ОСКАЛ КРИЗИСА

Валентина Бакмастер

v0За последние тридцать лет произошло не менее 117 системных банковских кризисов в 93 странах. В 27 из них финансовые затраты на спасение достигали 10% от ВВП и больше. Как кризис, начавшийся в 2007 г., ударил по крупному и малому бизнесу Америки?

Обыватель США, если не смотрит программу новостей по своему телевизору, во многих случаях даже и не подозревает о финансовом кризисе. Например, кризис 2000-2002 гг., когда NASDAQ потерял 5 трлн. долларов, практически не сказался на повседневной жизни «среднего» жителя.

Однако кризис, начавшийся в 2007 г. после взрыва пузырей на рынке недвижимости, ударил по населению США, осложнив его перемещение по стране: сложно продать дом и купить новый в другом месте без потерь. Зато выиграло государство. Правдолюбы покидали камни в сторону Fannie Mae и Freddie Mac, но никаких реальных изменений так и не произошло, потому что, благодаря деятельности этих государственных агентств, в собственность государства перешло 56% недвижимости. Кризис начали банкиры, а до апогея его довели политики, получая свои дивиденды.

В настоящее время в США трудно отделить экономические составляющие кризиса от политических. Даже в оценке государственного долга выводы экономистов Белого дома и конгресса расходятся ни много ни мало на 2 трлн. долларов. Все чаще раздаются голоса, что рост безработицы и государственного дефицита является результатом некомпетентности нового правительства. Как эта политико-экономическая война сказывается на частном бизнесе?

Крупный бизнес

PetsMart занимает 400-е место в рейтинге Fortune 500. Эта торговая цепь -1100 магазинов в США и Канаде – занимает первое место в индустрии по продаже корма, товаров и услуг по уходу за домашними животными. В PetsMart работают «гостиницы», «садики» и «парикмахерские» для кошек и собак, ветеринарный сервис, центры для тренировок. На его полках продукты 10 тысяч наименований. Своих конкурентов он побеждает разными способами: мелкие магазины не могут сравниться с PetsMart по разнообразию товаров и услуг, а также по цене. Крупные конкуренты, такие как Target и Wal-Mart, предоставляют лучшие цены, но не качество и уступают в разнообразии.

По оценкам экономистов Hoover’s перспективы роста компании до 2013 г. составляют около 2% в год. Несмотря на то что домашние животные в Америке относятся к «предметам роскоши», бизнес PetsMart не пострадал от кризиса – в 2007- 2009 гг. продолжают расти как прибыль, так и доходы.

О том, как сказывается кризис на работе конкретного магазина PetsMart в Сан-Антонио, рассказывает один из его менеджеров Мелинда Шеппард.

– Очевидно, что денег у населения меньше не стало, но имеет место другая проблема -психологическая. Люди стараются сократить повседневные расходы: покупают более дешевые игрушки, пытаются сами стричь собак, сами лечить. Экономят 10 долларов на тренировке. Хотя, признаются, что только что купили новый автомобиль, телевизор с большим экраном или компьютер. Магазин захлестнула волна краж. Крадут всякие мелочи, которые можно незаметно положить в карман: игрушки, шампуни, щипчики для когтей. Такого не было.

Изменились и установки высшего руководства компании – больше экономии. Экономят на всем… На электричестве: включают кондиционеры только в залах, подсобные помещения не охлаждаются. Сокращают персонал каждый квартал. Сейчас уже ощутимо не хватает кассиров, сами менеджеры встают за кассы при наплыве покупателей. Обрезают количество рабочих часов, чтобы перевести сотрудника из разряда «полный рабочий день» в разряд «неполная занятость». Это позволяет компании экономить на премиях, пособиях и т.д.

Все это можно отнести к проявлениям кризиса, но, несмотря на официальную статистику об увеличении безработицы, я не могу найти мойщиков кошек и собак. Работа мало оплачиваемая, всего 8 долларов в час, но она совершенно не требует квалификации. Казалось бы, студенты, молодые люди, которые окончили школу и не пошли учиться дальше, должны быть заинтересованы… Позиция не востребована.

