УРАН ДЛЯ ДИКТАТУРЫ ИСЛАМСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Вальдемар Краус

kНовогодние праздники принесли казахскому руководству очередной международный скандал: как раз накануне праздника, 31 декабря, многие западные газеты и информационные агентства опубликовали просочившиеся из недр Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) сведения о том, что Казахстан планирует нелегальную продажу Ирану почти полутора тысяч тонн урана.

Новогодние подарки Астане

Под самый Новый год словно наворожил кто-то Казахстану: тут председательство в ОБСЕ на носу – а страна оказывается втянута в один международный скандал за другим. Не успело еще затихнуть «рождественское» дело с самолетом, задержанным с казахско-белорусским экипажем и грузом нелегального оружия на борту, как Астана оказалась упомянута в очередном громком деле – на этот раз оно может в самом деле затмить по размаху пресловутый «Казахгейт». 31 декабря, в преддверии новогоднего праздника, мировая пресса с подачи информационного агентства Associated Press сообщила о существовании некоего отчета МАГАТЭ, в котором говорится, что Казахстан готовит «сделку века» с Ираном: Исламская республика в обход международных правил и положений вот-вот приобретет 1350 тонн казахского урана для своей, еще не запущенной, но уже пугающей весь мир ядерной энергетики. Этот контракт, буде он заключен, нарушает все постановления ООН о санкциях в отношении Ирана. Согласно отчету, в сделке замешаны высокопоставленные чиновники казахского правительства.

Естественно, что представители обоих государств энергично опровергают эту информацию. Так, представитель Ирана при ООН заявил, что «вся эта шумиха является ничем иным, как частью психологической войны» против его страны и служит интересам «доминирующих сил» – не то Америки, не то прямо уж «международного сионизма». Казахстан, обладающий вторыми по величине после Австралии урановыми разработками, также выступил с опровержением – впрочем, к чести казахского МИДа, следует заметить, что дипломаты Астаны не проявили столь лихорадочной враждебности, как это сделали их иранские коллеги. Ерсан Ашикбаев, спикер министерства иностранных дел, заявил по этому поводу буквально следующее: «Мы не можем с точностью сказать, на чем основывается эта информация. В данный момент мы занимаемся ее проверкой и в ближайшее время опубликуем официальное коммюнике». То есть, по большому счету, получается – Астана вовсе не опровергла сообщение Associated Press. Причины тому могут быть две, причем они друг друга не исключают: или Казахстан в самом деле собрался продавать Ирану уран (в информации МАГАТЭ указывается, что сумма сделки превышает 300 млн. евро – то есть оказывается куда выше рыночной), или же казахские правительственные чиновники все еще заняты интенсивным «празднованием» Нового года и поэтому не в состоянии внятно ответить, что у них творится. Вот кончатся праздники – тогда, мол, и разберемся.

Охота пуще неволи

Пока суд да дело – все выглядит так, будто Казахстан и в самом деле готовится к отправке урана в Иран. В конце концов, Исламской республике катастрофически недостает именно этого материала: на территории Ирана в год добывается примерно 20 тонн урана, в то время как казахская выработка ежегодно достигает 8500 тонн. При этом Тегеран, как известно, лихорадочно строит все новые обогатительные заводы и десятки центрифуг – спрашивается, где он собирается брать для них уран в условиях международного эмбарго? Все предложения о международном контроле Иран, как известно, начисто отверг, так что вряд ли режим Ахмадинеджада может надеяться на отмену запрета в ближайшее время – тем более, что иранская позиция лишь укрепляет международное сообщество в подозрении, что уран Исламской республике требуется вовсе не для мирной энергетики, а для оснащения пресловутых тактических ракет «Шахаб-2» атомными боеголовками. В этих условиях Тегеран вряд ли может рассчитывать на постоянный приток урана в страну – пусть даже нелегальным путем, с помощью подпольных торговцев. Другое дело, если за поставки возьмется целое государство. Но ведь не Австралия же и не Россия, которые не только четко соблюдают в данном случае международное законодательство, но и сами кровно заинтересованы в том, чтобы Иран, не дай Бог, не получил ядерную дубинку. Что же касается Казахстана – эта страна до сих пор никак не вмешивалась в вялотекущий конфликт Ирана с МАГАТЭ – так что вполне можно предположить, что эмиссары Тегерана могли попытать счастья в Астане, соблазняя казахских высокопоставленных чиновников «длинным долларом».

Согласно отчетам ряда спецслужб, урановая руда из Казахстана должна достичь иранских пределов в ближайшие недели. Если это так, с одной стороны, Астану можно поздравить с удачной сделкой: в разгар финансового кризиса страна, которая, по словам своего министра иностранных дел Каната Садубаева, готова отправлять газ и нефть «в любом выгодном направлении», может порадоваться дополнительным трем сотням миллионов евро. С другой стороны, подобная сделка может непоправимо разрушить любой мало-мальски положительный имидж, который Астана успела выстроить в мире. Ведь с 1 января Казахстан оказался в центре если не мирового, то уж, во всяком случае, европейского внимания: впервые в истории бывшая советская республика, да еще и представительница центральноазиатского региона, возглавила ОБСЕ. В конце ноября в казахской столице состоялся гигантский форум неправительственных организаций, признанный продемонстрировать успехи «азиатского гиганта» на пути построения современного гражданского общества; официальная пресса и не менее официальные чиновники то и дело смело произносят заветные слова «демократия» и «прозрачность»… И вдруг – такой афронт. Сделка с Ираном, заключенная в обход санкций ООН, вряд ли вписывается в тщательно создаваемый образ «европейского государства в Центральной Азии». Даже Россия вынуждена была под давлением международного сообщества отказаться от планов продажи Тегерану урана – и вдруг Казахстан, до сих пор не лезший со своей ложкой к «иранской каше», вот так откровенно наплюет на ООН, МАГАТЭ и всех прочих?

На самом деле, это маловероятно. В подобном сценарии сомневаются даже представители того самого МАГАТЭ, откуда просочились сведения о сделке. Некоторые из них открыто высказывают сомнения в том, что Казахстан может решиться на подобное: слишком многое поставлено на карту. В конце концов, из-за постоянной критики Астана и без того находится под пристальным наблюдением вследствие нарушения прав человека в стране – вряд ли ей так хочется видеть у себя целую толпу инспекторов, дипломатов и прочих международных чиновников, не говоря уже о стаях не столь официальных, но гораздо более эффективных агентов десятков спецслужб со всего мира.

Не стоит забывать также и об интернациональной прессе. До сих пор журналисты со всего мира при слове «Казахстан» вспоминали следующий ассоциативный ряд: «Казахгейт» – права человека – преследования репортеров – Семья. Теперь, буде информация подтвердится, к нему прибавится еще определение «урановая контрабанда» – а ведь западная пресса, в отличие от доморощенной, вряд ли даст себя «замолчать».

Таким образом, если рассудить здраво и непредвзято, то от 300-миллионной сделки Казахстан может потерять гораздо больше. В самом худшем случае – столь желанное председательство в ОБСЕ. Как известно, все решения в этой организации, согласно уставу, принимаются единогласно (так называемый «принцип консенсуса»), однако есть одно исключение: если какая-либо из 56 стран-участниц тяжко нарушает свои обязательства перед ОБСЕ. Данный случай вполне подходит под это определение.