ТО ЛИ ЕЩЕ БУДЕТ

Анатолий Гержгорин

Мы должны благодарить Саддама Хусейна, потому что он помог разрушить многие мифы. Самый главный из них – о монолите стран Атлантического альянса. Не секрет, что его стержнем всегда были Соединенные Штаты. Без них Западная Европа разделила бы участь Чехословакии, которая трижды в течение одного поколения попадала в рабскую зависимость. Сначала в 1938 году, в результате сговора Англии и Франции с Гитлером. Затем, десять лет спустя, ее, при молчаливом согласии Запада, прибрал к рукам Сталин. И, наконец, в 1968 году, когда опять же при полном равнодушии европейских столпов демократии Советский Союз надел на нее смирительную рубашку.

Любое событие или дата заставляют как бы заново взглянуть на случившееся. Год назад начался суд на Слободаном Милошевичем. Уже нет Югославии: канула в Лету, как Советский Союз. И судебный процесс над бывшим главой несуществующего государства напоминает даже не фарс, а нескрываемую жажду мести. Десятки диктаторов, от преступлений которых кровь стынет в жилах, спокойно доживают свой век в покое и неге. Саддаму готовы дать любые гарантии только за то, чтобы добровольно покинул страну. А Милошевича хотят любой ценой посадить в железную клетку.

На первый взгляд, психологические отклонения европейцев не поддаются объяснению. С одной стороны, они вроде борются за мир, справедливость и человечность. А с другой – легко идут на преступления, которые в цивилизованном обществе выходят за рамки понимания. То, что, скажем, творили в Конго бельгийцы, а в Анголе – португальцы, не поддается описанию. На самом деле все достаточно просто. Почти полвека Европа жила под страхом военного нашествия. Он, этот страх, начал проявляться на генетическом уровне. А самые жестокие, как известно, именно трусливые люди.

Югославия – далеко не случайный и не проходной эпизод в новейшей европейской истории. Здесь сплелись в клубок сразу несколько факторов. Во-первых, балканская война, которую, несмотря на все потуги, остановить не удалось, угрожала дестабилизировать обстановку в соседних странах. Во-вторых, Югославия ассоциировалась с социалистическим военным лагерем, который сам по себе наводил ужас. В-третьих, Европа не избавилась от угрызений совести после операции «Буря в пустыне», когда всеми силами хотела показать исламским странам, что ради справедливости готова стать плечом к плечу с мусульманами.

Произошла обычная подмена понятий, ставшая нормой в наш просвещенный век. Непокорную Сербию поставили на колени. О «геноциде» албанцев тут же забыли. А Милошевича упрятали за решетку, дабы замести следы. И можете поверить, больше ему свободы не видать. Во всей этой грязной истории глупей всего повели себя Соединенные Штаты. Европейцы понимали, что без Вашингтона все их планы обречены на провал. Более того, самостоятельно они никогда бы не ввязались в драку. Чтобы убедить тогдашнего госсекретаря Мэделин Олбрайт, больших усилий не потребовалось. Может быть, где-то в глубине души Америка и сомневалась. Но для простодушных американцев долг – превыше всего.

А теперь представим, что было бы, если бы США повели себя тогда так, как это делают сейчас Франция и Германия. Конечно, ни о каком походе на Белград не могло быть и речи. Самостоятельно Европа не смогла разрешить ни одного конфликта. Достаточно яркий тому пример – Кипр, разделенный колючей проволокой на греческую и турецкую зоны. Не менее проблематичным видится и будущее Боснии, Македонии и Косово. Да и пробуждающаяся ото сна Албания еще не сказала своего слова.

Скандал в благородном семействе вспыхнул что называется на ровном месте. Саддам Хусейн действительно развел вчерашних союзников по обе стороны ринга. Весь сыр-бор разгорелся из-за того, что Франция, Германия и примкнувшая к ним Бельгия пригрозили наложить вето на резолюцию, предусматривающую оказание военной помощи Турции. В Анкаре это сначала вызвало замешательство, а затем приступ ярости. Турция требует соблюдения четвертой статьи Вашингтонского договора о незамедлительной помощи стране – участнице НАТО в случае военной угрозы. Но договор предусматривает право вето, которым может воспользоваться любая входящая в альянс страна, что само по себе превращает НАТО в некое подобие ООН, где каждый слышит только себя или то, что хочет услышать.

Нельзя сказать, что этот демарш стал для Америки неожиданностью. Франция всегда вела себя в сложных условиях неадекватно. А Бельгия выступала, как правило, в роли подпевалы. Другое дело Германия, с которой США связывают тесные узы – и политические, и экономические, и военные. Но Герхард Шредер, самый, пожалуй, слабый канцлер за всю послевоенную немецкую историю, словно специально испытывает терпение Белого дома, забывая о простой вещи: экономика не самая сильная его сторона, и если дядя Сэм рассердится, то немецкому бизнесу, очень сильно завязанному на Америку, придется туго.

