ЯДЕРНЫЙ «БИСКВИТ» ДОНАЛЬДА ТРАМПА

Борис Немировский

Дональд Трамп угрожает Северной Корее «огнем и гневом» и сообщает через «Твиттер», что американское оружие «заряжено и снято с предохранителя». Там же, в «Твиттере», он косвенно намекает, что может пойти даже на применение американского ядерного потенциала. Но каков он, этот потенциал, и как его приводят в действие?

Может ли президент Америки самостоятельно «нажать на кнопку»?

Может. Президент США является Главнокомандующим вооруженных сил своей страны. Он, и только он один решает вопрос ядерного удара. Как правило, объявление войны должен подтвердить Конгресс, но в случае применения ядерного оружия система проверок и баланство – как иначе называют разделение власти – не срабатывает.

Брюс Блэр, эксперт по вопросам безопасности и ядерного оружия Принстонского университета, поясняет в интервью информагентству Deutsche Welle причины для такого исключения: «Протокол для подобных обстоятельств разрабатывался с целью достичь наибольшей скорости и эффективности, не для длительных раздумий и споров». Этот протокол или порядок запуска ядерных ракет «выдает президенту карт-бланш, наделяет его неограниченным правом отдать приказ о применении ядерного оружия». «Он (президент США – ред.) не обязан ни с кем советоваться – ни с министром обороны либо командующим Генштаба, ни с советником по вопросам национальной безопасности». Правда, в данном случае возможность принятия чисто собственного решения Трампа не слишком вероятна.

Как принимается решение?

Перед применением ядерного оружия, президент советуется со своими гражданскими и военными советниками – министром обороны, советником по вопросам национальной безопасности, а также с начальником Объединенного комитета штабов войск. Если президент находится в Белом доме, он собирает срочное совещание в так называемой «ситуационной комнате». Если он в пути, проводится телефонная конференция по защищенному каналу.

Одним из обязательных участников такого совещания является командующий стратегической команды США (United States Strategic Command), которая отвечает за состояние и боеспособность ядерного оружия. «Это человек, который докладывает президенту, какие у него есть возможности, и какими будут последствия применения этого оружия, – поясняет Блэр. – Он обязан расспросить президента о подробностях применения ядерного оружия, например, желает ли тот избежать удара по населенным территориям».

Теоретически, такое совещание может продолжаться так долго, как этого захочет президент. Тем не менее, если на США нападут, он может принять решение в кратчайший срок. В этом случае совещание может продолжаться не более полуминуты. И даже если Пентагон, военные или иные советники будут придерживаться иного мнения, решение президента является обязательным, и приказ о ядерном ударе должен быть выполнен.

«Кекс» вместо «красной кнопки»

Прежде всего: никакой «красной кнопки» в природе не существует, это все – выдумки голливудских сценаристов. Для исполнения приказа о нанесении ядерного удара президенту нужен «кекс» или же «бисквит» – так называют пластиковую карточку, на которой записаны коды авторизации или «золотые коды». С помощью этих кодов президент идентифицирует себя в системе Пентагона, как тот, кто имеет право распоряжаться ядерным оружием. «Как только президент отдает приказ о нападении, его больше никто не в состоянии остановить», – пояснил газете «The New York Times» другой эксперт по ядерному роужию, Франклин Миллер, 31 год проработавший в этом качестве на американское правительство.

Пентагон передает этот приказ, который пишется в излюбленной Трампом манере – где-то в половину записи в «Твиттере» – соответственным атомным военным базам. «Подразделения получают приказ в течение пяти минут, после того как президент принимает решение, и начинают его исполнять», – отмечает Блэр.

«Дорожный саквояж»

Если же президент находится в пути, при себе он имеет то, что по-русски традиционно называется «атомным чемоданчиком», а в Америке носит название Nuclear Football. Этот «футбольный мяч» всегда у президента под рукой, его носят за ним, меняясь, пятеро солдат. Он весит около 20 кг, выглядит, как черный саквояж, а внутри у него – «черный ящик», содержащий различные планы нападения, а также так называемые Go Codes, то есть – коды, приводящие в действие тот или иной план. Президент может в любой момент связаться через защищенную телефонную линию со своими советниками и войсками.

При этом «бисквит», то есть та самая карточка с кодами запуска, в чемодане не лежит. Президент обязан всегда носить ее при себе. Правда, не все президенты США были такими ответственными: например, Билл Клинтон вообще мог эту карточку куда-нибудь запихать и месяцами ее искать. По крайней мере, об этом писал тогдашний начальник Объединенного комитета штабов, генерал Хью Шелтон, в своих мемуарах. Джимми Картер якобы однажды отдал свой костюм с «кексом» в кармане… в химчистку. Но это уже так называемые «анекдоты Белого дома», подтвержден этот случай никогда не был.

Сколько времени нужно войскам для исполнения приказа?

Первые ядерные ракеты могут быть запущены практически сразу после получения президентского приказа. «Они могут взлететь с баз в большом количестве на протяжении одной минуты, после того как поступит приказ, – говорит Брюс Блэр. – Экипажам атомных подводных лодок США требуется где-то на 10 минут больше, чтобы выполнить приказ, так как им следует сделать для этого еще несколько шагов».

Модернизировал ли Трамп ядерный потенциал?

Сам Трамп утверждал в своем «Твиттере», что модернизация ядерного арсенала была его первым приказом, как только он стал президентом США. Теперь, мол, ядерные войска США сильнее, чем когда бы то ни было.

Но это утверждение – неправда. «Подобное заявление никоим образом не приближается к реальности», – заявляет эксперт по атомному оружию Джеффри Льюис из Миддлбургского института международных исследований газете «Washington Post». Ни один ядерный потенциал мира, по его мнению, невозможно модернизировать на протяжении нескольких месяцев. На самом деле, предшественник Трампа, Барак Обама, начал модернизацию ядерного потенциала США еще два года назад. На протяжении 30 лет на это должен быть потрачен триллион долларов.

Утверждение Трампа о том, что атомная программа США «сильнее, чем когда-либо», является, мягко говоря, творческим преувеличением. Америка, по оценке Ассоциации ООН по контролю за ядерными вооружениями, на данный момент обладает примерно 6800 ядерными боеголовками, из которых 4000 являются потенциально готовыми для использования. Для сравнения: у России сейчас – около 7000 боеголовок. Из них готовы к запуску ориентировочно тоже 4000. На протяжении прошлых лет как США, так и Россия значительно уменьшили свои ядерные арсеналы. В начале 1990-х та же Америка обладала более чем 20000 потенциально готовых к использованию боеголовок.

Впрочем, следует заметить, что того арсенала, который есть на вооружении у США в данный момент, более чем достаточно, чтобы полностью уничтожить не только Северную Корею, но и весь мир. Поэтому лучше надеяться, что до этого просто не дойдет.

По материалам Deutsche Welle, The New York Times, Washington Post