ПЕВЕЦ – ЭТО ДУША ОПЕРЫ

Беседовала Ольга Вайнер. Фото автора. Послесловие - Павел Овчинников, фотографии с репетиций - Felix Sanchez

s0Со времени умопомрачительного дебюта Екатерины Сюриной в московском театре Новая опера прошло почти 10 лет. Сейчас Екатерина одна из самых востребованных молодых певиц в мире. Лондонский Ковент-Гартен, парижская Опера-Бастиль, Штаттс-опера в Вене и Берлине, Метрополитен-опера охотно приглашают молодую россиянку. В этом сезоне повезло и хьюстонским любителям оперного искусства. На сцене HGO в опере Гаэтано Доницетти «Любовный напиток» Екатерина Сюрина исполняет роль Адины.

Необыкновенно артистична, певица продолжает играть и в жизни. Интервью «Нашему Техасу» получилось эмоциональным.

Вас называли «Русское чудо», «Лучшая московская Джильда». Насколько Вам комфортно жить с этими клише?

Насчёт «Лучшей Джильды» всё просто. В 2000 году в Москве была одна-единственная постановка «Риголетто» – в театре Новая опера. Она была яркой и запоминающейся – там пел заглавную роль Дмитрий Хворостовский, дирижировал сам Колобов. Для меня это был дебютный спектакль, видимо, я и запомнилась.

Эпитет «Русское чудо», помнится, появился после Зальцбургского фестиваля и был подхвачен одной из екатеринбургских газет. Это понятно, я родом из Екатеринбурга, и город гордится мной. Мне приятно, что люди меня помнят, хотя я уже десять лет пою преимущественно на Западе. Мне бы очень хотелось, несмотря на европейские контракты, спеть там – просто так, для своей семьи, родственников и друзей – ведь у них нет возможности путешествовать по миру.

В десятке самых успешных российских певцов Вы занимаете третье место – после Нетребко и Гуряковой. На Ваш собственный взгляд, насколько Вы успешны?

Не может быть! Что ж, мне очень приятно, что я занимаю третье место после певиц такого ранга. Я обожаю Аню Нетребко и поддерживаю с ней дружеские отношения. Когда есть возможность и мы выступаем где-нибудь поблизости, мы встречаемся. У наших детей разница всего в один год, словом, у нас похожая жизнь, с той разницей, что она занята гораздо больше, чем я. Оля Гурякова для меня всегда была эталоном. Когда она пела Мими в театре Станиславского, мы, тогда ещё студенты, прибегали слушать её. Она очень красива и органична на сцене. Я у неё многому научилась.

Я считаю себя состоявшейся певицей в плане того, что у меня есть любимая работа, роли, которые я хотела спеть, меня приглашают петь в знаменитые театры. Я так понимаю, что меня знают в оперных кругах. Я думаю, что людям, которые интересуются оперой – читают оперные журналы, покупают диски – известно моё имя. Если я пою в одном и том же театре несколько лет подряд, публика меня помнит и принимает очень тепло.

У Вас есть поклонники, которые следят за графиком Ваших выступлений и путешествуют за Вами по миру?

Есть. Их немного, но есть. Например, я помню, как во время моих концертов в Нью-Йорке приезжали люди из Японии. Меня поражает этот факт, и я так благодарна этим людям, которые не только приходят на концерты, но потом ждут нас после спектаклей, чтобы получить автограф. Я всегда нахожу время, хоть 3-5 минут, поговорить с ними. Мне важен этот контакт со зрителем. Ведь благодаря им, их аплодисментам, мы, певцы, буквально заряжаемся энергией.

О личной жизни. Ваш муж Чарльз Кастроново тоже певец, тенор. Как часто вы поёте вместе? Как сбалансирована любовь на сцене и в жизни?

Мы познакомились в Берлине во время работы над оперой «Любовный напиток». Первый раз в жизни я пела в опере со счастливым концом (до этого были оперы, где мои героини или умирали, или сходили с ума). Эта опера для нас стала особенной, так же как и Берлин, город, где мы повстречались. Мы поём вместе крайне редко, даже несмотря на то, что мы оба лирические певцы – весь концертный график зависит от наших агентов. Нам удаётся выступить вместе один раз в году, а хотелось бы больше. Мы вместе пели «Сомнамбулу», «Искателей жемчуга», скоро будем петь «Волшебную флейту» в Санта-Фе. Нам очень интересно работать на сцене вместе. Певцу всегда важно иметь «своё ухо» – то есть человека, который слышит тебя, знает твою природу, человека, которому ты веришь. У многих певцов это педагоги, у меня – мой муж, который мне помогает и даёт советы. Есть, правда, одна трудность. Если я пою с другими певцами, я не переживаю за них, а больше концентрируюсь на себе, а когда пою с Чарли, то воспринимаю его пение эмоционально и очень волнуюсь за него.

