ВЫБОРЫ

Владимир Сиротенко (Вербицкий)

u1Сыховский район Львова
Репортаж очевидца

Хотите верьте, хотите нет, но в советское время я ухитрялся не участвовать ни в одних выборах. Когда учился в институте и аспирантуре, брал открепление и ехал домой. Когда работал, ехал в командировку, а в поезде говорил, что забыл паспорт. Впервые проголосовал в 1992. Проголосовал за своего вузовского недруга, «воробышка» – Славу Черновола. Большинство проголосовало за секретаря ЦККПУ по пропаганде Кравчука. Им затем было стыдно за свой выбор. Мне – нет. В 1995 я голосовал за Володю Ланового. И опять, мне не стыдно, как тем, кто дважды выбирал Кучму. А вот в 2004 я не ходил голосовать. После «Письма трёх», где названный сын Кучмы обозвал нас всех фашистами, я поклялся за него не голосовать. Голосовать за Януковича, обдувшего меня с расчетом пенсии, рука не поднималась. Зато мои друзья, которые голосовали за Ющенко теперь стыдливо прячут глаза, а мне нечего стыдиться!

Раньше я принимал участие во всех избирательных комиссиях. Писал «особое мнение» по всем протоколам. Но после того как понял, что то моё «особое мнение» ценится на уровне туалетной бумаги, перестал тратить время и нервы на эти комиссии. Просто наблюдаю, как голосуют другие и голосую сам. Вот о сегодняшнем голосовании я и расскажу.

Встаю я рано, чтобы просмотреть электронную почту. Окна моей квартиры выходят на избирательный участок. Правда, это не наш избирательный участок. Наш – метров за 500, и иду я к нему мимо четырёх чужих избирательных участков. Пятый раз хожу, никак не понимая логики прикрепления к этим участкам.

На всех прошлых выборах уже с 7 утра возле избирательных участков начиналась суета. Прибегали члены комиссии, наблюдатели. А с 8 утра начинали чопорными ручеёчками спешить пенсионеры. Сегодняшним утром тот непрерывный ручеёчек превратился в пару капель. Обычно я голосую до 9 утра, чтобы не стоять часами в очереди. Но вчера, единственная очередь, в которой пришлось стоять, была за фермерским молоком на рынке Народный.

Здесь я стал участником своеобразного экзит-пула. Большинство вообще не собиралось идти на выборы. А вот среди тех, кто пойдёт, встречались любопытные экземпляры. Мощный дед, явно отставник, погромче так, чтобы на весь рынок было слышно, заявил:
– Я голосую за Толю Гриценко. Хай он когда-то глупил с этим НАТО, но он человек честный и умный. Сам красть не будет и всю эту нынешнюю шваль посадит. Нам нужна сильная рука. Военная рука!

Толстая бабище, стоявшая как раз передо мной, сразу же завопила:
– Вам москалям всего мало. Загарбали у нас землю, загарбали у нас мясо, загарбали у нас работу, а теперь ещё и своих москалей у власть суёте!

– Простите, бабуся, – взмолился дед-отставник. – Какой же Гриценко москаль, у него ведь даже фамилия украинская!
– Ага украинская! Такая же украинская, как у Тимошенко и Яценюка!

Тут уже вмешалась молоденькая мамаша с коляской и стала говорить, что Яценюк не еврей, что он обещает посадить Юлю с Витей и навести наконец порядок. Тут бабуся вообще аж завыла:
– Да що вы все безголовые до того дожили, что тащите к нам во власть всяких москалей-евреев. Да врать только они и умеют!

К ней присоединился дедок, жующий в очереди сайку:
– От я вчора дывывся як Юля брэше по телэвызору. Бачу, шо брэше, а выключити той клятый телэвызор не можу. Так брэше, що слухав бы и слухав. И все йий той Ющенко мишае, и все паплюжить и паплюжить! А вона ж така гарна, так хоче ще щось мати для своейи родыны. Якбы вона не обикрала мою пенсию та виддала, як обицяла, мои радянськи гроши, йий Богу, пишов бы на дильныцю и проголосував бы. А так ни за кого голосувати, то ж посиджу краще дома!

