ИНТЕРВЬЮ С ЛИДЕРОМ ГРУППЫ МУМИЙ ТРОЛЛЬ ИЛЬЕЙ ЛАГУТЕНКО

Макс Хаген

mtВ то время как Мумий Тролль кажется уже непотопляемым кораблем на российском рынке, Илье Лагутенко и его команде, похоже, стало недоставать элемента риска и новых впечатлений. Группа продолжает пробовать себя на площадках США, а российским поклонникам, если верить обещаниям Ильи, вскоре придется вылавливать новые песни во Всемирной паутине.

Что еще может сделать Мумий Тролль после такого гиганта, как «8»?

Концептуально альбом «8» стал последним альбомом группы в классическом понимании этого слова. Развитие музыки как таковой и общения музыкантов со слушателем, а также связывающей их коммерческой составляющей принимает новые формы. Альбомы на носителях – вымирающий вид. Чем морочить друг другу головы разговорами о следующих альбомах, концепциях и так далее, проще сказать, что альбомов не будет.

Музыка будет создаваться в том или ином виде и, так или иначе, потребляться. Куда мы с этим будем двигаться, я пока не знаю. Я не продюсерская компания или звукозаписывающий лейбл, у которого есть своя стратегия. Так случилось, что более десяти лет активной деятельности группы Мумий Тролль мы как-то движемся по интуиции. И в этом есть, наверное, большой плюс: может быть, мы совершаем иногда неправильные ходы, но группа живет. Если бы это был какой-то расписанный от и до проект, то здесь, наверное, были бы и начало, и конец. А так получается бесконечная история.

Насколько вам помогает то, что агентом ваших американских концертов является The Agency Group – крупная промоутерская компания?

Никакой эмигрантский промоутер за рубежом не сможет сделать нам такую сетку выступлений в клубах, как американский агент. В этом случае мы, возможно, не получаем той русскоязычной аудитории, которую могли бы. Западный промоутер просто отказывается работать в этом направлении. Но при этом, будучи новой группой в Новом Свете, мы вряд ли можем рассчитывать на тысячи американцев. Для этого должна присутствовать как минимум какая-то радиоистория. Это сложный момент, для которого должно существовать решение, и мы пытаемся его найти. Опять же, мы не поем на английском языке…

Но наш американский тур – не эготрип. Мы себя заведомо ставим в положение «еще одной новой группы» с экзотической историей, которая, по большому счету, мало кому понятна. Я не питаю никаких иллюзий, но, с другой стороны, мой опыт говорит, что музыкальный успех – это просто когда совпадают время и место. И их невозможно угадать.

Отозвался ли релиз «Comrade Ambassador» в Америке чем-нибудь сущестґвенным?

Благодаря тому, что пластинка вышла в Штатах, наши песни начали появляться в фильмах и сериалах. Например, трек «В этом свете» звучит в любовной сцене фильма «Dead End Falls» (если я правильно помню название), это какой-то триллер-боевик. Также нами заинтересовались создатели одного сериала на НВО. Там часть действия происходит в Нью-Йорке на Брайтон-бич, и играет некий русский рок. Песня «Метель» используется в научном фильме о спасении природы. Песня, конечно, к этой теме вообще не имеет никакого отношения, но, тем не менее, берут. Я прекрасно понимаю, что это сегодняшние реалии.

Могла бы группа работать по принципу коллективов, которые продвигают себя сами, уходят в интернет, выпускают музыку бесплатно?

Вообще мы находимся в таком же положении. Именно в состоянии, когда ты сам хозяин своего дела, и когда в процессе воплощения идеи меньше всего посредґников, и рождаются вещи, имеющие смысл для рассмотрения. Очень важна история, которая уже есть у коллектива за плечами. Понятно, что тяжело сравнивать фан-базы российских и зарубежных групп. Западные коллективы, имевшие поддержку рекорд-компаний несколько лет назад, имеют некоторое преимущество – у них сложенная международная фанатская база, экономически более продвинутая, чем у нас. Вне зависимости от того, что и те и другие могут быть представлены только в интернете и не иметь доступа на федеральные каналы. Здесь важно именно то, что благодаря собственной истории какие-то группы уже создали себе базу поклонников, с которыми они могут вести диалог и выстраивать отношения уже существующие, нежели кого-то завоевывать. С другой стороны, у нас это тоже заняло десять лет, а у Машины Времени, допустим, 30. Наверное, у молодых все впереди, они мобильны в выстраивании этого диалога. Будущее, по-моему, за таким непосредственным общением.

1 комментарий

Комментарии закрыты.