Пресса Вас любит и хвалит. Иногда, правда, российские журналисты мягко журят за то, что Вы редко поёте на Родине.

Я не читаю отзывы прессы и единственную критику воспринимаю от людей, которым я доверяю. На то, что жалуются, что я не приезжаю в Россию, у меня есть честный ответ : «А вы не приглашаете». Россия всё-таки особенная страна, непредсказуемая. Мой педагог мне всегда говорил: «Катя, не надо мерить Россию рамками Европы. У нас всё по-другому. Даже если не платят, надо приезжать и петь». Я согласна, но хотелось бы, чтобы организация концертов была профессиональной.

Я бы очень хотела спеть в Большом театре «Руслана и Людмилу» (это моя мечта – русский репертуар!), но вдруг возникли какие-то сложности с контрактом. Я точно знаю, что 6 декабря у меня должен быть концерт в Санкт-Петербурге, но пока ни программа, ни условия контракта неизвестны. Но я всё равно ухватилась за эту возможность. Когда мне ещё представится спеть со своим мужем красивую программу, которая бы нам подходила и по голосам, и по душе, к тому же спеть для нашей публики!

Сложился ли у Вас за эти годы стиль поведения примадонны на сцене?

Не хотелось бы, чтобы сложился. Существует множество певиц, достигших огромных высот, которые не ведут себя, как примадонны – они для меня пример. На сцене, впрочем, я стараюсь отстоять своё видение роли, особенно когда чувствую, ЧТО для меня органично и удобно, но стараюсь сделать это миролюбиво, без агрессии. Добрые отношения с режиссёром, с дирижёром, с партнёрами по сцене для меня очень важны, надо искать компромиссные решения.

Иногда забавно наблюдать, как дирижёры заискивают перед именитыми певцами и «отрываются» на молодёжи. Какое счастье, что я уже дожила до тех времён, когда со мной заискивают, а других гоняют, как детей! Приятно работать с дирижёром на равных, как с коллегой.

Я считаю, что всё в театре в конечном счёте зависит именно от актёра – не от режиссёра, не от музыкантов в оркестровой яме, а от людей, которые находятся на сцене. Мы – проводники идей – и музыкальных, и драматических. Мы – душа оперы. На нас лежит огромная ответственность.

Живя в Хьюстоне и обожая нашу оперу, мы пытаемся понять, чем привлекает наш оперный театр певцов-гастролёров. Вы репетируете на сцене HGO почти месяц, что немало. Расскажите о своих впечатлениях.

s1О хьюстонской опере я знала раньше от своих друзей, которые стажировались в оперной студии – Маша Маркина, Альбина Шагимуратова, Коля Диденко – все они прекрасно отзывались об HGO. На меня произвела впечатление великолепная акустика и сам зал театра. Очень удобно петь на этой сцене. В HGO работают очень тёплые люди, готовые всегда помочь, это тоже важно.

Я уже говорила, что «Любовный напиток» Доницетти для меня особенный спектакль, я очень люблю эту оперу и получаю огромное удовольствие во время пения. Я считаю, что прийти на этот спектакль нужно всем – и оперным завсегдатаям , и людям, которые не были в опере ни разу, и взрослым , и детям. Эта опера лёгкая, написанная с юмором – лучшее лекарство от повседневных проблем.

Спасибо. Успешной Вам премьеры.

Беседовала Ольга Вайнер. Фото автора.


ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Заметки с генеральной репетиции или Полюби, Марусенька, электрика

То, что хьюстонская постановка сделана, чтобы угодить всем и каждому – чистая правда. Со времени создания в 1832 году опера Доницетти была обречена на успех. Чувства, охватывающие героев вечны: любовь, кокетство, соперничество, ревность. Поэтому ситуация «Любовного напитка» не связана временем и могла произойти когда угодно. Действие постановки Аннабел Арден (Annabel Arden) происходит в 30-40 годы в некой итальянской деревушке. Декорации и костюмы выполнены на твёрдую пятёрку (художник Lez Brotherston). Запомнились режиссёрские трюки с кинопроектором во время появления Дулькамары.

s2В целом постановка сильно походит на бродвейские мюзиклы. Слишком уж много движения на сцене – танцы, клоунада, марши, запрыгивания на столбы и в окна, имитация «замедленного движения», коллективные объятия главного героя женским составом хора, в общем – Бродвей. О фонарном столбе – отдельно. Главный лирический герой, Неморино (Джон Осборн), работает простым электриком. Так что от столба, практически, не отходит и периодически старается починить фонарь. Очень хотелось обратиться к его возлюбленной Адине словами известной песни «Полюби, Марусенька, электрика».

