5 ЛЕТ РАДОСТИ

Беседовал Павел Овчинников. Фото Инги Грин

c0В 2005 году спектакль «Кошкин дом» детского театра «Радость» стал для Хьюстона событием. Вскоре театру «Радость» исполняется 5 лет. За эти годы было поставлено 14 спектаклей. Корреспондент «Нашего Техаса» встретился с педагогами театра и родителями юных актёров.

Художественный руководитель театра Людмила Вайнер рассказывает о том, что предшествовало его созданию:
«Своих старших детей я водила в театральный кружок в России. К сожалению, они прохладно относились к театру. Зато младшей дочери, Насте, было интересно всё. Она ходила на все репетиции взрослого театра уже здесь, в Хьюстоне и донимала меня вопросом: «Когда же и мы будем репетировать?». Наконец мы сделали домашний спектакль «Золушка» и показали его в пансионате «Синяя птица». Всем очень понравилось. С этого-то всё и началось…»

Каждый спектакль театра «Радость» уникален. Людмила призналась, что ждала вопроса о том, как она выбирает репертуар.

«Всё получается по наитию. Как правило, «отправной точкой» для меня является финальная песня. Я часто «раскручиваю» спектакль от конца к началу. Так было со сказкой «Снежная королева»: мне попалась песня «Дорогою добра» – я сразу почувствовала, что она как нельзя лучше подходит к истории про девочку, которая, пройдя через трудности и испытания, обрела верных друзей. В сказке «7 музыкальных козлят» мне хотелось, чтобы все дети пели, чтобы у каждого было соло. Сейчас я уже думаю поставить спектакль «Буратино». Идея пришла, после того как я нашла исполнителя главной роли – очень яркого мальчика, настоящего Буратино».

c1В театре переиграло порядка 120 детей – некоторые остались, некоторые ушли. Но всегда приходят новые. Случается это довольно традиционно. Дети видят на сцене других детей, им нравится атмосфера, костюмы, декорации, им нравится успех, аплодисменты, подарки. Они ещё ничего не знают о закулисной работе. Мгновенно «загораются» и просят родителей привести их в театр. Иногда после спектакля приходит 10-15 новых детей. Сколько же из них становятся актёрами театра «Радость»?

«Когда совпадают желания ребёнка, возможности родителей и наличие роли в спектакле – тогда ребёнок вливается в театр,- объясняет Людмила. – Выбирать роли, не обидев ребёнка, очень сложно. К этому вопросу надо подходить деликатно, надо подготовить и детей, и родителей к тому, что все роли важны, что у каждого ребёнка в спектакле – своя маленькая задача. Есть дети универсальные. Они могут играть любую роль с огромным желанием и отдачей. С ними и репетировать-то, по большому счёту, не надо – просто направлять. Но наша задача – не только звёзд показывать».

c2Руководитель театра продолжает: «Театру 5 лет. Кажется, что от постановки к постановке должен быть прогресс, и каждый последующий спектакль должен быть лучше предыдущего. А что же получается на самом деле? Дети, которые чему-то научились, уходят. В следующую сказку приходят совершенно новые дети, которые зачастую не могут ни петь, ни танцевать, ни чётко говорить (некоторые вовсе не говорят по-русски) – чистый лист бумаги. Но у них есть огромное желание играть. Нам приходится начинать всё с нуля. На первых репетициях «Дюймовочки» я была в ужасе. Пьеса – превосходная, текст – чудесный, а дети играть не могут! И вот мы уже в течение 5-6 месяцев без устали репетируем этот спектакль. Надеюсь, успешно.
У нас крепкая техническая сторона. Чему-чему, а этому мы за 5 лет научились. Мы купили сцену, новые микрофоны, у нас море костюмов, декорации. У нас прекрасные педагоги».

Послушаем мнения педагогов.

Помощник режиссёра театра Светлана Хоссен:
«В России в одном интервью у меня спросили: «Ваша жизнь – сплошной праздник, чего ещё более желать?», и я ответила, что хочу будней. В Америке будней было предостаточно, пока не появился праздник в виде детского театра «Радость».

Наш театр любительский, мы не работаем по системе Станиславского, мы не хотим заставить зрителей верить нашим актёрам на сто процентов. Времени, отведённого на репетицию, хватает лишь для проработки сценария. Нам важно, чтобы дети знали пьесу целиком, чтобы следовали течению сценария вместе. Мы настаиваем на работе с текстом именно на репетиции, а не дома. Наш театр – не драматический в общем понимании, скорее это театр танца, театр движения.
В нашем новом спектакле «Дюймовочка» в плане режиссуры мы пошли довольно далеко. Как правило, на сцене ограничиваются первым планом. У нас существуют второй и третий планы – там тоже параллельно происходит действие – для детей это, можно сказать, высший пилотаж. Также новым является то, что наша главная героиня в течение двух отделений постоянно находится на сцене. Это непросто».

c3Алла Шарий, хореограф:
«Для меня танцы всегда были увлечением. Я занималась в ансамбле «Узоры» и помогала Алёне Кочуровой – руководителю «Узоров» преподавать детям в ансамбле. А вскоре стала ставить танцы и в детском театре. Мне кажется, что игра в театре – большой вклад в детство. Когда я была маленькой, танцы и пение сильно повлияли на меня. Работая с детьми, я вижу, как они меняются, получают удовольствие от представлений, от собственного успеха.

