АНГЛИКАНСКАЯ ОХОТА ПАПЫ БЕНЕДИКТА XVI

Виктор Лернер

pПапа Римский Бенедикт XVI известен своей консервативностью и приверженностью к старым традициям. Тем не менее, в своей попытке привлечь в лоно Католической церкви как можно больше новых прихожан, Понтифик сделал недавно сенсационное заявление: по его словам, англиканские священники, желающие перейти в католицизм, смогут сохранить свои семьи. До сих пор принцип целибата или безбрачия оставался своего рода краеугольным камнем католического клира, однако теперь сам Папа стал его расшатывать.

«Приходите, англиканцы, я вас чаем угощу!»

Первое, что видит Папа Римский из окна своих ватиканских покоев, когда просыпается по утрам – огромный рекламный плакат, укрепленный на знаменитой колоннаде Бернини на площади Св. Петра: «Communication is life!» – сообщает своим потенциальным клиентам итальянский телекоммуникационный концерн «Telecom». Вот так вот. Времена меняются, и жизнью стала коммуникация (communication), а вовсе не святое причастие (communion), составляющее основу католицизма. И именно коммуникации, умения доводить до сведения окружающих свои мысли, по мнению многих, до сих пор катастрофически недоставало Папе. Его постоянно ловят на каких-нибудь оговорках, двусмысленностях или умолчаниях – из-за этого Ватикану пришлось пережить не один скандал. Вот и теперь новая инициатива Его Святейшества привела в замешательство едва ли не весь католический клир. Если ориентироваться на его очередное так называемое Апостольское послание, то в скором времени в лоне Католической церкви могут появиться священники, которые, прежде чем отправиться служить мессу, вполне могут, к примеру, по-быстрому отвезти детей в школу. Или, скажем, при случае захватить супругу в Рим, на аудиенцию у Понтифика. Все это – с папского личного благословения. Ибо Бенедикт XVI заявил, что англиканские священнослужители из Великобритании, буде они восхотят вернуться в лоно католицизма, получат право сохранить свои семьи – невзирая на то, что «классические» католические пасторы обязаны, как известно, при принятии сана принести обет безбрачия.
Папа Римский, похоже, для популяризации своей конфессии решил использовать древнейшую приманку, какую только знало человечество с библейских времен – женщину. С богословской точки зрения, это, пожалуй, довольно рискованный ход: можно вспомнить, что именно Евой воспользовался дьявол, чтобы заставить Адама съесть пресловутое яблоко, а также – что Коран обещает праведникам в раю пресловутых гурий-девственниц. Но не стоит так уж сильно углубляться в теологию: в конце концов, Папа предложил потенциальным «возвращенцам» из числа англиканских священников всего лишь остаться при своих семьях. По его словам, речь идет исключительно о тех, кто уже успел жениться – те же, кто пока еще не нашел спутницу жизни, но желают стать католиками, должны будут выбирать – или церковь, или семья.

Как пояснил глава Священной Римской Конгрегации Веры кардинал Вильям Левада, для желающих принять католичество англиканцев будут созданы так называемые «персональные ординариаты» – своего рода виртуальные епископства, напрямую подчиненные самому Папе. В их пределах англиканские священники, приходы, даже целые общины могут сохранять собственные традиции, песнопения, даже ритуалы и молитвы.

В погоне за консерваторами

В церковных кругах, как католических, так и англиканских, эта весть вызвала немалые волнения. Католики всерьез испугались: пошатнулся принцип целибата, один из основополагающих в этой конфессии. Священник должен посвятить себя Богу и жить в монашестве – так испокон веков повелось в Католической церкви. Что же получается – Папа Бенедикт XVI, слывущий крайним консерватором и приверженцем старых традиций, собственноручно расшатывает устои своей церкви? Подался, как говаривала супруга незабвенного отца Фёдора, в обновленцы? Ни в коем случае. Намерения у Папы совершенно иные – он, наоборот, всеми способами пытается усилить именно консерватизм своих прихожан. Англиканская церковь, распространенная в наши дни не только на своей Родине, в Великобритании, но и в США и в Африке, насчитывает более 80 млн. приверженцев. Долгие годы она находится в состоянии внутреннего кризиса. Англиканцы всегда считались весьма консервативными и строгими верующими – вспомнить хотя бы тех же знаменитых пуритан – и многие из них не в состоянии безмолвно принять, скажем, тот факт, что в их среде стало появляться все больше женщин-священников. Не говоря уже о том, что в американском штате Нью-Хэмпшир еще в 2003 году в сан англиканского епископа был возведен священник, открыто признающийся в своем гомосексуализме. Все эти события привели англиканцев на грань раскола – и именно на англиканцев-консерваторов делает ставку Папа Римский, углубляя этот раскол своими обещаниями. Впрочем, Ватикан отрицает наличие подобной тактики. «Мы не пытаемся ловить рыбку в мутной воде, – заявил кардинал Вальтер Каспер, ответственный за экуменические связи с иными христианскими конфессиями, – но если кто-нибудь захочет перейти в католичество и постучит в наши двери – мы откроем ему».