Джордж Буш пока сдерживает эмоции, ограничиваясь общими заявлениями типа «позиция Франции, Германии и Бельгии в вопросе защиты Турции в случае начала боевых действий против Ирака угрожает всему западному альянсу». Менять свои планы в отношении Саддама он не собирается. О чем открытым текстом сказал премьер-министру Австралии Джону Ховарду, принимая его в Белом доме. Неожиданно жесткую позицию занял и генеральный секретарь НАТО Джордж Робертсон, обвинивший «бунтарей» в «вандализме»: «НАТО будет нанесен ущерб. Но это наше совместное детище, и если вы решили навредить ему – ваше дело».

Мне это напоминает каприз маленьких детей, которым не дали конфетку. Как только США пообещают чуть больше, и Франция, и Германия тут же изменят свою позицию, наплевав на собственные «идеалы». Об этом говорит пример Бельгии, которая поспешила заявить, что готова отменить свое вето, если получит «убедительные доказательства, что поддержка Турции будет носить исключительно оборонительный характер и не будет использована для подготовки к войне против Ирака». Вот и вся «принципиальность». Не удивляйтесь, если завтра на попятную пойдет и Герхард Шредер. Ему популярно объяснят, что германский демарш выйдет стране боком. Поскольку Америка для Берлина второй по значимости торговый партнер. И если американский потребитель объявит бойкот хотя бы BMW и Mercedes, Германии, чтобы вырваться из экономического застоя, понадобится не один год. А Франция ничем не поможет.

Вот и весь расклад. Как это ни цинично, но если бы можно было запечатлеть госпожу политику на холсте, я изобразил бы ее в виде нахальной торговки. Впрочем, у каждого свои ассоциации. Кто бы что ни говорил, Америке есть что предложить. В этом ее коренное отличие от остальных. А вот Израилю дать нечего. Поэтому Германия и отказалась от совместного проекта разработки фотоспутника, мотивируя, как обычно, тем, что он будет использован в военных целях. Этому проекту семь лет. Уже разработаны основные его составляющие – уникальный телескоп и фотографическое устройство. Конечно, эти наработки не пропадут. И все-таки жаль, что многолетний труд многих людей пойдет прахом. Немцы почему-то забыли собственную пословицу о том, что, живя в конюшне, не требуй стерильности.

США и Великобритания все же не оставляют надежды дожать Совет безопасности, выразив готовность смягчить текст новой резолюции ООН по Ираку. Франция в ответ заявила, что не видит никакого смысла обсуждать очередную версию решения иракской проблемы, по крайней мере, до тех пор, пока продолжается работа инспекторов. И чтобы доказать чистоту своих намерений, французский министр иностранных дел Доминик Галузо де Вильпен демонстративно потребовал от Евросоюза переключиться на арабо-израильский конфликт. Он приветствовал встречу рабочей группы ООН, ЕС и России, встретившейся с Ясером Арафатом и предложившей ему срочно назначить премьер-министра автономии. Польщенный таким вниманием, раис тут же согласился и сорвал аплодисменты Колина Пауэлла, который отметил, что это «первый шаг к главной цели».

Этот первый шаг может стать и последним. Как отмечают многие аналитики, острый кризис отношений между США и «старой Европой» не может не сказаться на ближневосточной ситуации. «Дорожная карта» ветшает на глазах. И хотя палестинская делегация отбыла на очередную встречу с «четверкой» в Лондоне, Израиль может и не принимать в расчет европейские инициативы, подыгрывая тем самым Вашингтону. А, учитывая продолжающийся рост антисемитизма в Европе, Ариэль Шарон и вовсе вправе обвинить ЕС в тенденциозности и предвзятости. «Кто будет наблюдать за соблюдением «дорожной карты»? – саркастически спрашивают журналисты. – Какая Европа? Франция, Бельгия или, может быть, Германия?» И напоминают, что европейцы без вмешательства США не смогли решить конфликт даже между Испанией и Марокко, не говоря уже о Косово.

А тут еще на собственные грабли наступила Бельгия. Ее Верховный суд все-таки принял решение привлечь к ответственности за «военные преступления» Ариэля Шарона (после того как сложит полномочия), а также генералов Рафаэля Эйтана, Амоса Ярона, Амира Дрори и других. Биньямин Натаниягу немедленно отозвал израильского посла в Бельгии Ехуди Кимара – «для консультаций». Министр иностранных дел Бельгии Луи Мишель выразил удивление такой реакцией. «Я понимаю, что этот инцидент не способствует улучшению двусторонних отношений, – признал он, – но политики не должны вмешиваться в юридические дела». Мишель, похоже, не понимает, какого джинна выпустили из бутылки. Израильский юридический центр заявил, что готов провести расследование действий бельгийской верхушки, причастной к убийству в 1961 году Патриса Лумумбы. И даже располагает необходимыми документами.

Думаю, и Конго не останется в стороне. А там, глядишь, дойдет очередь и почти всех европейских стран, оставивших кровавый след в Африке и Азии. Словом, то ли еще будет. Но «старая Европа» не сдается. Под давлением Франции, Германии и Бельгии тринадцати восточноевропейским государствам – кандидатам на вступление в Евросоюз – было отказано в участии в европейском саммите по Ираку. Поскольку они, дескать, настроены проамерикански. Если это повод для наказания, то перспектив у Европы нет. Будем считать ее объединение неудавшимся экспериментом. Или просто казусом. И относиться к ней так, как обычно относятся к неудачникам – презрительно-снисходительно.