АРИФМЕТИКА ГЕВИХИ

Анатолий Гержгорин

gВсякий политический капитал предполагает конкретное денежное выражение. Его можно выгодно вложить. Или бездарно потратить. Вопрос лишь в том, кто кому должен и готов ли платить? А если и не должен, то для этого и свобода рук, чтобы шарить в чужих карманах. Политический курс нынче меняется не только по курсу доллара. Главное научиться делать деньги из воздуха. Путем его сотрясания. А в какой валюте – неважно. На худой конец, сгодятся и тугрики, которые гораздо предпочтительнее каких-нибудь “саддамок” или “талибанок”.

Махмуд Ахмадинеджад, к примеру, заменил доллары на евро. На местном риале, поддерживающем государство, как веревка висельника, это не отразилось. За евро дают почти 14350 риалов, а на черном рынке и того больше. Это не кран, служивший денежной единицей Ирана до 1932 года и содержавший 4,1427 граммов чистого серебра. Заметно упавшие нефтегазовые доходы опустошили казну. Поэтому приходится срочно искать новые источники обогащения. А кто хорошо ищет, тот всегда найдет.

На пресс-конференции в Копенгагене, куда Ахмадинеджада пригласили на Международный саммит по борьбе с глобальным потеплением, он вдруг потребовал выплатить компенсацию за ущерб, нанесенный Ирану Великобританией, Россией и Соединенными Штатами в годы Второй мировой войны. «Эти государства после победы над Германией получили компенсацию, – сказал он. – А Иран, который они оккупировали, не получил ничего, кроме военного переворота, устроенного США. Сейчас мы формируем рабочую группу, которая подсчитает понесенные нами потери».

Оккупация таки имела место. Совместная англо-советская операция под кодовым наименованием “Согласие” началась 25 августа 1941 года и продлилась до 17 сентября. Проводилась она с целью защиты иранских нефтяных месторождений от возможного их захвата Германией. Москва также опасалась потерять транспортный коридор, через который велись поставки грузов по ленд-лизу. “Нейтральный” Реза Пехлеви наотрез отказался разместить войска союзников на своей территории, хотя заключенный еще в 1921 году договор с советской Россией предусматривал такие пункты, и вел тайные переговоры с гитлеровскими посланцами. За что и был отстранен от власти.

Разделить судьбу шаха-неудачника Ахмадинеджад не хочет. Поэтому решил заранее прикрыться “забором” истории. К тому же, если постоянно бьют долларом, то поневоле чувствуешь себя разменной монетой. Этим иранские претензии не ограничиваются. Ушедший в отставку, но оставшийся на плаву министр нефти Мухаммед Неджад Хусеньян выразил надежду, что и у Багдада «не будет проблем с выплатой компенсаций за ущерб, причиненный ирано-иракской войной”. Тогда и иракцы вспомнили, что у них тоже есть претензии. К Израилю.

Депутат Национальной ассамблеи Мухаммед Наджи Мухаммед написал в газете “Аль-Сабах”, что «президент Нури эль-Малики и министерство иностранных дел направили в адрес Совета Безопасности ООН требование о выплате Израилем компенсации за уничтожение ядерного реактора “Осирак” в 1981 году». Это требование “подкреплено” резолюцией Совета Безопасности №487, которая «резко осудила израильскую бомбардировку». Из песни слов не выкинешь. Были и резолюция, и гневное осуждение. Девять лет спустя, правда, когда Ирак “приватизировал” Кувейт, об этом порыве “справедливого негодования” больше не вспоминали, а после свержения Саддама Хусейна и вовсе расточали в адрес Израиля одни комплименты.

Израильские выходцы из Ирака, естественно, возмутились, напомнив, что вороватая родина украла у них почти все имущество, стоимость которого тянет на миллиарды долларов. Кто-то вспомнил и об ущербе саддамовских “СКАДов”, падавших на израильские города во время первой войны в Заливе. А мне почему-то вспомнился шум, поднятый несколько лет назад каирскими юристами, решившими вчинить чуть ли не триллионный иск потомкам евреев, опустошивших страну при Исходе из Египта. Чем кончилось дело, история умалчивает. Скорее всего, истцам подсказали, что подобная инициатива уже предпринималась и кончилась полным фиаско.