То есть на данном этапе развития кризиса руководству компании удается сохранить прибыль за счет агрессивной экономии, сокращения количества персонала и увеличения интенсивности труда.

Бизнес социальных меньшинств

Финансовый кризис и приход к власти либерального правительства послужили толчком для расширения в США игорного бизнеса. Схема проста: бюджеты многих штатов испытывают дефицит. Увеличивать налоги бесконечно нельзя. Заинтересованные лица начали проталкивать идею того, что казино в штате принесет гораздо больше хорошего, чем плохого: бюджет увеличится, это позволит снизить налоги, больше денег выделить на образование. Кто будет против снижения налогов и улучшения финансирования школ… Развитию процесса способствует курс Белого дома на увеличение социальных свобод. В результате казино стали расти, как грибы. Точек роста несколько.

Консервативная Америка считала, что казино растляет население, а потому их работа была разрешена только в двух штатах: Невада и Нью-Джерси. Только там мафии удалось пролоббировать законы. Еще два казино работали на реке Миссисипи, где хозяева обошли законы… Казино расположены на пароходиках, куда запускают клиентов и отчаливают. Игра начинается, только когда пароходик бросает якорь на середине реки, то есть находится на нейтральной территории, на которой не работают законы ни одного из соседних штатов.

В 1988 г. конгресс принял закон Indian Gaming Regulatory Act, устанавливающий право индейского меньшинства открывать казино на принадлежащей племени территории. Сделано это было, чтобы помочь Native Americans повысить уровень жизни. По статистике, в США проживают 1,82 млн. индейцев, что составляет 0,62% от всего населения. При этом безработица в племенах составляет 49,2%, а ниже прожиточного уровня находится 33%.

Согласно закону 1988 г., казино племен находятся под контролем правительства трех уровней: федерального, штата и самого племени. Через четыре года после начала их работы было проведено официальное исследование, которое показало: индейцы стали возвращаться в свои трайбы, население которых увеличилось на 11.5%, занятость – на 26%, нищета понизилась на 14%.

К началу нового столетия прибыль индейских казино составляла уже 38% от всего игорного бизнеса Америки. С приходом правительства Обамы в индустрии начался настоящий бум: представители племени покупают землю в крупных городах, объявляют ее территорией своего племени и открывают многочисленные казино «ближе к потребителю». Пока власти городов ищут пути выхода из законодательного тупика, процесс нарастает, как снежный ком. По опросу Times 84,2% американцев играли хотя бы раз в индейских казино. Возникает вопрос: куда идут деньги из казино индейских племен? Крайне простая математика показывает, что здесь большая афера.

По данным National Indian Gaming Association (NIGA), казино, управляемые Native American tribes, зарабатывают 23 млрд. долларов в год. Если эту сумму разделить на 1,82 млн. индейцев, то получается, что на каждого члена племени, как взрослого так и ребенка, приходится более 12 тысяч долларов в год. Почему же треть населения проживает в нищете, особенно, если учесть, что медицинское обслуживание, образование и дома для них бесплатны, за все это платит государство, то есть население Америки из денег налогообложения?

По закону США значительная часть дохода от казино идет в казну штата. И это, судя по всему, стало смущать правительства штатов, которые все предыдущие столетия американской истории выступали против «одноруких бандитов». Стало смущать другие меньшинства – афроамериканцев.

В Пенсильвании члены Торговой палаты афроамериканцев выступили с предложением пересмотреть закон штата об игорном бизнесе. По «просьбе трудящихся» законодательная палата быстро приняла закон о легализации работы казино. Прилетел сам Доналд Трамп с предложением построить эти необходимые для оживления экономики штата казино. Правительство соседних штатов в панике. Считают, сколько денег они потеряют, потому что пенсильванские любители острых ощущений теперь пойдут играть рядом со своим домом. Например, бюджет штата Делавэр уменьшится на 25-30 миллионов. А если процесс пойдет дальше, и Балтимор тоже сделает гэмблинг легальным, тогда потери достигнут 100 млн. долларов. В настоящее время 18 штатов пересмотрели законодательство и легализовали азартные игры. Но процесс бурно развивается. Оценивают его по-разному.

