех видов искусств.

В этом году, как и многие компании во всем мире, хьюстонский Театр танца Доминика Уолша будет праздновать 100-летнюю годовщину дягилевских «Русских сезонов». На сцене хьюстонского Zilka Hall в концертной серии (15, 16 и 17 октября) будет представлена классика «Руссих сезонов» – балеты «Послеполуденный отдых фавна», «Умирающий лебедь», «Видение розы» и «Жар-птица».

Для самого Уолша предстоящие концерты – двойной праздник: состоится премьера его постановки балета Стравинского «Жар-птица» со звездой Парижского балета Мари-Агнес Гилло в заглавной партии. Идею «Жар-птицы» придумали Михаил Фокин и Сергей Дягилев. Фокин сочинил либретто по мотивам русских сказок. Лядов, которому сначала заказали музыку, работал очень медленно, и тогда Дягилев «отдал» балет молодому ученику Римского-Корсакова Игорю Стравинскому. Оформление и костюмы «а-ля рюсс» были стилизованы художниками-мирискустниками Головиным и Бенуа в духе эстетических идей «серебряного века». Премьера состоялась в Париже в 1910 году, и постановка стала одним из шедевров «Русских сезонов» Дягилева.

«Не секрет, что я с огромной долей ностальгии отношусь к эпохе Дягилева. А к «Жар-птице» у меня особый интерес, так как этот балет был первым заказом от Дягилева для «Русских сезонов» и началом успешной карьеры Стравинского. Партитура «Жар-птицы» всегда очаровывала меня своей запутанностью, интригой и изощрённостью театральной композиции», – признаётся Доминик Уолш. При этом он не скопировал оригинальную постановку, а внес в нее свое собственное прочтение партитуры Стравинского.

ba1Октябрьская программа театра Доминика Уолша включает в себя премьеру интерпретации балета «Послеполуденный отдых фавна», который был триумфом великого Вацлава Нижинского. В 1912 году этот балет видел весь Париж. Нижинский устроил первый самый громкий балетный скандал ХХ века, когда на «Русских сезонах» он представил публике свою работу «Послеполуденный отдых Фавна». В финале представления нимфа убегает от фавна, оставляя свою одежду. Фавн-Нижинский берёт тунику и ложится на неё, как на женщину. Французы не верили своим глазам: Нижинский на сцене демонстрировал то, что признано считать «сексуальным извращением». Это был скандал! Что будет из себя представлять постановка Доминика Уолша, можно только догадываться.

В 1908 году на сцене Мариинского театра Петербурга звездой русского балета Анной Павловой была впервые исполнена хореографическая миниатюра «Умирающий лебедь».

Миниатюру специально для Павловой поставил Михаил Фокин на музыку французского композитора Камиля Сен-Санса. Тесное слияние музыки одной из частей оркестровой сюиты «Карнавала животных» с пластичными, перетекающими линиями танца «Умирающего лебедя», стало воплощением хрупкой красоты, зыбкости и ранимости любви. В классической постановке раненый лебедь умирает в конце танца. Чтобы заинтриговать читателя, скажем только, что Доминик Уолш перенёс идею в современный мир и воплотил её с помощью принципов экспериментального танцевального театра.

Кроме того, хьюстонский зритель увидит интерпретацию Уолша «Видения розы» Михаила Фокина с декорациями и костюмами художника Кэти Хеинлеин. Премьера спектакля «Видение розы» (или «Призрак розы») состоялась в 1911 году в Монте-Карло во время триумфальных гастролей русского балета в Европе. Это одно из самых камерных произведений мирового хореографического репертуара. Михаил Фокин был пленен строфами Теофиля Готье, посвященными душе цветка, а музыка К. М. Вебера «Приглашение к танцу», оркестрованная Г. Берлиозом, помогла знаменитому хореографу создать образную пластическую форму балета. Фокин воспользовался приемами и красками романтического балета, подчинив их эстетике современного ему искусства. «Видение розы» вводит нас в мир романтической элегии, мечты, ускользающих видений.

Для хьюстонских любителей балетного искусства настоящим подарком будет участие в проекте «Русских сезонов» Мари-Агнес Гилло, которую многие помнят по недавнему фестивалю Dance Salad, где она танцевала в паре с Кадером Беларби. Солист труппы Уолша, Доменико Лучано, который выступит партнёром французской звезды, говорит: «Мари-Агнес всегда была одной из моих любимых балерин. Меня поразил её сценический темперамент во время выступления на фестивале Dance Salad. Она профессионал высочайшего класса, который знает точно, как интерпретировать ту или иную роль. Её подход стал для меня мощным творческим стимулом. Во время репетиций между Мари-Агнес и мной возник взаимный обмен – и в плане артистизма, и в эмоциональном плане, – продолжает Лучано. – Она очень глубокий и разносторонний человек, и для меня большая честь выступать с ней на сцене».

4 комментария

  1. Мдяяя, пожоже, что дэвушка с сигаретой – это то же самое, что некогда Тамара Карсавина в шароварах (см. картинку). Представляю, что за “жаренная птица” там будет !!!

  2. В прошлом году Хьюстонский балет ставил “Карнавал животных” на музыку Сен Санса. Так вот, тот “Умирающий лебедь” запомнится навсегда. Вышла в меру упитанная дама в деловом платье и на каблуках и немного походила по сцене под музыку.

    Очень надеюсь, что в этой труппе будет по-другому.

  3. Одно болшое разочарование, а ведь сколько было разговоров….
    Вот что пишет в Houston Chronicle: Meyer brought screen-siren glamour to Walsh’s new take on The Dying Swan. The choreography for this piece was so minimal I kept waiting for the dance to start. На самом деле танца не было вовсе. Ужас!!!

  4. “На самом деле танца не было вовсе. Ужас!!!”

    Девица просто стояла и курила под музыку, изредка конвульсивно подрагивая плечиком. А между тем, Анна Павлова просто физически умирала, танцуя “Лебедя”!!!

Комментарии закрыты.