ДАЙ ТРИЛЛИОН, ДАЙ ТРИЛЛИОН!

Борис Немировский

24 сентября в Германии должны состояться парламентские выборы – и польское правительство преподнесло немцам весьма сомнительный подарок к ним: он потребовал от ФРГ возмещения убытков, нанесенных… нацистской оккупацией Польши. Собственно, Германия эти репарации уже выплатила, но польские власть имущие считают, что тех денег было недостаточно – общая сумма, которую Варшава намерена предъявить к оплате, составляет около триллиона долларов США.

Нападение Третьего Рейха на Польшу, которым 1 сентября 1939 года началась Вторая мировая война, все еще отбрасывает уродливую тень на немецко-польские отношения. Несмотря на десятки лет послевоенной (если понимать под этим термином и период Холодной войны) дружбы, невзирая на то что именно Германия стала своеобразным «ментором», приведшим Польшу в Евросоюз, призрак нацистского завоевания не исчезает. Вот и теперь министр иностранных дел Польши Витольд Вашиковский, выступая на радио RFM FM, заявил: «Мы должны серьезно поговорить с немцами и вместе решить, как разобраться с проблемой с репарациями».

ПОСЧИТАЛИ – ПРОСЛЕЗИЛИСЬ

Его коллега, польский министр внутренних дел Мариуш Блащак, даже не поленился немного уточнить, сколько именно Германия должна его стране – не более и не менее, чем триллион долларов США или приблизительно 840 млрд. евро. Правда, Вашиковский с этой суммой не соглашается. Он считает: «На самом деле, размер репараций должен быть еще большим. Точные подсчеты не велись более чем 70 лет».

Впрочем пока еще эти требования не являются официальной позицией польского правительства. Но и на «хотелки» отдельных министров эти заявления списать не выйдет: в конце концов, руководитель внешнеполитического ведомства просто так слова на ветер не бросает. «Решение об официальном требовании я не могу принять сам», – пояснил Ващиковский, но его мысль – немцы не могут отрицать легитимность этих требований по моральным причинам. По правовым, может, и могут, а по моральным – никак. То есть, по закону, немцы, возможно, ничего полякам и не должны уже, а все равно должны. Потому что немцы.

На самом деле, все эти разговоры о репарациях ведутся в Польше не один год, а наибольшей интенсивности они достигли в последние месяцы благодаря усилиям целого ряда консервативных политиков из рядов правящей партии «Право и Справедливость» (PiS). Разные ораторы называют разные суммы, а научная служба польского парламента уже совершенно официально проверяет правовую возможность выдвижения новых требований к ФРГ.

ЗАКОН – ЧТО ДЫШЛО

Польские лидеры исходят из представления, что подписанный Польшей в 1953 году отказ от репараций со стороны Восточной Германии не имеет силы, так как он не был добровольным, а появился под давлением СССР. Таким образом, ГДР не принимала участия в выплатах. Но теперь, когда Германия объединилась, нужно, чтобы и немецкие «восточники» отдали свою часть за нацистское нападение.

Немецкие же парламентские ученые (так как и у Бундестага ФРГ есть своя научная служба) придерживаются иной точки зрения: любые дополнительные требования, связанные с нацистскими преступлениями, совершенными во время Второй мировой войны, утратили свою законную силу после подписания в 1990 году так называемого «договора два-плюс-четыре», который предусматривает, что Германии были назначены окончательные суммы репараций всем пострадавшим. И, так как Польша не заявила ни малейшего протеста, она с этим согласилась.

Тот факт, что политики «Права и справедливости» снова подняли эту тему, на самом деле связан с текущим внутриполитическим положением Польши. После массовых демонстраций протеста против правовой реформы, которую ввела в действие правящая партия, Польша оказалась под серьезным давлением как со стороны оппозиции, так и со стороны Евросоюза. Брюссель уже успел начать правовое расследование против Польши по поводу возможных нарушений европейских демократических устоев. А немецкое правительство несколько раз требовало от польского соблюдения демократических принципов, на которых базируется ЕС.

