ГЛАДКОСТВОЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

Анатолий Гержгорин

nВсякая война популярна лишь в течение первых тридцати дней. Даже самая справедливая. Если бы из этого исходили все военные доктрины, мы бы пережили уже не одну ядерную войну. Или не пережили бы. Ибо при уровне современного вооружения и его насыщенности в столь сжатые сроки уложиться крайне трудно. Войны неистребимы, как насморк. «Мы должны признать горькую правду: в обозримом будущем нам не удастся искоренить насилие и конфликты, – сказал Барак Обама, получая Нобелевскую премию мира. – Будут постоянно возникать ситуации, когда применение силы не только необходимо, но и морально оправдано. Это цена справедливой войны, ведущей к миру».

Далеко не всем понравилoсь это его высказывание. Но по сути американский президент прав: Гитлера тоже пытались остановить уговорами, а остановили только ковровыми бомбежками. Война и в самом деле зачастую остается единственным способом сохранения мира. И лучшим средством борьбы с атеизмом. Вопрос лишь в том, насколько искренним был Барак Обама. Ведь в своем выступлении он назвал главным врагом “Аль-Кайду”, хотя и в Афганистане, и в Ираке Америке противостоят совершенно иные силы. Причем столь эффективно, что иракский министр внутренних дел Джавад аль-Болани вынужден был признать: власти бессильны перед террором.

Говоря об Афганистане, теперь чаще всего подразумевают Пакистан. Здесь, в населённом горными пуштунскими племенами Северном Вазиристане, скрывается самый опасный “талиб” Сирадж Хаккани. Его отряды, насчитывающие до 12 тысяч боевиков, полностью или частично контролируют шесть провинций. Вашингтон требует от Пакистана его головы, грозя беспрерывно бомбить “талибанское” логово в Кветте, но Исламабад не хочет сдавать своего бывшего агента. В последнее время американо-пакистанские отношения накалились почти до кипения. Непредсказуемый стратегический союзник Соединенных Штатов с каждым днем становится все враждебней.

Хотя и Пакистан тоже можно понять. Больше всего он опасается, что после вывода американских войск ему придется вести жесткую борьбу за сферы влияния в Афганистане с Индией, Ираном, Китаем и Россией. Индия поняла это раньше всех и уже безвозмездно вложила в афганскую энономику свыше 1,2 миллиарда долларов. Получить индийцев и на афганской границе – такого Исламабаду и в кошмарном бы сне не приснилось. Поэтому Пакистан кровно заинтересован в Хаккани. Сын бывшего губернатора провинции Пактия и одного из героев войны против советских войск пользуется большим авторитетом в Афганистане и может, как считают в Исламабаде, стать хорошим противововесом индийской или иранской экспансии.

Кроме того, в Пакистане хватает и своих “талибов”, которые чуть ли не каждый день совершают теракты и диверсии. Впрочем, перед террором бессильны сегодня везде, потому что пытаются бороться с ним в белых перчатках. Или делать вид, что борются. В Сомали крупные портовые города уже в руках пиратов. В Йемене местные шииты создали государство-анклав на границе с Саудовской Аравией, став для Эр-Рияда гораздо большей головной болью, чем “Аль-Кайда”. В Ливане хозяйничает “Хизбалла”, а в Египте власть может перейти к “братьям-мусульманам”. Из более чем полутора миллиарда мусульман шииты составляют от десяти до пятнадцати процентов. Большинство из них проживает, кроме Ирана, в Индии, Ираке и Пакистане. Индийская исламская община сейчас третья по величине в мире. В Китае мусульман больше, чем в Сирии, а в России – больше, чем в Йемене.

