КАРЗАЙ ШАГАЕТ ВПЕРЕДИ

Виктор Лернер

kВ четверг, 19 ноября, в Кабуле наблюдалось необычное скопление высокопоставленных зарубежных гостей: около 800 западных политиков и государственных деятелей собрались в столицу Афганистана, чтобы присутствовать на инаугурации только что переизбранного президента этой страны Хамида Карзая. Впрочем, об «избрании» этого человека высокие гости предпочли помалкивать: как известно, президентские выборы обернулись массированными фальсификациями, а президентское кресло Карзаи сохранил лишь потому, что его противник отказался продолжать борьбу. Западные лидеры с большим сомнением смотрят на своего бывшего любимца, но выбора ни у кого из них нет: придется и дальше сотрудничать с Хамидом Карзаем. Чего же можно ожидать от опозорившегося на весь мир афганского президента?

Каракулевый президент

Когда-то знаменитый на весь Советский Союз кот Матроскин на вредный вопрос почтальона Печкина о том, какие у него имеются документы, раздраженно отвечал голосом Олега Табакова: «Усы, лапы и хвост – вот мои документы!». В политике «отличительными» чертами тех или иных руководителей являлись самые различные предметы: Иосифа Сталина, как известно, трудно представить без вечной трубки, Владимир Ульянов-Ленин так же, как Юрий Лужков, прославился своей кепкой, а если вспоминать зарубежных лидеров, то вряд ли кто-нибудь в состоянии при упоминании Авраама Линкольна не подумать тотчас о высокой шляпе-цилиндре. У президента Афганистана Хамида Карзаи тоже есть собственная эмблема, даже две – традиционный длиннополый кафтан и каракулевая шапка а-ля «член Политбюро». Именно этой шапкой он и прославился на весь мир 8 лет назад, когда после победы англо-американского экспедиционного корпуса над талибами он вернулся в родную страну из пакистанского изгнания и возглавил Афганистан как президент. В то время официальной легитимацией Карзаю послужило решение так называемой Лойя Джирги – своеобразного Учредительного собрания вождей и старейшин Северного Альянса, выступавшего союзником американцев в борьбе с Талибаном. Хамид Карзаи, пуштун благородного происхождения, обладающий оксфордским дипломом и не замешанный ни в каких темных историях, казался всем замечательной компромиссной фигурой – Америке и ее союзникам он импонировал своей западной ориентацией, а многочисленным провинциальным лидерам Афганистана – абсолютным отсутствием каких бы то ни было прочных связей: «пришлого», мол, легче контролировать. Недаром в те времена за Хамидом Карзаи прочно закрепилось прозвище «мэр Кабула» – за пределами афганской столицы его власть заканчивалась. В 2004 году это «назначение» было блестяще подтверждено первыми в стране всенародными выборами: следующие пять лет Хамид Карзаи провел в качестве демократически избранного президента.

Сегодня от этого блестящего имиджа, как известно, мало что осталось. Кажется, что Хамидом Карзаи недовольны буквально все: американцы все более громко и раздраженно спрашивают у него, чем он занимался на своем посту восемь лет, и почему за это время в стране не появилась, как минимум, мало-мальски боеспособная армия и полиция? Европейцы ехидно интересуются, в каких-таких карманах растворились миллиарды гуманитарной помощи, выделенной Афганистану, причем вопросы эти давно уже не отличаются даже минимальной дипломатичностью, напоминая, скорее, знаменитую фразу Аркадия Аверченко: «Она схватила ему за руку и неоднократно спросила, где ты девал деньги?». Афганские «боссы», в свою очередь, многозначительно поигрывая оружием, спрашивают – как именно президент намерен расплачиваться с ними за оказанную на выборах поддержку и не собирается ли он, чего доброго, всерьез бороться с наркоторговлей и коррупцией – то есть с ними? Так что следует признать: ситуация у Карзаи – не из радужных. Признанный мастер компромисса, он вынужден выкручиваться и юлить, как еще никогда в своей жизни. Именно попытка удержаться «на плаву» между Европой, Америкой и доморощенными «удельными князьями» и является в реальности главной задачей очередного пятилетнего правления Карзаи, что бы он ни говорил о «развитии демократии» и «повышении благосостояния афганского народа».