Похоже, желающие «постучать в двери» появились немедленно после объявления папской энциклики. Преподобный Джон Хинд, англиканский епископ Чичестера и один из наиболее активных лидеров консервативного течения в этой церкви, заявил: «Я был бы счаслив вновь принять священнический сан от Католической церкви». Его коллега, епископ Фуллхэма Джон Бродхэрст, пошел еще дальше: по его мнению, вся англиканская церковь, созданная еще Генрихом VIII, потерпела фиаско как проект. «Англиканский эксперимент можно считать провалившимся», – заявил он. У его церкви, по мнению епископа Фуллхэмского, нет больше собственной доктрины.

Руководство англиканской церкви оказалось в растерянности – для него энциклика Папы и последовавшие за ней события стали, мягко говоря, неприятным сюрпризом. Примас англиканцев, архиепископ Ровэн Вильямс, обратился к епископам с письмом, в котором, в частности, заявил, что его «слишком поздно поставили в известность». Тем не менее, римская инициатива «враждебного поглощения», по его мнению, может сослужить англиканской церкви добрую службу: «она принесет необходимую нам всем ясность», – заявил архиепископ. Он надеется, что уход ультраконсерваторов стабилизирует церковь и даст возможность оставшимся продолжать служение, не отвлекаясь на внутрицерковные дрязги. При этом некоторые священники из его окружения высказываются не столь смиренно: по их мнению, заявление Папы похоже на «удар ножом в спину» – Понтифик, мол, не должен был обращаться к англиканским традиционалистам «через головы» их церковных иерархов.

«Мирянам» в церкви не место?

Если рассматривать нынешний конфликт, вызванный Апостольским посланием, с точки зрения известного консерватизма Папы Римского, то следует признать, что Бенедикт XVI весьма последователен. В конце концов, именно от англиканцев пришел когда-то скандально известный епископ Ричард Вильямсон, член так называемого «Братства Пия XII», снискавший скандальную славу своим отрицанием Холокоста. Невзирая ни на какие его высказывания, Папа Бенедикт принял его и его «братьев» в лоно Католической церкви, завершив таким образом давний раскол с католическими традиционалистами. Предложение Папы англиканским священникам, таким образом, является частью его атаки на два фронта, целью которой является возвращение Католической церкви к основам догматизма. Традиционалисты из любой христианской конфессии должны быть возвращены под сень собора Святого Петра – то есть, те христиане, которые, по мнению Йозефа Ратцингера, придерживаются «радикальной», не разжиженной современными веяниями веры.

При этом «заблудшие овцы» с другого, реформистского фланга, оказываются выброшенными из католической «отары». К примеру, известный католический теолог, профессор Тюбингенского университета и давний оппонент Ратцингера, Ханс Кюнг, заявил, что действия Папы являются «трагедией» и «антиэкуменическим пиратством». По его мнению, Бенедикт XVI «отправился на охоту за «правыми». За подобные высказывания профессор получил порцию отборного «отеческого порицания» со стороны ватиканского «рупора» – газеты Osservatore Romano. Тем не менее, в одном профессор Кюнг прав: папские раскрытые «направо» объятия не лишены внутренней логики. Именно консерваторы обеспечивают в данный момент основную часть молодых священников в западных странах, именно они являются наиболее активными членами католических приходов и именно к ним тянутся те, кто желает стать католиками. На них сделал ставку Папа Бенедикт в своей борьбе против мирского сдвига своей церкви и против «забвения христианских ценностей». Сам Понтифик всегда предпочитал видеть Католическую церковь сплоченной, приверженной старым традициям и не обязательно такой уж большой – если платой за ее массовость становится ее отклонение в «мирское». Его энергичные шаги на пути возвращения католиков к традициям можно понять: в конце концов, Папе уже 82 года и ему, как он полагает, следует поторопиться с земными делами, пока Господь не призвал его заняться делами небесными. Но нынешняя его активность может иметь и негативные последствия: в конце концов, обет безбрачия – такой же «незыблемый столп» католицизма, как и те традиции, которые Папа пытается сохранить. В погоне за англиканскими консерваторами он может обидеть собственных, католических традиционалистов.