Казино Техаса. В Техасе все большое… К проблеме с казино здесь тоже подходят по-техасски: игорные дома не открывают, а закрывают, хотя нельзя сказать, что нет желающих использовать эту карту в политической игре. Но пока…

В 2002 году были закрыты два казино, принадлежащих индейским резервациям – Tigua’s Speaking Rock Casino в Эль-Пасо и Alabama Coushatta в Ливингстон. Закрыли, несмотря на то что по статистике ежегодно 3 миллиарда долларов оседает в казино соседних штатов. Несмотря на то что индейские резервации потеряли доход миллион долларов в месяц и триста рабочих мест. Закрыли, потому что индейские казино стали не только нарушителями законов, но превратились в гнездо коррупции и криминала. И хотя индейцы объясняют это своей наивностью и доверчивостью, но на ловца и зверь бежит.

После урагана Айк высокую волну начали катить лоббисты Галвестона, которые планируют превратить этот город в Монте-Карло в техасском стиле: «Пришло время, когда лидеры Галвестона должны начать работать, чтобы принести игорный бизнес на остров. Галвестон не должен более убегать от решения этой проблемы. По крайней мере, мы должны немедленно начать дискуссию» (январь 2009 г., в Daily News).

В мае 2009 очередное слушание законопроекта о казино в Техасе закончилось провалом для сторонников азартных игр, хотя доводы, как водится, приводились душещипательные: открытие рабочих мест, школы… Но это в теории. На практике деньги разворовываются, рабочие места, в основном, малооплачиваемые, а львиная доля прибыли идет в карман лоббистов. История Галвестона знает многое. С 1918 по 1957 гг. он уже был «открытым городом». Этакой Гаваной докастровского периода с азартными играми, проституцией, контрабандой. Так что пока законодатели Техаса сказали, что «эти игры не для Техаса», здесь достаточно проблем с мексиканской границей и наркотиками. Наркотики вместе с казино образуют гремучую смесь, опасную для жителей.

Малый бизнес

Коналд Черигайно (Conald Chierighino) владеет небольшой компанией Integrity Inspections в Хьюстоне. Он лицензированный инспектор, с которым официально работают агенты недвижимости при продаже или покупке дома. Однако на деньги только от этого бизнеса прокормить семью трудно, поэтому Коналд не только инспектирует дома, но и делает ремонт. Точное количество работников его компании назвать нельзя, потому что все зависит от типа и числа контрактов в портфеле. Контракты он получает с помощью рекомендаций риэлторов, а также благодаря хорошей репутации.

Живя на юге США, я часто слышала фразу: «он хороший христианин», а через несколько лет, столкнувшись с проблемами быта, поняла и ее значение. Если кого-либо рекомендуют как хорошего христианина, в переводе на бытовой язык это значит: приглашай смело, он не обманет и цены не завысит. У Коналда не только цены низкие. Такое кошмарное событие, как ремонт дома, он ухитряется начать без проволочек, а закончить без проблем.

Без проблем идет и его личная жизнь, хотя все зависит от позиции… У него с женой два собственных сына-студента. Но растят они еще двоих детей из приюта. Но и этого мало: на выходные Коналд не подрабатывает на «шабашках», а вместе с командой из своей церкви бесплатно ремонтирует дома тем, у кого на это нет денег и здоровья. Проекты серьезные: меняют крышу, электропроводку, систему кондиционирования воздуха. Делают все быстро и профессионально.