Спектакль на генеральной был хорошо спет и замечательно сыгран оркестром под управлением Эдоардо Мюллера. Екатерина Сюрина-Адина была очаровательна. Голос певицы звучал красиво и звучно. Сюрина тонко сыграла роль как актриса. Немного жаль, что режиссёр заставила её непрерывно двигаться во время пения.
Неморино-Джон Осборн обладает небольшим голосом, которым, впрочем, певец умело пользуется. Романс Una furtiva lagrima («Одна слезинка украдкой») – лирический супершлягер всех времён и народов, был исполнен Осборном прочувствовано, без излишних страстных всхлипываний. Уморителен был Алессандро Корбелли в характерной роли лекаря Дулькамары. Лиам Боннер (Белькоре) немного форсировал звук, но в целом звучал довольно ровно.

Не надо забывать прекрасно спетые хоровые сцены и ансамбли, чистый итальянский язык, и мы имеем полный набор удачного начала сезона.

До встречи в опере.

Павел Овчинников

21 комментарий

  1. Из интервью больше всего понравилась фраза: “я пела в опере со счастливым концом” – это про мужа.

  2. Спасибо, что предупредили. На такое безобразие идти нельзя. Уже и до Доницетти добрались, переделывая в современный кошмар.

  3. Это Вы зря, постановка – вполне традиционная, без выкрутас. К тому же, как сказал автор, весь антураж – на твёрдую пятёрку. Поют все отменно. Сюрина – просто фея!!! Вывод: смотреть ОБЯЗАТЕЛЬНО!

  4. Клякса, все бросайте и бегите в оперу на “Любовный напиток” – это просто праздник.

  5. Нет , увольте! На “электрика на столбе”- смотреть нельзя, а с закрытыми глазами как-то ещё не привыкла слушать оперу-смешно и грустно во что превращают классику из-за дешевизны постановки. Завтра побегу на Лоенгрина, если так же как и Элексир-сбегу с самого начала

  6. Зря, зря. Он на столбе совсем чуть-чуть. Зато голоса прекрасные.
    Кстати 12 и 15 ноября в кинотетрах будут показывать “Евгения Онегина” в постановке Большого театра с Татьяной Моногаровой (она будет петь в этом сезоне у нас в “Пиковой даме” и с Мариушем Квеченем (два года назад он в Хьюстоне пел в “Дон-Жуане”).

    В Русском центре билеты по $15, а в кассах по $20.

  7. Рапортую про “Лоэнгрина”: Сбегать после первого акта категорически не рекомендуется, поскольку как раз во втором акте самая красивая музыка. Певица, исполнявшая Ортруду прекрасна!!! Голоса – крепкие, оркестр – слаженный. Постановку обсуждать после просмотра… И ТОЛЬКО!

  8. Он на столбе совсем чуть-чуть.
    —————-
    точно офонареть! :)) Как раз тот случай:)))))))
    Ладно , на столбе повисели и спели всё прекрасными голосами.:)) Теперь осилим ли Лоэнгрина? Вот в чём вопрос:) Ведь нежные души легко ранимы….Ох и чажало
    чавой-то…:(((

  9. Что можно сказать?! Полное безобразие:) Я говорю о постановке. Король сказочного Брабанта- одет в военную форму, увешан орденами и их очень много(!), опоясан золотым поясом и в сапогах! Вся массовка-хор- в каких-то линялых-серо-псивых военных формах, все в пилотках и с (!) автоматами. (Чудная картина!) Декорация- какая-то библиотека со стеллажами книжными и прямыми формами окон. Сплошные прямоугольники без радостных цветов. Серость, скука для глаза и полная эклектика времени , либретто и сценического дизайна.
    Музыка-выше всякой похвалы. Ну что тут скажешь? Вагнер! Оркестр- великолепен. Слажен, сыгран.
    Лоэнгрин- не плохой тенор. ( 2 петуха вылетело!) С животом, не уклюжий …
    Лебедь- может быть это и находка постановщика, но я слушала эту оперу в Риме и там была совсем иная интерпретация, где всё воспринималось , как сказочное прекрасное действие с красивыми костюмами и романтичной декорацией.
    Мне бы хотелось увидеть нечто похожее на прекрасную сказку, а не военный лагерь на сцене такого замечательного оперного театра.
    Очередное разочарование.
    Как высидела до конца- удивляюсь…

  10. Голоса – крепкие, оркестр – слаженный.
    ______________________________________
    Лайнер – серебристый, чуство — глубокого удовлетворения.

    Крепкими голосами под аккомпанемент слаженного оркестра трудовой коллектив оперы г. Хьюстона исполнил оперу Лоэенгрин, доставив немало моментов прикосновения к прекрасному для трудящихся г.Хьютона и его окрестностей, коии расходились после данного удачного мероприятия с чуством глубокого удовлетворения, готовые к новым трудовым свершениям на благо своей Родины и всего прогрессивного человечества.

