ЧЕГО ДОБИВАЕТСЯ ПАРИЖ ?

Леонид Ганкин

Иракский кризис до предела натянул отношения между США и Великобританией с одной стороны и Францией – с другой. Париж пытается представить себя в качестве голоса Европы, несогласной с доминированием Америки, однако Старый свет выглядит парализованным внутренними противоречиями. Президент Ширак разыгрывает сложную дипломатическую партию, которая уже породила сомнения в практической полезности таких международных институтов, как ООН, НАТО и Евросоюз. Франция выступает против того, что по-французски называется l’hyper presence – супердержава. Французы понимают, что американскую военную машину им не остановить, однако при немецкой и российской поддержке можно лишить военную акцию международной поддержки, которой так добивается Тони Блэр.

Комментарий:

Франция решила рискнуть своими отношениями с Вашингтоном и Лондоном. Французы полагают, что настало время, когда Европа (под их, разумеется, руководством) может бросить вызов американскому могуществу. С плохо скрываемым удовлетворением французская политическая элита наблюдает за трудностями, с которыми сталкиваются в своих странах Тони Блэр и испанский премьер-министр Хосе Мария Аснар, пытаясь убедить общественное мнение в правильности военного выбора. Но еще не вечер. Соединенные Штаты, по сути, отсекли от Франции Восточную Европу. Бывшие коммунистические государства видят в США гаранта безопасности и свободы, что делает претензии Франции на лидерство нулевыми. И даже в Париже начинают понимать, что Старый свет не имеет общих стратегических целей и просто безнадежно расколот.

Однако холодный душ еще впереди. Уже сейчас в печати все чаще просачиваются сообщения о французских фирмах, которые в обход международного эмбарго поставляют в Ирак через третьи страны стратегическое сырье и материалы. Скоро это вскроется, и Парижу придется тяжело. Но это все цветочки. Самым страшным ударом для Франции станет отлучение от дележа иракского пирога. Если России дадут собрать крошки, то французов, скорее всего, и вовсе на порог не пустят. А это унижение хуже любого наказания. Вашингтон и Лондон сделают все для того, чтобы поставить зарвавшийся Париж на место. Хотя бы для того, чтобы другим было неповадно. И это, в общем-то, нормально. Победитель всегда прав. Париж поступил бы точно так же. Поэтому политик обязан просчитывать на несколько ходов вперед, если не хочет остаться у разбитого корыта.