«А ВЫ – ФАШИСТЫ!»

Именно потому, по мнению многих комментаторов, и всплыла вновь на поверхность тема немецких репараций. Сначала, в первых числах июля, о ней упомянул лидер PiS Ярослав Качиньский – упомянул между прочим, не акцентируя. Просто заявил на конгрессе своей партии: «Польша никогда не отказывалась от репараций. Те, кто думают иначе, ошибаются». Эту фразу большинство польских СМИ тогда даже не процитировало.

А около двух месяцев назад премьер-министр Беата Шидло вдруг заявила, что вопрос немецких репараций является ключевым для Польши: невзирая на то что польское правительство не решило еще ничего официально, речь идет о «вопросе элементарной справедливости и самостоятельности Польши на международной арене». Об этом она рассказала в интервью еженедельнику «Gazeta Polska». «Если мы сами себя не уважаем, другие тоже не будут уважать», – подчеркнула она.

С этого момента крики не утихали: на протяжении всего июля немецкие репарации были центральной темой польской политики, затмив в газетах и на телевидении тему законодательной реформы, против которой протестовала и протестует польская оппозиция, выводя миллионы поляков на демонстрации. Напомним, что волна протестов, прокатившаяся практически по всем большим городам, в конце концов заставила президента Анджея Дуду наложить вето на два ключевых закона этой реформы. Так как Дуда – также представитель PiS, в этой партии начались дебаты, которые могут привести к расколу правых консерваторов.

Так что не удивительно, что через несколько дней после этого президентского вето, Ярослав Качиньский нашел, на кого «перевести стрелки»: он заявил в интервью ультраконсервативному польскому «Радио Мария», что «польское правительство готовится к «исторической контратаке». Речь идет о «гигантских суммах», а также о том, что «Германия много лет подряд открещивается от ответственности за Вторую мировую войну». Это стало сигналом для огромной кампании, направленной как против Германии, так и против либеральной оппозиции в самой Польше: с какого-то перепуга ее приплели к теме репараций и назвали «фашистами».

МАЛЬЧИК ДЛЯ БИТЬЯ

«Показательно, что польские противники требований о репарациях в большинстве являются бывшими деятелями коммунистических спецслужб, получившими стипендии на Западе», – написал в своем Твиттере депутат польского Сейма от правящей партии Аркадиуш Муларчик, который и дал задание парламентской научной службе проверить правовые возможности для требования репараций. А тот самый министр иностранных дел Витольд Вашиковский, известный своими не слишком дипломатическими высказываниями, заявил: «Трудно начинать переговоры с немцами, когда в собственной стране такая оппозиция», потому что, мол, немцы могут использовать оппозиционеров «для собственных игр».

Понятно, что эти требования к «фашистам» были положительно восприняты поляками: опросы показывают, что в начале августа их поддерживали 63% жителей Польши. Правда, и время для этих опросов было выбрано весьма удачно: годовщина Варшавского восстания 1944 года – восстания, ставшего одновременно символом героизма жителей польской столицы и ужаса немецких преступлений, совершенных в Польше. Во время этого восстания погибли более 200 тысяч человек, подавляющее большинство – гражданских. Варшава превратилась в сплошные руины.

Польская оппозиция, еще месяц тому назад мобилизовывавшая миллионы людей на протест, оказалась в незавидном положении – теперь она вынуждена защищаться и оправдываться. Бывший министр иностранных дел Польши Влодимеж Симошевич заявил в интервью газете «Rzeczpospolita», что «жажда приключений нынешнего правительства является доказательством страшной тупости, которая будет иметь огромные последствия как в немецко-польских, так и в польско-европейских отношениях». Впрочем, на данный момент выходит, что немцы вынуждены отдуваться не столько за то, что что-то там недоплатили, а за то лишь, что партии Качиньского срочно понадобился «мальчик для битья», чтобы избежать проблем в собственной стране.