Шииты свято верят в то, что не попадут в рай, до тех пор пока не убьют неверного. Эту идеологию они внедряют повсеместно. В Газе ХАМАС и чихнуть не может без команды из Тегерана. Махмуд Ахмадинеджад, принимая Халеда Машаля, гарантировал ему поддержку и помощь до «неминуемого конца сионистского режима». Растроганный гость пообещал, что в случае израильской атаки на Иран, «все разрозненные исламские фракции объединятся вокруг Тегерана и выступят плечом к плечу против общего врага». А Исмаил Хание, выступая на митинге, посвященном 22-й годовщине основания ХАМАСа, сказал, что «мы не остановимся, пока не освободим всю Палестину». С помощью Аллаха и британского МИДа, требующего «признать ХАМАС и включить его в мирный процесс».

Недавно канадские ученые провели масштабное социологическое исследование, в ходе которого пришли к выводу, что свыше трети населения Земли абсолютно бесполезно, поскольку не только не вносит никакого вклада в развитие человечества, но и уничтожает плоды чужого труда. Но “бесполезные” люди не столь уж бесполезны: их можно использовать как пушечное мясо. Загляните, к примеру, на официальный сайт ФАТХа по адресу www.Fateh.org, который с гордостью сообщает, что “борцы за свободу Палестины” подают «замечательный пример патриотизма, закупая оружие вместо продуктов для своих детей и продавая ювелирные украшения жен».

Говорят, война – лучший способ развязать зубами политический узел, который не поддается языку. Пока политики неистово борются за мир, в Израиле идет война. Финансовая комиссия Кнессета выделила тридцать миллионов шекелей на бронирование автобусов в Иудее и Самарии. В течение трех лет на эти цели будет истрачено свыше 120 миллионов. В какой еще стране по дорогам ездят в бронированных автобусах? Размещенные в Сирии и Ливане иранские ракеты уже реально угрожают Тель-Авиву. Рано или поздно они появятся и в Газе. И тогда под ракетным прицелом окажется весь Израиль.

Казалось бы, министр обороны Эхуд Барак должен потерять аппетит и сон. А он вдруг начал пикироваться с военной ешивой “Ар-Браха”, возмутившись тем, что ее выпускники не желают выполнять полицейские функции по удушению поселений, где живут их родственники. И сам себя поставил в глупое положение. После того как вызванный на “ковер” раввин Элиэзер Меламед отказался от встречи, Барак разорвал договор с ешивой, выпускники которой 40 лет верой и правдой служили Родине в элитных боевых частях. В ответ резервисты отправили ему письмо, в котором сообщили, что проигнорируют повестки о прохождении военных сборов. Если так и дальше пойдет, то Бараку придется самому бегать с автоматом.

«Б-г создал людей, а Кольт сделал их равными», – гласит американская поговорка. Гладкоствольная демократия победно шествует по планете, соединяя материки и континенты. Поспешили избавиться от терминов типа “ось зла”, но геополитическая ситуация от этого не улучшилась. Иран с помощью Северной Кореи и Пакистана ударными темпами кует свой ракетно-ядерный меч. А так называемое “мировое сообщество” продолжает гадать, что все-таки разрабатывает Тегеран – “мирный” или “военный” атом? Китай и Россия с примкнувшей к ним Турцией убеждают сомневающихся, что иранский атом – исключительно мирный. И даже готовы поклясться на Коране.

Америка с Францией колеблются. Британия с Германией заняли позицию сторонних наблюдателей. А великая в собственных глазах Швеция призывает не портить кровь ни себе, ни Ирану. Министр иностранных дел Карл Бильдт сказал, выступая на заседании Европейского парламента, что лучше вообще отказаться от санкций, чтобы «не выстрелить себе в ногу». В общем, нет пороха в своем отечестве. Соединенные Штаты отправили в Иран “по ошибке” три боевых вертолета. Тайваньские компании переправили сотню европейских центрифуг для обогащения урана. Украина наладила воздушный мост по поставкам запчастей к самолетам и танкам. С миру по гайке – нищему бомба.

