«ПРИЕМНЫЙ» ДАЛАЙ-ЛАМА ВАШИНГТОНА

Борис Немировский

dalai-lama-01Больше полугода назад свежеизбранный президент США Барак Обама весьма демонстративно не нашел времени, чтобы встретиться с лидером тибетцев в изгнании, далай-ламой. Он надеялся на «перезагрузку» отношений с Китаем, и опальный религиозный лидер был в Белом доме явно не ко двору. Сегодня, спустя один визит, одну климатическую конференцию и множество несбывшихся надежд Обама все-таки принял далай-ламу в своей резиденции.

Когда президент Америки выступал прошлым летом на американо-китайской экономической конференции с «программной» речью об отношениях между Вашингтоном и Пекином, он восемь раз упомянул слово «сотрудничество» и 12 раз – словосочетание «дружеские отношения». В сторону руководства КНР один за другим неслись и иные дружественные сигналы – в частности, у хозяина Белого дома не оказалось времени пообщаться с тибетским далай-ламой, само существование которого вызывает у официального Пекина нервный тик. Это несказанно обрадовало китайское руководство и оскорбило множество правозащитных организаций, а также, естественно, республиканскую оппозицию в Конгрессе США. Но и это было еще не все: вслед за шефом с речью выступила глава Госдепартамента Хиллари Клинтон, заявившая, что «дефицит прав человека в Китае не может стоять на пути улучшения отношений обеих стран».

Дружба домами

white-houseДолгое время всем казалось, что «новая политика» Белого дома, объявленная Бараком Обамой одним из ключевых направлений его президентства, проявляет себя во всей силе – по крайней мере, по отношению к КНР. Сам президент отправился в минувшем ноябре в Пекин, где вел длительные и задушевные беседы с китайским партийным и государственным руководством. Он не упускал ни единой возможности, для того чтобы создать в американо-китайских отношениях как можно более теплый климат: «Мое глубочайшее убеждение заключается в том, – подчеркнул он на совместной пресс-конференции с Ху Цзиньтао, – что у Соединенных Штатов Америки и Китайской Народной Республики – общие интересы. Если мы используем их для совместной работы, от этого выиграют как оба наших народа, так и весь остальной мир». Многие китайские представители официально отметили тогда именно эту фигуру речи: «наши народы и остальной мир» – так же, как и весьма слабый интерес американского президента к традиционной для руководителей США защите прав человека. То есть Обама не то, чтобы совсем упустил эту тему из виду, но всеми силами старался ее не акцентировать, поскорее «отбыть номер» и вновь заговорить о дружбе и сотрудничестве. Таким образом, на протяжении всего прошлого года создавалось твердое ощущение, что новый президент США всерьез намерен понравиться китайцам и завоевать их дружбу.

Однако сегодня, когда с момента переезда Обамы в Белый дом прошло уже больше года, результаты этих усилий выглядят, мягко говоря, разочаровывающими. Пекин не сделал ни единого шага навстречу широко раскрытым объятиям Вашингтона. Осторожные предложения Обамы в области защиты климата были просто-напросто молча проигнорированы. По вопросу санкций против Тегерана Пекин американцев попросту «прокинул». Переговоры в формате «шестерки» по Северной Корее и ее программе ядерного вооружения – все осталось на прежних местах. Причина – КНР по-прежнему заботливо «прикрывает» вождей чухче из Пхеньяна. Плюс – поток угроз в адрес США и Тайваня в связи с продажей правительству этого острова американского оружия и военной техники. Невольно вспоминается афоризм Станислава Ежи Леца: «Раскрой ближнему объятия – и ему удобнее будет пнуть тебя в грудь».

«Добро пожаловать в реальный мир»?

Все эти безразличные, а порой и откровенно негативные реакции Пекина на робкие попытки завести дружбу со стороны Обамы, вполне возможно, вернули американского президента с небес на землю и позволили ему, не имеющему, по сути, ни малейшего опыта в области внешней политики, получить жесткий и болезненный урок реальной дипломатии. И, похоже, глава Белого дома оказался все-таки вменяемым учеником: последние его действия могут быть расценены как определенный намек на возвращение к традиционной политике американского руководства в отношении Китая. Сначала последовало выступление, посвященное критике китайского руководства в традиционной области прав человека, потом – требование давно назревшего «подъема» курса юаня на международном валютном рынке, следом – угроза защитить американский рынок от наплыва массового китайского дешевого импорта, в случае необходимости, с помощью строжайшего рестриктивного законодательства и повышения налогов на ввоз китайской продукции.

Так что нынешний радушный прием духовного лидера тибетцев в Вашингтоне – по сути, лишь один из воинственных жестов, последовавших со стороны Белого дома после целого года жестов дружелюбных. По сути, это своего рода завуалированное послание Пекину: мол, не хотите по-хорошему, может опять получиться по-плохому, если китайское правительство не проявит ответной политической воли. Впрочем, нет ни малейших намеков – по крайней мере, пока – что руководство КНР хоть как-то на это послание отреагировало. Сам же далай-лама в этом раскладе опять попадает в ситуацию, когда ему отводится роль разменной монеты в игре «больших дядей». Как говорит старинная русская пословица: «Сарафан ты мой, сарафан дорогой, везде ты, сарафан, пригождаешься, а не надо – и под лавкой лежишь». Хочет Обама дружить с Пекином – лежит далай-лама под лавкой, никому не нужный со своими правами человека. Обиделся президент США на холодность Китая – ну можно и про права человека вспомнить, и далай-ламу пригласить. Впрочем, лидера буддистов всего мира подобная ситуация, похоже, не слишком-то оскорбляет: куда важнее для него – получить возможность в очередной раз хоть чем-то порадеть за свой народ.

«А куда вы денетесь?»

obamaКак бы там ни было, а абсолютное большинство экспертов уверено: в среднесрочной перспективе никаких особо серьезных конфликтов между Китаем и США ожидать не приходится. Такого мнения придерживается, в частности, эксперт по странам Дальнего Востока из вашингтонгского института Брукинга Кеннет Либерталь. По его мнению, в отношении крупнейших глобальных вызовов обе страны исходят из общности интересов: «Три главные общемировые проблемы – это экономический и финансовый кризис, изменения в мировом климате и распространение ядерных вооружений, – подчеркнул он в интервью газете Washington Post, – причем в последнем случае имеются в виду ядерные программы Северной Кореи, Ирана и Пакистана». В том, что касается финансовой политики – Пекин просто не может быть заинтересован в ухудшении положения США: слишком много китайских денег крутится в американской экономике, по сути, Китай давно уже превратился в «личный банк» Америки. За последние годы Пекин приобрел гособлигаций США на сумму примерно в триллион долларов. В распространении ядерного оружия Китай также не может быть заинтересован – сохранение эксклюзивности «ядерного клуба» является абсолютным приоритетом всех государств, в него входящих. Что же касается климата – позиция Китая, скорее, похожа на торговлю, чем на конфликт.

Так что Бараку Обаме, пожалуй, не о чем волноваться: будут ему и заверения о дружбе, будет и «дальнейшее развитие отношений». И даже далай-лама не в состоянии особо повлиять на этот процесс: сегодня Обама его принял, а завтра – нет. Китаю от этого, по большому счету, ни холодно ни жарко.