Действительно, почти 2300 лет назад египтяне тоже пытались найти справедливость, предложив Александру Македонскому стать третейским судьей. Македонский вполне серьезно подошел к вопросу и потребовал от евреев по всем правилам ответить на обвинения. Выполнить эту задачу взялся жалкий на вид горбун, но большой знаток Торы Гевиха бен Песия.
– На чем вы основываете свои требования? – спросил он египтян.
– На вашей Торе, – ответили они.
– Что ж, тогда я тоже буду опираться на Тору, – сказал Гевиха. – Итак, наши предки, 600 тысяч мужчин, бесплатно работали на протяжении 430 лет. Помножьте среднюю годовую зарплату одного работника сначала на 600 тысяч, а затем еще на четыреста тридцать. Если после этого останется долг, мы готовы покрыть его.

Египтяне считали три дня. После чего, не найдя ответа, тихо ушли. Вообще-то, если уж быть совсем точным, то евреи были в рабстве только 210 лет. Всевышний, увидев, что они не выдержат Его испытания и либо вымрут, либо растворятся среди египтян, скостил срок наказания. В заслугу праведных праотцов. Но и 210 лет с лихвой бы хватило не только полностью рассчитаться с истцами, но и оставить их в должниках до сегоднешнего дня. Впрочем, это уже детали.

Незнание законов Торы не освобождает от ответственности. Однако приводит к серьезным денежным издержкам. Если бы эти издержки оплачивались из своего кармана, их было бы гораздо меньше. Но для министров широкого профиля, хозяйничающих в казне, как в собственном сейфе, чем больше денег, тем ближе к Б-гу. Эхуд Барак, к примеру, пообещал Пан Ги Муну заплатить 10 миллионов долларов в качестве компенсации за ущерб, нанесенный имуществу ООН в секторе Газа. Хотя компенсацию должна платить ООН, поскольку боевики ХАМАСа превратили принадлежащие ей здания в склады для оружия и командные пункты. Из них они обстреливают и израильскую территорию.

На что только не пойдешь ради жестов доброй воли. Или ради поднятия упавшего и больше уже не встающего имиджа. Однако любые попытки отмыть ложь не сделают ее чище. После серии откровенно враждебных турецких выпадов в Анкару срочно откомандировали министра промышленности, торговли и труда Биньямина Бен-Элиэзера, который бодро рапортовал: «Мы стоим на пороге восстановления дружественных связей с Турцией, которая возвращается к своей роли посредника в диалоге с Сирией». Следующим шагом, пообещал он, станет встреча Биньямина Нетаниягу и Реджепа Тайипа Эрдогана.

Историческая встреча так и не состоялась. Зато резко усилилась антиизраильская истерия. Эрдоган договорился до того, что назвал Израиль угрозой всему миру. Ведомство Авигдора Либермана в долгу не осталось, заявив, что «Турция – не та страна, которая вправе читать мораль Израилю». За что подверглось жесткой критике сторонников концепции “непротивлению злу”. А Эхуд Барак поклялся приехать в Анкару даже в том случае, если там произойдет политическое землетрясение, ибо стратегическими союзниками не разбрасываются.

В отличие от Амира Переца, который наблюдал за учениями в бинокль с закрытыми окулярами, он подобных ошибок не допускает. Но и за отдельными соснами тоже леса не видит. Турция Эрдогана – это не Турция Сулеймана Демиреля и даже не Турция Тансу Чиллер. Страна стремительно исламизируется. После того как президентом стал Абдуллах Гюль, тоже выступающий за постепенный демонтаж светских органов власти, это уже видно невооруженным глазом. Остается обойти последнее препятствие – армию. По ней и наносятся сейчас основные удары. Неугодных офицеров изолируют, обвиняя то в коррупции, то в подготовке покушения на известных политиков или, вообще, в заговоре с целью государственного переворота.