Иногда работа даётся нелегко. Дети приходят с разным уровнем подготовки, некоторые даже не умеют свободно двигаться, не знают простейших элементов движения. Моя задача – раскрепостить детей, поставить танец интересный, не слишком простой и соответствующий характеру спектакля. Мне приятно, когда дети запоминают танцы и сами иногда подсказывают мне движения».

В театре 3 возрастных состава: самые маленькие актёры репетируют «Теремок», средняя группа только что показала «7 музыкальных козлят», и старшая группа вскоре представит спектакль «Дюймовочка». Самым молодым актёрам по 4 года. Два раза на сцену выходили дети 3,5 лет.

Среди актёров есть такие, которые совсем не говорят по-русски. Тем не менее они являются полноправными участниками спектаклей.

«Дети на самом деле уникально всё понимают, – отмечает Людмила Вайнер.- Репетиции у нас ведутся на русском языке, а если что-то не понятно, то помогают разъяснить русскоязычные дети. У нас есть две девочки 14-ти и 15-ти лет, не говорящие по-русски. Они участвовали в сказке «12 месяцев» – просто танцевали. Им так понравилось, что они пришли репетировать танцевальные номера и в «Дюймовочке», а старшая девочка даже начала изучать русский язык. С этими актрисами, признаться, меньше всего забот и хлопот, они очень старательные».

Русскоязычная община в Хьюстоне довольно большая, но не каждый родитель спешит вести своё чадо на репетиции. Спросим у родителей маленьких актёров, что их привлекает в театр?

«Это приобщение к русской культуре не только через сказку или театральную пьесу, но и через общение со сверстниками», – считает Катерина Франко-Тентюк. Её старший сын Энди – один из постоянных участников театра «Радость».

Сын Константина Драгомирова, Петя, недавно впервые выступил в спектакле «7 музыкальных козлят». Константин делится своим мнением: «Это, по сути, самое главное – чтобы ребёнок творчески развивался. Для этого ему нужны музыка, танцы, игры, театр, а не только чистописание, математика и другие точные науки. Играя в театре, дети развиваются, и в то же время им самим интересно. А для любого родителя видеть своего ребёнка на сцене – это счастье. Когда ты видишь откровенность и независимость маленьких актёров, когда ты наблюдаешь, как ребёнок раскрывается на сцене, как бабочка из кокона – это очень интересно».

«Я не настаиваю на занятиях, – сказала Катя Трайнина, – это желание моего сына Никиты. Он пришёл в театр пятилетним малышом и его, говоря взрослым языком, «ввели» в спектакль «Кошкин дом». С тех пор он играет постоянно, не пропуская практически ни одного спектакля.

Мой сын, безусловно, ждёт этих занятий, чтобы пообщаться со своими приятелями. Но он уже вполне осознанно и комфортно чувствует себя на сцене и с удовольствием репетирует. У него улучшилась координация движений – он стал участвовать в большем количестве танцевальных номеров, и результат заметен.
Время в театре для Никиты не проходит впустую: у него улучшается русский язык, он приучается к дисциплине и ответственности, к коллективной работе, что очень важно. Он знакомится с новыми произведениями, приобщается к музыке. Кстати, хотя театр имеет статус «самодеятельного», музыка и танцевальные номера ставятся профессионально, на очень хорошем уровне. Возможно, подрастая, мой сын отойдёт от занятий театром, но во всяком случае театр – это часть его жизни, которая останется и с ним, и с нами».

«Есть ещё один очень положительный момент, связанный с нашим театром, говорит Людмила Вайнер. – Дети, которые ушли из театра, продолжают дружить, общаться. Я точно знаю, что команда «Кошкиного дома» вместе отмечает дни рождения и другие праздники. Дети становятся друзьями на всю жизнь именно благодаря игре в театре».

Людмила считает, что самый лучший спектакль в истории театра – это тот, который ещё не сыгран. Самый новый – самый лучший.
«Пока я вижу детей «заводных», дающих мне уйму сил, энергии и фантазии, я не устану работать над новыми постановками».

И о творческих планах:
«Через полтора месяца мы начнём повторять «Кошкин дом». Это будет наш юбилейный спектакль. Я делаю его специально для первых наших актёров – тех, которые 5 лет назад играли в этой пьесе. Я хочу посадить их на первый ряд , дать почувствовать себя героями, важными гостями и показать им «их» «Кошкин дом», но уже с другими актёрами».

Более прозаический, но очень важный момент: на что существует детский теар? Конечно, на оплату за занятия и на пожертвования «стихийных» спонсоров. Театр благодарен Светлане Кислюк за предоставление концертного зала «Demers» под выступления и руководству Russian General Store за репетиционный зал «За углом», и многим другим, кто искренне помогает театру существовать и выпускать яркие, запоминающиеся спектакли.

1 комментарий

  1. Дорогие родители актёров театра “Радость”, по понятным причинам автор не сумел опросить всех. Пишите свои отзывы на нашем форуме.

Комментарии закрыты.