По поводу кризиса Коналд не паникует, но считает, что это результат ошибок правительства. Что правительственные меры выхода из кризиса пока ни что иное, как удавка на шее малого бизнеса:
– Положение с недвижимостью и со строительным бизнесом в Техасе не сравнимо с Калифорнией, Мичиганом или Флоридой. В прошлом году цены на дома относительно снизились, но теперь, когда Техас открывает 7 рабочих мест из 10 по стране, население штата увеличивается, люди прибывают, причем специалисты. Они покупают дома, ремонтируют их… Работа у меня и моей компании есть. Вот только налоги начинают поджимать. Обама все еще обещает, что для среднего класса налоги не увеличатся, но реально они растут на всем: налог на компанию, налог на перерегистрацию автомобиля, налог на школу… Если примут закон Кеннеди-Обамы о реформе страхования здоровья и закон о газовой эмиссии, то среднему бизнесу не выжить. Я не смогу работать с теми расценками, что предлагаю сейчас. Придется их увеличить, но это значит проиграть в конкуренции с крупными компаниями и разориться. Ведь денег у населения после оплаты счетов за электричество, газ и бензин останется немного. Но я все еще настроен оптимистично, потому что верю техасскому губернатору, который не поддерживает перемены Обамы и предупреждает федеральное правительство, что штат воспользуется конституционным правом независимости от экспансии Вашингтона в экономику и здравоохранение.

Wild West World. Мир дикого запада – это название магазина, который принадлежит ЛинЭллен Клэри (LynEllen Clary). Опыт работы этого бизнеса крайне интересен, особенно в условиях кризиса, потому что, несмотря ни на что, он расширяется. Прежде чем начать рассказывать о секретах успеха, ЛинЭллен сама задала несколько уточняющих вопросов, очевидно, чтобы удостовериться, что будет понята:

– Какая в России религия? Верят ли там в бога?

– Россия верила в Христа, потом верила в Ленина и партию, после Перестройки произошло второе крещение Руси… Верующих много, хотя Европа в целом намного более либеральна по сравнению в Америкой.

– Дело в том, что мой бизнес построен на… боге. Он меня благословил. Если рассматривать процесс становления моего магазина на человеческом уровне – то это большой риск. Ни один профессионал риск-менеджмента не предсказал бы мне успех. У моего мужа автобизнес. Я много лет работала в нефтяной промышленности, продавала нефть по всей стране. Видела многие крупные и малые компании, которые росли и рушились. И вот однажды утром я проснулась с уверенностью, что хочу открыть собственный магазин. Магазин о жизни Дикого Запада, ковбоев, нефтяников, магазин о Техасе. Времена Дикого Запада давно прошли, но не в Техасе. Здесь люди до сих пор любят rustic style (грубый, деревенский, неотесанный).

Вложить деньги в мечту… Больших денег в нашей семье не было… Но мы рискнули. Я была уверена, что не разоримся. Муж и дети помогали моей мечте сбыться. Купили выставленный на продажу античный магазин. Чопорный и холодный. Я понимала, что это не то, что мне надо, но купила. Купила также крупнейшую в США коллекцию материала для штор и подушек. Затем приобрела большой кусок земли, прилегающей к магазину, и начала перестройку. Муж хороший инженер, у него много конструктивных идей. Повезло с помощниками. Все «фантастические» здания торгового комплекса построены руками мексиканца по рождению, который много лет живет в Хьюстоне и хорошо знает культуру Техаса. Несколько раз в году мы всей семьей отправляемся в поездки, из которых привозим самобытные вещи. Из них и сформировали не на что не похожую коллекцию, представляющую лицо нашего магазина. Часто бываем на блошиных рынках, покупаем старые вещи, которые затем переделываем, даем им новую жизнь. Скупаем старые дома, разбираем на части и все ценное: старинное стекло, дерево – пускаем в дело. Хорошие связи у нас и с маленькими бизнесами Мексики. Например, только в штате Вахака (Oaxaсa) вот уже несколько столетий изготавливают вазы из черной глины. Это настоящие произведения искусства, знатоками они раскупаются мгновенно и очень дороги в галереях. У нас их можно купить по умеренным ценам.

