БРИТАНСКИЙ КОТ НА ЕВРОПЕЙСКОМ ПОРОГЕ

Борис Немировский

Британцы, решив, что должны уйти из Европейского Союза, не слишком спешат это сделать. Переговоры про «брексит» официально начались уже с полгода назад, но британская делегация их просто игнорирует. Так хочет ли Великобритания в самом деле покинуть ЕС?

В последний августовский понедельник журналисты и сотрудники Еврокомиссии в Брюсселе имели возможность наблюдать смешную картинку: делегация Евросоюза прибыла для очередного раунда переговоров с британскими уполномоченными о брексите, а вот англичане… просто не явились. Теоретически, эта встреча была согласована, к тому же давно, но вдруг лондонские чиновники вспомнили, что у них дома в понедельник – праздник. То есть, на самом деле, никакого официального праздника тоже нет, но, по традиции, последний понедельник августа в Великобритании – всегда выходной: в конце концов, после летних каникул добавочные «продленные выходные» никому не помешают.

Потому и верные этой чисто британской традиции члены делегации с берегов Туманного Альбиона устроили себе свободный день, а про назначенные переговоры просто забыли. После дополнительных переговоров о проведении переговоров они все же вспомнили, что да, в самом деле, была же на сегодня назначена встреча… ну ладно, давайте уж, господа европейцы, встретимся завтра, раз уж вам так невтерпеж.

Евробуфет

Все это можно было бы воспринять, как эдакий смешной эпизод, но на самом деле именно такое поведение является для представителей Лондона и для самого переговорного процесса между ЕС и Соединенным Королевством симптоматичным. Пять месяцев назад Лондон подал в Еврокомиссию официальное заявление о выходе из Евросоюза. Согласно правилам, это означает, что сам выход должен состояться до конца марта 2019 года, если не будет каких-либо особых обстоятельств, которые вынудят перенести его. Переговоры о брексите официально начались в начале лета. С того момента они не сдвинулись с мертвой точки, невзирая на то что обе стороны подготовили аж двадцать рабочих документов общим объемом в более чем 150 страниц.

Несмотря на это стороны до сих пор не договорились даже о конкретном, пошаговом плане – нет, не для брексита – для переговоров по нему. А время поджимает. По европейскому законодательству (параграф 50 Устава ЕС), 29 марта 2019 года, в полночь, Великобритания перестает быть членом Евросоюза. Это требует изменения, отмены или, наоборот, принятия более чем 22 тысяч законов, подзаконных актов и договоренностей. Фактически переговоры должны быть завершены самое позднее до конца следующего года, чтобы национальные парламенты 27 стран ЕС и Великобритании имели время ратифицировать их результаты.

«Время пошло», – заявил глава переговорщиков ЕС Мишель Барнье. Заявил не сейчас, а пять месяцев назад. Уполномоченный Европарламента по вопросам брексита Ги Верхофстед уже начал ругать британцев: «Время идет, – заявил он в интервью немецкой газете «Die Welt». – Нам уже сейчас необходим быстрый прогресс и конкретные предложения из Великобритании – предложения, которые, в конце концов, прояснили бы британское видение основных элементов договора о выходе из Евросоюза». Одновременно Верхофстед обратился прямо к Лондону: по его словам, Европарламент четко дал понять, что «выковыривание изюма из европейского пирога» британцам не светит. «Права граждан ЕС стоят для нас на первом месте».

Дело в том, что никто на самом деле не может понять, чего именно желает добиться британское правительство. С одной стороны, оно твердо заявляет о разрыве с ЕС, с другой – желает сберечь за Великобританией собственно все права страны-члена европейского сообщества: такие, как свободное передвижение, свободную торговлю, доступ к европейскому внутреннему рынку, даже европейские денежные дотации в британскую инфраструктуру, в британский аграрный сектор и в британскую систему здравоохранения… При этом не платить ни единого пенни в европейский бюджет, не вводить у себя европейские законы и стандарты и не подчиняться решениям европейских органов.

Именно такой план и преследует лидер британской делегации на переговорах, так называемый брексит-министр Дэвид Дэвис. Он почти ежедневно озвучивает новые позиции Британии по самым разным поводам: от будущего урегулирования вопросов сохранения государственных секретов до продажи разрешенных продуктов и даже до вопросов миграции и торговли. Общая идея всех этих предложений такая же: мы хотим оставить за собой все права и не нести никаких обязанностей. Практически мы желаем «открытого буфета» под названием Евросоюз.

Семь пятниц на неделе

Понятно, что в таких условиях Брюссель весьма раздражен легкомысленными британцами. «У них нет ни малейшей стратегии, они просто неподготовлены», – считают почти все европейские дипломаты. К тому же, по мнению европейцев, даже те позиции, которые бритты успели все же сформулировать, тоже вдруг оказываются измененными. Так, к примеру, брексит-министр Дэвис сначала согласился, что следует сперва решить основные вопросы «развода»: такие, как «окончательный счет» для Лондона, отношения между членом ЕС Ирландией и британской провинцией Северная Ирландия и не в последнюю очередь – о будущих правах 3,2 млн. граждан ЕС, которые проживают в Великобритании.

Но несколько позже Лондон вдруг опубликовал документы с предложениями… о таможенном союзе между ЕС и Британией. Те самые: желаем доступа к внутреннему рынку ЕС и не желаем за это платить. Дэвис пояснил эту смену приоритетов таким образом: «Прошлое и будущее неразрывно связаны между собой». Глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер отреагировал на это пояснение весьма раздраженно: «Уважаемое правительство Великобритании, очень просим вас прислать для переговоров министра и забрать поэта».

В Брюсселе считают, что вопрос денежных расчетов и вопрос доступа к внутреннему рынку Евросоюза Лондон пытается объединить, потому что хотел бы таким образом «купить» себе место на внутреннем рынке ЕС: мол мы вам заплатим «отступные» и оставим за собой привилегии.

И это лишь один пример того, как британцы относятся к собственному решению о брексите. А есть и другие: скажем, Брюсселю вообще не понятно, кто именно в британском правительстве задает тон на переговорах – сторонники «мягкого» или «жесткого» сценария. Ибо они постоянно меняют друг друга за столом. В июле европейские дипломаты вообще полагали, что премьер-министр Тереза Мэй собирается в отставку, теперь кажется, что она все же решила остаться. Все это приводит к полному хаосу как в переговорах, так и в головах европейцев.

В целом же британская «стратегия» на переговорах напоминает карикатуру, появившуюся сразу после референдума о брексите: в коридоре европейского дома, перед входной дверью, сидит кот-британец и мяукает – мол, выпустите наружу, не хочу я в доме сидеть! Ему открывают двери, после чего он устраивается на пороге – и ни туда, ни сюда. Внутри не хочу, наружу не желаю. Главное, чтоб двери были открыты…