Бабище вообще зашлась в истерике:
– Да вы необразованный рагуль. Не пойдёте – ваш голос заберёт Янукович! Пойдите и проголосуйте за Ющенко!
– Та я за цього Юду вже голосував! Шо вин зробыв з того, що обицяв людям. Бреше, як Юлька!
– Так, он вымушеный брехать. Бо жизнь такая. Но пусть он брешет, но он наш, украинец. Настоящий украинец, как Тягнибок. То ж я пойду и проголосую за нёго!

Она повернулась ко мне и выдавливая пузом из очереди, сурово спросила: «А ты, очкастый москаль, за кого будешь?»
– Да знаете, нормальную кампанию для интеллектуалов ведёт только Тигипко, так что я за него буду.
– Ну зразу ж дурного москаля выдно! Таки соромныцьки слова знаешь, а що вин молдаванин, а не украинець, ще й друг Лазаренко та полюбовник Юлькин не знаеш!
– Ну насчёт полюбовника, то на то он и мачо! Для мужчины это только плюс, как для Берлускони. А насчёт Лазаренко, так я был в Днепропетровске во время его правления. Так в то время весь городской транспорт там был бесплатным! И брал он намного меньше, чем нынешние не в верхах, а на местах!

– Ну що з москалем говорыть! Та ты б в часы Кучмы и слова своею москальскою не сказав! А тэпэр за часы юлькиного премьерства вси вы осмилилы. Ничого – выжене Виктор Андрийович Юльку, а мы вас до Москвы повыганяэмо!

Очередь стояла и молчала, хоть всем от безделья хотелось поговорить. Да только с такими проющенковскими бабами никто не хотел связываться. Замолчал и я. Благо очередь подошла.

Я решил пойти голосовать в час пик. Чтобы и там, на избирательном участке, душу отвести в разговорах. Увы, не получилось.

Где-то после 11 перед окном появились толпы идущих из церкви. Это и есть час пик на избирательных участках. Во Львове привыкли послушать, что порекомендует священник, а уже после идти голосовать. На прошлых выборах священники советовали голосовать за Ющенко и отстаивать свой выбор. С этого и начинался Майдан.

Что же. Иду и я пообщаться в очереди. Мой участок №21в школе возле торгового центра «Санта Барбара». Идти к нему мимо соседней школы с двумя избирательными участками №14 и №15. Никаких очередей ни к столам, ни к кабинкам. В участке №15 ко мне бросается мальчишка, кто мне дал право фотографировать их участок? Объясняю мальчику, что он не знает законодательства. Разрешено всё, что не запрещено. А фотографировать процесс никто не запрещал. Спрашиваю его, а где представители экзит-пула? Отвечает, что на их участках таких нет. Иду на свой участок. Когда-то аллея перед ним напоминала колонну демонстрантов. Теперь одинокие люди с пакетами, спешащие в супермаркет и на базар. На участок идут раз-два и обчёлся.

Захожу. Какие там очереди! Половина столов вообще пустует! Так ни с кем и не пообщавшись, беру бюллетень, захожу в кабинку, ставлю галочку против Тигипко и, вбросив бюллетень, фотографирую урну – всё-таки в ней достаточно бюллетней, несмотря на малолюдность. Затем иду в супермаркет за продовольствием. Вот там народу – тьма. На удивление, работают ¾ касс, а не парочка. И у этого десятка касс по 8-10 человек у каждой. Хотел сфотографировать очередь, но подскочил менеджер и пообещал забрать фотоаппарат. В торговых залах съёмки запрещены. Что ж, иду дальше. Захожу в избирательный участок на втором этаже кинотеатра им. Довженко. На первом толпятся дети в ожидании киносеанса. На втором, где голосуют, типичная пустота. Представителей экзит-пула и здесь не обнаружил.

Ну что ж, Украина становится европейскою державой. Украинцу теперь с высокой колокольни плевать на того, кто будет президентом. Он уже не верит власти и надеется только на себя.