Цены – это второй после экзотики основополагающий момент нашего успеха. Мои цены всегда ниже, чем в других магазинах. Настолько ниже, что у меня закупают товары для галерей в Калифорнии. Для них это выгодно. Мой бизнес держится на «моих покупателях». Те, кто пришел сюда один раз, придет во второй, расскажет своим друзьям. И они будут постоянно покупать подарки и декорации для дома и участка у меня, потому что уверены, что цены правильные, потому что встречу их я… Очень много личного в моем бизнесе.

Например, в том сне, который меня подвигнул открыть магазин, была еще одна большая идея – подушка для молитвы. Я увидела, как выглядит эта подушка, какой дизайн, что на обратной стороне пришит особый карманчик для молитвы Acts of Pray: Adoration, Confession, Thanksgiving, Supplication (Законы Молитвы – Обожание, Признание, Благодарение, Просьба). Во сне говорилось, что подушка разойдется по всему миру. Я стала шить эти подушки, вкладывать молитвы в карманчик и мое личное обращение. Подушки стали популярны, многие хотели купить их в подарок на Рождество, на крестины, на день рождения. Я уже не справлялась с заказами, наняла женщину, которая делала основную работу, а я затем декорировала и работала над содержанием «карманчика». Затем пришло признание. Одна из клиенток позвонила и сообщила, что моя именная подушка для молитвы размещена на обложке одного из самых фешенебельных каталогов Америки Neiman Marcus. Число заказов еще увеличилось, но к этому времени моя швея уехала в Мексику, а замену ей я смогла найти только в штате Теннесси. Приходится отправлять ей материалы, а затем она пересылает мне полуфабрикаты, которые я доделываю. Конечно, этот вид бизнеса, развивался бы еще более успешно, если понизить цены, но пока со всеми пересылками не получается.

Известность принесла не только «плюсы, но и минусы». Очень смышленая леди стала производить плагиат, даже мое имя подделывала и продавала каталогу Neiman Marcus. Муж связался с ней по телефону, но в ответ услышал: «Я не понимаю, о чем вы говорите…» Позвонили сотрудникам каталога, те разорвали контракт с плагиатором. Начался судебный процесс. И вот однажды утром я проснулась с убеждением, что нет смысла тратить деньги и силы на суды. В том моем первом сне говорилось, что подушки для молитвы разойдутся по всему миру. Значит, так тому и быть.

Еще одним совершенно необходимым условием успеха в бизнесе для меня является непрерывное развитие. Если я утром пришла в магазин, и там нет ничего нового, значит вступаю на дорогу застоя, на дорогу к убийству бизнеса. Если это не новинки товара, то что-нибудь в обслуживании. Сейчас люди увлекаются продуктами с маленьких ферм по старинным рецептам, без всяких производственных красителей, наполнителей. Мы построили торговые ряды и пригласили фермеров. Каждое воскресенье у нас толпа народу – покупают бабушкино варенье, чистый мед, домашний хлеб. Затем пришла идея живой музыки: построили беседку и стали приглашать группы и певцов для выступления. Успех оправдал усилия. На Рождество мы уже договорились с «Санта Клаусом», у которого костюм и все необходимые аксессуары в традиционном стиле. Нарядим елку, и он в своем знаменитом кресле будет разговаривать с детьми, узнавать их желания, родители будут делать фото.

