ВОКРУГ ТАНГО

Беседовала Ольга Вайнер, Фото Viju Rao

tango_festivalЕсли вы когда-нибудь были в Буэнос-Айресе и имели счастье видеть танцоров танго, то вас уже никогда не покинет ощущение неповторимого и прекрасного, которое творится здесь и сейчас, на ваших глазах. Сегодня аргентинское танго распространилось по всему свету и является одним из самых популярных танцев. В Хьюстоне последние несколько лет танго переживает активный взлёт. В январе 2008 года родился первый в истории города Фестиваль аргентинского танго, который объединил более 300 танцоров со всей страны. Примечательно, что идейный воплотитель фестиваля танго – не какой-нибудь аргентинский Дон Педро, а наш бывший соотечественник из Вильнюса Микас Калинаускас.

Создатель Хьюстонского фестиваля в свободное от танго время работает адвокатом. Его энтузиазма хватает ещё и на то, чтобы преподавать танго не только в Хьюстоне, но и в Сан-Антонио, Атланте и Нью-Йорке. Заслуга Микаса – не только организация фестиваля, но и вливание «молодой крови» в общину хьюстонского танго.

До Третьего фестиваля аргентинското танго осталось две недели. Корреспондент «Нашего Техаса» беседует с Микасом Калинаускасом о фестивальной кухне и особенностях русских танцоров танго.

Хьюстонскому фестивалю танго 2 года. Но сообщество танго ведь существовало и до фестиваля…

До фестиваля дела в нашем городе с танго были неплохие, но мне кажется не хватало какой-то общей идеи, объединяющей всех танцоров. Преподавать танго в Хьюстоне начали в середине 90-х годов, что совпало с общим интересом к этому танцу в США, а не только в нашем городе. Города, в которых расцвело искусство танго, были места проведения фестивалей: Портленд, Энн-Арбор, Денвер и Атланта. Всем было известно, что в этих городах с танго дела обстоят хорошо именно из-за фестивалей. Другое дело Нью-Йорк. Там, к примеру, не было фестиваля, но туда приезжали много танцоров с шоу-программами и оставались там, чтобы преподавать. Хьюстон, несмотря на 15-летнюю танцевальную традицию, не был известен, как город танго. И у меня появилась идея: хорошо было бы раз в году собрать людей из разных мест в наш город, чтобы танцевать танго. Почему бы и нет? У нас достаточно хороших танцоров.

Но эта мысль возникла только у Вас – иммигранта из Литвы и сравнительно свежего человека в мире танго, а не у людей из Аргентины – непосредственных носителей традиции, которых довольно много в городе. Не возникла она и у умудрённых опытом преподавателей, которые учили, как танцевать танго все эти 15 лет.

Так уж получилось… Нельзя говорить, что наш фестиваль был создан на пустом месте.На самом деле до нас в Хьюстоне уже была попытка сделать фестиваль танго. Его, кстати , организовал аргентинец Орландо Буддини. Этот фестиваль повторился дважды (в 2002 г. и 2004 г.) и дальше прекратил своё существование, не найдя поддержки у хьюстонских танцоров. В то время я думал, что было бы хорошо привлечь в танго побольше молодых людей. Аргентинское танго – не есть состояние только аргентинского народа, оно уже принадлежит всему миру. К примеру русский классический балет долго считался эталоном, но сейчас и в классике, и в модерне люди, с уважением относясь к российской балетной школе, создают что-то своё. То же самое и в танго: если хочешь, чтобы приходили молодые люди, нельзя оставаться на месте, надо придумывать нечто свежее. Но и в то же время надо было с уважением отнестись к педагогам, которые передают традиции танго уже не первый год. Думаю, с нашим фестивалем мы угодили всем.

Что было самым сложным в организации фестиваля?

Самым сложным было состояние ожидания – приедут люди или нет? Начало фестиваля было в пятницу в 7 вечера. Уже в 6 часов мы стояли у дверей с дрожью в коленях, в ужасе думая, что же будет, если никто не придёт. Но через полчаса зал наполнился. Люди, поддержавшие фестиваль, были не только из Хьюстона и Техаса, но и со всей страны и даже из Европы и Канады.

Как Вы находили педагогов для преподавания мастер-классов на фестивале? Были ли это дружеские связи, ведь ко времени начала фестиваля Вы уже сами начали преподавать танго?

С одной стороны, надо было искать популярных преподавателей, у которых есть имя, которые были бы привлекательны для всех без исключения, с другой стороны, чтобы фестиваль отличался от других, – надо приглашать людей, в которых ты веришь и которым симпатизируешь. То есть к выбору учителей надо подходить и с коммерческой, и с эстетической точки зрения. Мы также пытались представить разные стили танго. Выбор педагогов на Первом фестивале был исключительно моим. Для Второго и Третьего фестивалей выбор был в большей степени созидательным процессом, в котором участвовали многие люди.

Вы сказали, что хотели, чтобы хьюстонский фестиваль был необычным. Удалось ли это, и если да, в чём заключается эта необычность?

После фестиваля мы обычно проводим опрос участников – что больше всего понравилось? Очень многие отметили энтузиазм команды организаторов, то есть нашей команды – 30-40 волонтиров, которые помогают в проведении фестиваля. Все эти люди – душа фестиваля. Я неоднократно был свидетелем того, что есть фестивали, организованные очень профессионально, но творческого духа у них не хватает. У нашего фестиваля есть душа.

Я хочу вернуться к стилю танго. Некоторые любители танго замечают, что в современной Америке сложился некий синтетический стиль, называемый «американским танго». Это не милонгеро, не салонное танго и не танго-нуэво, а все эти стили, вместе взятые. Как Вы считаете, нужно ли сохранять тот старый «аутентичный» стиль танго?

Дело в том, что в танго, как и в любом другом виде искусства, существуют два лагеря: те, которые любят старый стиль и думают, что знают истину, и те, которые имеют более прогрессивные взгляды на развитие танца. На мой взгляд, нет «истинного танго». Язык танго – это живой язык, который постоянно развивается. Если мы сравним, как люди танцевали, скажем, в 40-х годах, и как танцуют сейчас, так сейчас танцуют лучше – в любом из стилей! Мне нравится, что есть такой танец – танго, и что есть много его ответвлений – «диалектов» одного языка. Люди в танго всегда пытаются найти общий язык с партнёром – это главная идея, а в каком стиле – не так важно.

В любой танго-коммуне найдётся большое количество танцоров – выходцев из бывшего СССР. Как Вы думаете, с чем связан этот феномен?

Я совершенно точно знаю, что русские женщины очень любят танцевать. Русские мужчины, если они джентльмены, тоже пойдут учиться танцевать, чтобы поддержать свою даму, но инициатива всегда исходит от женщин. Спросите у любого учителя танго, кто лучшие партнёрши, ответ будет однозначным – русские. В чём разгадка, я не знаю, но определённо русские танцовщицы наиболее талантливы, они танцуют, полностью отдавая себя музыке. К слову, танго в России сейчас бурно развивается, возникает много фестивалей, приезжают знаменитые педагоги из Аргентины, чтобы учить в России. А в чём феномен «танцевальности» русских – это хорошая тема для журналистского исследования.

Мы желаем Хьюстонскому фестивалю танго и всей танцевальной коммуне больших успехов и в этом году, и во всех последующих.

3 комментария

  1. Однако! А мне-то казалось, что танго танцуют одни “аргентинские аргентинцы”, а тут вон оно как!

Комментарии закрыты.