ОЧЕРЕДНОЙ ФАРС

Михаил Винницкий

После жесткого давления со стороны США и Европы Ясер Арафат назначил премьер-министра, передав ему часть своих полномочий. Вначале он намеревался поставить на этот пост свою марионетку, бизнесмена или политика, который был бы во всем полностью зависим. Однако по требованию своих же соратников по ФАТХу заставило палестинского лидера согласиться на назначение генерального секретаря Организации освобождения Палестины (ООП) Махмуда Аббаса (Абу Мазена).

Законодательное собрание палестинской автономии после утверждения должности премьер-министра определило и круг его полномочий. Однако, как и предполагали многие аналитики, премьер состоялся, но не в том формате, которого добивались для этой должности Соединенные Штаты и Израиль. Главным условием для создания палестинской государственности они называли существенное сокращение абсолютных полномочий Ясира Арафата.

Палестинский лидер сохранит контроль над двумя ключевыми вопросами, касающимися безопасности и… мирных переговоров с Израилем, в то время как новый премьер-министр будет иметь дело в значительной степени с внутренними делами автономии, включая вопросы назначения министров и наблюдение за работой всего правящего кабинета.

Соглашение о разделении властных полномочий, разработанное Арафатом и его назначенцем на пост премьера Махмудом Аббасом, лишено основного требования, которое выдвигало международное сообщество, – новый премьер-министр должен эффективно заменить Арафата в качестве лица, ведущего мирные переговоры от имени палестинской автономии.

Парламент вместе с тем одобрил арафатовский вариант перечня полномочий премьер-министра, проголосовав за него 73 мандатами против одного. Но фарс этой процедуры станет еще более понятным, если вспомнить, что согласно палестинской парламентской процедуре голосование – чистая формальность, поскольку Арафат сам должен одобрить данный законопроект. Если он это сделает, законопроект станет законом, в противном случае он возвращается в парламент для третьего голосования.

Кроме того, пикантность новой должности премьера придает и тот факт, что именно Арафат имеет право назначать и… увольнять нового главу палестинского правительства. Поэтому следующий шаг, который сделает Арафат, – опять же формально, руками парламента «выберет» Аббаса, который и будет формировать новый кабинет.

Помимо того, что за Арафатом оставлено право «карать и миловать», то есть назначать и увольнять премьер-министра, «раис» по-прежнему остается командующим палестинских сил безопасности, в то время как премьер-министр будет отвечать за общественный порядок.

Таким образом, роль «свадебного генерала», которую пытался навязать Арафату Запад, «по закону» досталась… премьер-министру.

Назначить премьер-министра Арафата убедил посланник ЕС на Ближнем Востоке Мигель Моратинос и личный посланник Генсека ООН Кофи Аннана Терье Ларсен. Убеждение проходило очень простым образом: Моратинос и Ларсен сообщили палестинскому главе, что если он не пойдет на уступки, на следующей же неделе Израиль депортирует его на Кипр.

Абу Мазену 68 лет, он был одним из основателей ООП. Учился в Московском институте востоковедения и защитил там диссертацию на тему «Связь между сионизмом и нацизмом в годы Второй мировой войны». Научным руководителем Абу Мазена был известный антисемит, этнический еврей, большой друг Саддама Хусейна и бывший глава правительства России Евгений Примаков.

Абу Мазен считается «умеренным» политиком не только в Европе и Америке, но и в Израиле. Совсем недавно Ариэль Шарон проводил с ним тайные переговоры, а еще в начале 90-х годов, в разгар эйфории Осло, Йоси Бейлин достиг с Абу Мазеном соглашения об основных принципах окончательного израильско-палестинского урегулирования.

Однако в реальности Абу Мазен такой же террорист, как его непосредственный командир Арафат. Основное отличие между Абу Мазеном и Арафатом – в тактике и в оценке политической ситуации. Арафат верит, что выигрывает войну на истощение с Израилем, а его союзник Саддам Хусейн победит в войне с США, превратив Ирак в новый Вьетнам. В этом случае, по расчетам Арафата, он сможет заручиться поддержкой европейцев (Франции, Германии, России), части арабских стран и Китая. Арафат предполагает, что в случае победы Ирака большинство арабских режимов, тайно или явно поддерживавших американцев, падут, и тогда все арабские страны окажут ему всемерную поддержку, подобную той, что он получает сегодня от Ирака.

Абу Мазен оценивает ситуацию наоборот. Он считает, что интифада была ошибкой – не по принципиальным (как неприятие террора) соображениям, а по сугубо практическим. По его мнению, интифада только ухудшила международное положение палестинцев, а признаки усталости и надлома присутствуют не столько в израильском, сколько в палестинском обществе. А в отношении будущего американо-иракской войны, Абу Мазен предполагает скорую победу США и считает поддержку Хусейна Арафатом фатальной ошибкой.

Абу Мазен будет бороться с Арафатом за обладание реальными полномочиями, однако именно по этой причине его век на посту палестинского премьер-министра может оказаться недолгим. Если Арафат почувствует реальную опасность своей власти со стороны Абу Мазена, он, не задумываясь, сместит его. Недолгим может оказаться и физический век Абу Мазена – сообщается, что он болен раком простаты, рецидив которого проявился у него недавно.

Как видим, образ Арафата-героя могут разрушить приближенные палестинского лидера: те сорок министров и офицеров служб безопасности, которые уже даже не в шутку называют себя «Али Баба и сорок разбойников». Тот же Абу Мазен, известный своей честностью, в одном из интервью заявил, что «чем быстрее произойдет реформа палестинской власти, тем лучше будет для общества».

По-европейски одетый, в отличие от одиозного Арафата, и имеющий имидж «умеренного», Абу Мазен представляет еще большую опасность, чем сам Арафат. Концентрация Израиля и США на зловещей личности Арафата как на первопричине всех проблем может привести к тому, что теперь, когда полномочия палестинского лидера разделяет с ним его ближайший соратник, различные силы – как вне Израиля, так и внутри него – потребуют возобновить переговорный процесс и пойти на дальнейшие уступки палестинцам.