В начале нашего разговора ЛинЭллен спросила, «под каким углом» будет строиться интервью, что интересно российским читателям. Я прямо сказала, что главная тема – как кризисы сказываются на работе малого бизнеса. Назвала ей и конкретные даты, официально признанные экономистами: кризис 2000-2002 гг. и кризис, начавшийся в 2007 г. Но как я ни сворачивала на эти годы, у ЛинЭллен свои отсчеты. На работе ее частного магазина сказываются не общепризнанные учеными финансовые кризисы, а политические кризисы, такие как нападение террористов на башни Торгового центра в Нью-Йорке и «перестройка» Обамы:
– Сентябрь 2001 года был самым тяжелым временем для бизнесменов. Взрывы небоскребов, белый порошок сибирской язвы в конвертах. Все боялись. Не ходили в магазины. Сегодняшний кризис стал сказываться на Техасе только в августе – у меня меньше наличности, чем в июле, но на четверть процента больше, чем в августе прошлого года… Как ни странно, но все работает на нас. В прошлом году в сентябре в Техас ворвался страшный ураган Айк. Много наворотил. Но в результате люди стали ремонтировать дома, восстанавливать участки. А значит, пришли в мой магазин. В этом году из-за кризиса многие отказались ехать в отпуск, провели свободное время дома, занялись декорацией бассейнов… Опять пришли ко мне. В любом случае, как бы тяжело ни было – впереди Рождество. Время, когда вся Америка покупает подарки. Время оживленной торговли и прибыли.

Сейчас многие бизнесы сокращаются, увольняют сотрудников. Мы – нанимаем. Нанимаем, в основном, молодежь, родители приходят и просят. Не могу сказать, что это простой процесс для меня, и не только для меня. В настоящее время много проблем с молодежью в Америке. Если быть честным, то очевидна потеря способности подростков к общению. Большая часть их жизни – компьютер и отправка сообщений на мобильниках. Они не могут общаться друг с другом, не говоря уже об обслуживании покупателей. Много сил приходится прикладывать, чтобы восстановить утраченное.

Сказывается и воздействие пропаганды: значительная часть Америки буквально боготворила президента Обаму, особенно молодежь и старики. Обама прекрасный оратор, популист. Но бизнес не реагирует на красивые слова, он реагирует на законы. С приходом Обамы все налоги поползли вверх. Когда я делала ведомость на зарплату, то посадила своего юного сотрудника рядом с собой, взяла ведомость и стала показывать ему по пунктам. Вот сколько он выплачивал государству до Обамы, и вот сколько после его прихода. Когда парень увидел, как речи президента отражаются на его маленькой зарплате, то задумался, что на самом деле «перемены» касаются не только богатых, государство запустило руку в карманы всего населения.

Интересные трансформации произошли и с моей бабушкой. Она так любила Обаму, что в ее присутствии нельзя было сказать ни слова против. Мы и не говорили. И вот теперь, когда правительство усиленно пытается провести новый закон о страховании здоровья, согласно которому хозяева малого бизнеса будут обязаны покупать страховку для сотрудников, она звонит мне и спрашивает, как я смогу это сделать? Я ей ответила, что не смогу, придется закрыть магазин. Это разорит не только меня, это разорит весь малый бизнес.

Но если быть честной, то я спокойна. Америка не допустит этого. Не будет принят ни этот закон, ни закон об эмиссии газов, который разорит все предприятия, не только малые. Американский народ далеко не глуп. За «перемены» Обамы голосовали малообразованные люди, далекие от бизнеса. В Техасе говорят: мы медленно говорим, но быстро соображаем. Эти законы не пройдут в сенате. Это уже было в нашей истории и совсем недавней. Когда пришел к власти Билл Клинтон, он хотел многое изменить в законах, руководить бизнесом, перераспределять, но ему не дали. Не дадут и сейчас Обаме.

Эта маленькая «зарисовка с натуры» показывает, что в США кризисы по-разному влияют на население, на большие и малые компании. Классические финансовые кризисы, волнообразные периоды спада и подъема сказываются главным образом на финансовых институтах, на работе банков, бирж, страховых компаний. Благополучие страны страдает в основном от ударов политических кризисов. Причем, более беззащитны мелкие компании и население. Крупные компании всегда находят способ сохранить прибыль, переложить проблемы на плечи младшего персонала и потребителя. Приход к власти либерального правительства в Америке дал толчок развитию социальных «свобод», а вместе с ними и игорному бизнесу, от которого в первую очередь намерены получить прибыль социальные меньшинства – Native и Black Americans.