  11. **На меня произвела впечатление великолепная акустика и сам зал театра. **

    Да, театр в Хьюстоне и правда отличный…

  12. Dr.Watson, конечно можно было бы и посмеяться, если бы не было так грустно…
    Певцов приглашают из многих самых пресамых театров и со всего мира. В нашем оперном театре нет постоянной труппы. Есть студия, куда приезжают на 2 года из разных стран и театров Америки молодые талантливые певцы. Были и из России- Коля Диденко, Мария Маркина. Вот теперь новая певица ( которая в Элексире пела) Голоса в хьюстонской опере действительно великолепные и как написала Елена-акустика действительно великолепна.
    Но погоня за рентабельностью и дешевизной доходит до абсурда. Вы помните постановку “Князя Игоря”? Когда кн. Игорь появился в костюме Николая 2 ?? А половецкие танцы исполнялись каким-то грузинским танцевальным коллективом. Таких ” находок” было очень много. Сначала это удивляет, потом раздражает, а когда становится смешно, то и ходить на подобное нет желания. И главное ЗАЧЕМ всё преподносить в идиотском свете? Меня удивляет насколько хьюстонская публика непритязательна и всё “хавает” . Стоят и по 30 мин. хлопают!

    А потом после такого искусства, после школьного “образования” , после всего того, отчего волосы на голове шевелятся ,спрашивают ” А НА ЧЬЕЙ СТОРОНЕ РОССИЯ ВОЕВАЛА?”

    Я не смешиваю всё в одну кучу. Одно вытекает из другого. Но я точно знаю, что искусство дело серьёзное.

  13. Но я точно знаю, что искусство дело серьёзное.
    _________________________
    Несомненно, только вот к провинциальной хьюстонской опере это имеет очень косвенное отношение. Если в столицах опера — это искусство и social event где-то в соотносимых пропорциях, то в провинции баланс брутально смещён в пользу тусовки и чтоб потом поговорить за “Лоэнгрин” при случае. ( There is nothing wrong with that )

  14. Dr.Watson, мне кажется, что называть хьюстонскую оперу провинциальной- большая ошибка. Такая тенденция переделывания классических опер в современную интерпретацию распространено по всей Европе. К великому сожалению. Об этом же говорила и Галина Вишневская.
    Хьюстон – далеко не провинция. Приглашаются лучшие исполнители, известные постановщики , художники.
    Я соглашусь с Вами в том что “баланс смещён в пользу тусовки”. Эта тусовка с умиление смотрит на всё . Почему? До меня это никак не доходит. И что уж совсем странно- неприлично высказывать своё мнение . Несколько человек там в театре спрашивали меня получаю ли я удовольствие ? Я , как скорее всего полная идиотка, говорила этим милым людям то, что действительно нравится ,а что нет. Реакция была одинакова- все отскакивали как горох от стенки с оскорблёнными лицами::::))))))))
    Т.Е. вывод однозначен- не возникать и нельзя , даже в приличной форме, говорить что-то не общепринятое:))
    Маразм , как видно, совсем окреп:)

  15. RCC “Our TEXAS” offers discount price tickets:

    Opera in Cinema Series:
    P. Tchaikovsky “Eugene Onegin”
    (Production of the Bolshoi Theatre)

    Silverado 19 IMAX Theatre
    24720 State Hwy 249 Tomball, TX 77375

    Tickets: at RCC – $15 (regular price $20)

    Thursday, 11/12, 7:00 PM & Sunday, 11/15, 3:00 PM

    CAST:
    Makvala Kasrashvili (Madame Larina)
    Tatiana Monogarova (Tatyana)
    Margarita Mamsirova (Olga)
    Emma Sarkisyan (Filippievna)
    Mariusz Kwiecien (Eugene Onegin)
    Andrey Dunaev (Vladimir Lensky)

    “This production staged by Dmitri Tcherniakov is uncommonly powerful and intelligent, if only in the way it packs an emotional wallop.”
    – Le Figaro, September 2008

    “Dimitri Tcherniakov, who is known for his innovative flair, creates in this production an astounding way of preserving classical tradition and defying conventions at the same time.”
    – Journal de Dimanche, September 2008

  16. Клякса, с чего вы взяли, что Хьюстонская опера экономит на постановках? Это совсем не так. Тот злополучный спектакль “Князь Игорь” ставился одним из самых знаменитых в мире постановщиков Замбелой. Наверное, у нее такое видение России того времени. Тут ничего не поделать, но дешевой эту постановку назвать никак нельзя.

  17. Если бы хоть весь этот ужас объяснялся экономикой, то можно было бы понять издевательства над либретто. А так -? Смотреть на ” изыски” постановщиков ради “изысков”? Ну должна же быть хоть какая-то объективная причина для таких упражнений?

Комментарии закрыты.