Россия тем временем пообещала в качестве новогоднего подарка запустить к марту ядерный реактор в Бушере. Махмуд Ахмадинеджад пока не надевает на митинги футболку с надписью: “Наш ответ Обаме”, но пригрозил, что если Америка не перестанет возмушаться, то Иран построит еще 10 заводов по обогащению урана. Тут поневоле у любого голова пойдет кругом. Не избежали головoкружения от успехов и иранские генералы. Нагрянувший в Дамаск министр обороны Ахмад Вахиди требовал от Сирии обещания немедленно открыть второй фронт, если Иран подвергнется израильскому нападению. И предупредил “сионистского врага”, что «нанесет сокрушительный ответный удар по израильским ядерным и военным объектам».

Пока видимую слабость (без посторонней помощи Иран все еще ни на что не способен) приходится прикрывать воинственной риторикой. Но, форсируя ядерную программу, Исламская республика становится все опасней. Лондонская “The Times” пишет со ссылкой на попавшие к ней секретные документы, что Иран испытал импульсный нейтронный инициатор, который американские ядерщики называют “urchin“. Это ключевой компонент производства плутониевой бомбы. “Ежик” необходим для ускорения начала цепной ядерной реакции и может быть использован только в атомной бомбе. Как и дейтерид урана, который активно применяется в производстве пакистанского ядерного оружия.

Скорее всего, мир смирился с ядерным Ираном. В надежде на то, что у аятолл хватит ума не размахивать над головой атомной дубиной. Дескать, пусть тихо складируют свои бомбы, как Израиль, тешась тем, что они гарантируют им политическое выживание. Наверное, Тегеран и в самом деле не будет афишировать наличие у себя неконвенционного оружия. Но наверняка поделится им с Сирией, Венесуэлой и, возможно, с Кубой. Тогда за собственный ядерный потенциал возьмутся Бразилия, Аргентина и Колумбия. Египет и Саудовская Аравия тоже сидеть сложа руки не будут. На Дальнем Востоке в ядерную гонку включатся Япония, Южная Корея и, не исключено, Тайвань.

Остановить эту цепную реакцию вряд ли удастся. У всякого прогресса один весьма серьезный недостаток: время от времени он взрывается. Израиль мечется, пытаясь вразумить “международное сообщество”, но всюду натыкается на глухую стену непонимания. Все ждут, что предпримет он сам. Выбор на самом деле не слишком велик. Атака на иранские ядерные объекты желаемого результата не принесет. В лучшем случае слегка замедлит вышедший на финишную прямую процесс. Более того, даже если Израиль каким-то чудом и вырвет иранский ядерный зуб, “хирургическая операция” перерастет в широкомасштабную войну. За что Израиль вновь подвергнут остракизму.

Другой вариант возможного сценария предложила иорданская газета “Ад-Дустур”. Она сообщила, ссылаясь на информацию анонимного французского депутата, что во время тайной встречи с американскими и французскими высшими офицерами израильтяне предложили сначала нанести сокрушительный удар не по Ирану, а по “Хизбалле”. И даже назвали дату предполагаемой операции – весна 2010 года. Не исключено, что это чистой воды “деза”. Хотя сама по себе идея не лишена смысла. Свернуть шею “Хизбалле” и ХАМАСу гораздо важней, потому что Иран будет стремиться воевать чужими руками и вдали от своей территории.

Как бы то ни было, что-то делать надо. Сама по себе обстановка не разрядится. А упущенное время не вернуть. Можно сколько угодно говорить о справедливых войнах, но если они не доведены до победы, грош им цена. Можно сколько угодно призывать арабов к миру, но если они не хотят мира, то его и не будет. Можно сколько угодно взывать к совести “международного сообщества”, но это будет глас вопиющего в пустыне, потому что у него нет совести. Можно сколько угодно ратовать за демократию, но как она была гладкоствольной, так и останется. Единственное, чего категорически нельзя – это допустить раскол в собственной стране.