Гадание на Обаме

Ожидание того дня, когда президент США наконец-то определится со своей «новой афганской стратегией», несколько напоминает своеобразное гадание на ромашке. Только вместо «любит – не любит» следует задаваться вопросом: «20 тысяч солдат в Афганистан? Или 30 тысяч? А может – 40 или даже больше?». Отправляясь в свое азиатское турне, Барак Обама недвусмысленно дал понять советникам, что к его возвращению они должны положить на его стол четкий перечень предложений, включающий лучшее из всех имеющихся до сих пор четырех вариантов американских действий в Афганистане. Но прежде всего, его интересует ответ на вопрос: когда, к какому сроку Америка сможет вывести с Гиндукуша свои войска и препоручить войну за Афганистан собственно афганцам?
Ответ на этот животрепещущий вопрос Обама, на самом деле, вряд ли отыщет в Вашингтоне, так как решающим фактором является ситуация в Афганистане и только в нем. Удастся ли Хамиду Карзаи стабилизировать его страну и создать, наконец, такую армию, которая сможет в одиночку выстоять против Талибана и Аль-Каиды? В краткосрочной перспективе на это вряд ли стоит надеяться. Западные партнеры (а лучше сказать – спонсоры) изо всех сил давят на афганского президента. От президента Обамы и его госсекретаря Хилари Клинтон до британского премьер-министра Гордона Брауна и немецкого министра обороны Карла-Теодора цу Гуттенберга – все беспрестанно задают Карзаю одни и те же вопросы: как именно он собирается бороться с коррупцией и когда он займется, наконец, обучением солдат и полицейских? Попытки умилостивить раздраженных западных партнеров стали в последнее время отнимать у Карзая большую часть его рабочего дня. Чуть ли не ежедневно проводятся все новые и новые «кризисные заседания» афганского правительства, а один из министров признался: «Давление на президента достигло поистине космического размаха. Карзаи чувствует, что с ним обращаются, как с каким-нибудь колониальным наместником XVIII столетия».

Отношения Хамида Карзаи с послом США в Кабуле, Карлом Эйкенберри, ранее весьма доверительные, резко испортились, отношения со спецуполномоченным Белого дома по Афганистану Ричардом Холлбруком считаются попросту разрушенными. Даже обычно вежливого и обходительного ведущего дипломата США Джона Керри Хамид Карзаи уже успел «пережить» в качестве еще одного командира на свою многострадальную каракулевую шапку. Все эти командные голоса из Вашингтона Карзаи недавно с немалой долей грусти прокомментировал: «Так это и есть столь замечательная и всеми уважаемая демократия?».

Демократическое правление Бармалеев

В данный момент, впрочем, американцы добиваются не столько срочного появления «по щучьему веленью, по Обамы хотенью» свежеиспеченной афганской армии, сколько смены целого ряда абсолютно некомпетентных, по его мнению, сотрудников правительства в Кабуле. К примеру, речь идет о министре энергетики Исмаиле Хане, к слову – бывшем «полевом командире» муджахеддинов из Герата. Карзаи настаивает на сохранении за Ханом его министерского кресла и его можно понять: неважно, разбирается или нет бывший моджахед в энергетике, но вот в том, как в случае необходимости поставить «под ружье» несколько тысяч своих задиристых приверженцев на западе страны, он определенно знает толк.