От такого “союзника” можно ожидать любой подлости. И все же Израиль должен быть благодарен Турции. Это зеркало, в котором отражаются его собственные ошибки и заблуждения. Пора кончать с политикой “политкорректности”. Хватит пресмыкаться перед негодяями и делать вид, что имеешь дело с порядочными людьми. Пришло время не только напомнить Турции о геноциде армян, но и заставить ее смыть эту грязную страницу истории. Пришло время призвать ее к ответу и за уничтожение десятков тысяч курдов, которые не стремятся построить свое государство на обломках чужого. В отличие от того же ХАМАСа. Пришло, наконец, время разобраться и с самопровозглашенной Турецкой республикой на севере Кипра, о которой ни ООН, ни Америка почему-то даже не вспоминают.

Мир, построенный на лжи и двуличии, лицемерии и двойных стандартах, хрупок, как стекло. На чем он держится? На оружии? Деньгах? Угрозах? Или опять же на лжи? К позднему Бушу относились, как к политическому клоуну: вроде пугал, но никто не боялся, наоборот, в основном смеялись. К раннему Обаме тоже относятся, как комедианту. Но уже не смеются, а скорее жалеют. Понимая, что он управляет не автомобилем, а грузовым железнодорожным составом. На каком-то участке президент-машинист может снизить скорость, но не в силах изменить колею. Даже если впереди будут бежать советники с рельсами на плечах.

Гениально-генеральный продюсер Белого дома Рам Эмануэль с рельсами наперевес не бегает. Протокол запрещает. Но еврейскую психологию знает и умело давит на “возбуждающие” точки. В приватной беседе с израильским консулом в Лос-Анджелесе Яки Даяном он, как бы между прочим, заметил: «Нам надоели израильтяне, которые принимают правильные решения, после того как поезд ушел. Нам надоели и палестинцы, которые вечно не упускают шанса упустить шанс. Поэтому лучше всего вести диалог на расстоянии. У Соединенных Штатов хватает и других нерешенных проблем».

Позже он, естественно, отказался от этих слов. Поди докажи – беседа все-таки приватная. Но дело свое сделал, бросив пробный камень. В Иерусалиме всполошились: если не Америка посредник, то кто? Не Турция же, в самом деле. На этот дешевый трюк не раз попадались и Ариэль Шарон, и Эхуд Ольмерт. Сейчас попал и Биньямин Нетаниягу. По закону жанра в политическом спектакле, если со сцены уходит один персонаж, то сразу же появляется другой. Этот другой, Джордж Митчелл, выступил с монологом, строго-настрого предупредив, что США могут применить к Израилю экономические санкции, отказав для начала в финансовых гарантиях.

На эзоповом языке это то же иракское требование о выплате компенсаций. Только не за уничтоженный ядерный реактор, а за срыв мирных переговоров. Вместо того чтобы посоветовать Митчеллу уйти с политической сцены или хотя бы сменить амплуа, Нетаниягу начал оправдываться. Посмотрите, дескать, мы заморозили строительство в еврейских населенных пунктах, выпустили боевиков, то бишь политзаключенных, а что получили в ответ? Ракетные обстрелы, террористические атаки с участием абу-мазеновских “полицейских”, шоу с переименованием улиц и площадей Рамаллы, названных именами смертников-самоубийц.

Ответственность перед историей освобождает от ответственности перед людьми. Роли распределены. Задача Митчелла слегка припугнуть. Задача Джона Маккейна и Джо Либермана успокоить. Задача Хиллари Клинтон развести. Задача Барака Обамы выступить беспристрастным судьей. Говорят, он готовит гарантийные письма. Одно для Нетаниягу, другое – для Абу-Мазена. ХАМАС свое гарантийное письмо уже получил. Из Тегерана. Если для того чтобы усадить за стол переговоров, нужны гарантийные письма, то результатов переговоров не дождется и следующее поколение. Поэтому самое надежное – получать гарантии в твердой валюте. Если, мол, возникнут предложения, то присылайте их на расчетный счет.