Ни для кого не секрет, что для обеспечения «правильного выбора» своего народа Хамид Карзаи заключил пакт с целым рядом региональных лидеров, пользующихся, мягко говоря, сомнительной репутацией. Так, в качестве благодарности за сотни тысяч голосов избирателей, которые преподнес Карзаи «на блюдечке» так называемый «узбекский генерал» Абдул Рашид Дустум, члены его клана должны теперь получить четыре министерских кресла, а также шесть постов послов в разных странах и четыре поста губернаторов. Чтобы лучше представить себе, кто теперь будет именоваться министрами, послами и губернаторами, нужно лишь знать, что генерал Дустум считается самым кровожадным командиром моджахедов, прославившимся своими рейдами не только на советские войска времен минувшей афганской войны, но и на мирных жителей тех деревень, которые пытались сопротивляться распространению его влияния.
Еще один бывший головорез, а ныне – респектабельный политик, Моххамед Фахим, должен теперь, со дня инаугурации Хамида Карзая, стать афганским вице-президентом. Против его кандидатуры протестовали даже не очень-то разборчивые американцы. Госсекретарь Хилари Клинтон пригрозила даже запретить бывшему «командиру ополчения» и шефу афганской секретной службы въезд на территорию США из-за его активного участия в торговле наркотиками. Единственной надеждой американцев на избавление от Фахима остается попытка выдвинуть против него обвинение в Гаагском международном трибунале – но вряд ли это произойдет теперь, когда он официально стал вторым человеком в руководстве Афганистана.

Следует заметить, что самого Хамида Карзая никто и никогда не подозревал в каких-либо темных делишках, связанных с наркотиками или нелегальной торговлей оружием. Он никогда не стремился к личному обогащению. Тем не менее, его руководство отличается ярко выраженной склонностью к развитию традиционной для Афганистана так называемой «патронажной системы» – а точнее, к укреплению собственной позиции путем раздачи благ и преференций верным людям. В первую очередь, конечно же – собственной семье и собственному клану. Ходят слухи, что своего младшего брата, Ахмед Валида Карзая, президент в скором времени должен отправить послом в Дубаи. Впрочем, это не подтверждено. В данный момент брат президента самовластно распоряжается едва ли не всем югом страны (то есть, теми его остатками, которые еще не подпали под власть Талибана), причем американцы не просто подозревают его в обширной торговле наркотиками, а уверены в его виновности. Впрочем, даже если они решатся предъявить неопровержимые доказательства против Карзая-младшего, тому «грозит», как уже было сказано, всего лишь посольское кресло в Объединенных Арабских Эмиратах.

Это лишний раз доказывает, что в реальности афганский президент может не слишком-то опасаться угроз из Белого дома. Конечно, Америка ежегодно инвестирует в «построение афганской демократии» 225 млрд. Долларов, и любое уменьшение этой суммы больно ударит по Хамиду Карзаи. Но подобное сокращение помощи одновременно продлит пребывание в Афганистане американских солдат: чем меньше денег США и Европа вложат в развитие афганской армии и полиции, тем дольше им придется самим защищать афганцев от талибов. И даже «ultima ratio», последний довод американцев, а именно – немедленно отозвать солдат из Афганистана и предоставить Карзаю и всем его «министрам», «губернаторам» и «послам» право в одиночку разбираться с Талибаном, также на поверку оказывается пустым сотрясением воздуха. Если американские «джи-ай» уйдут из Афганистана немедленно, то Вашингтон может списать в графу потерь не только эту страну, но и его обладающего ядерным оружием соседа – Пакистан. В этой далекой от стабильности стране также немедленно воцарится хаос, который, в свою очередь, дестабилизирует уже весь регион – от Узбекистана и Таджикистана до Индии. Так что и американцам, и европейцам, пожаловавшим в Кабул на инаугурацию Хамида Карзаи, волей-неволей приходится приветливо улыбаться сквозь стиснутые зубы и делать вид, что они безоговорочно верят обещаниям «каракулевого президента» о том, что он построит в Афганистане демократию, обучит армию и принесет благосостояние своему народу. В очередной раз.