КАТАЛАНСКИЕ «КАТАЛЫ»

Борис Немировский

Правительство Каталонии все-таки осуществило свою угрозу и провело (или сделало вид, что провело) в этой автономной испанской провинции референдум об отделении от Испании. Центральное правительство в Мадриде объявило его недействительным и имело для этого все основания: голосование было запрещено Конституционным судом страны. В целом же подобное волеизъявление совершенно невозможно считать законным. Слишком много оказалось нарушений: от отсутствия «нижнего» предела количества проголосовавших до «милостивого разрешения» печатать бюллетени на домашних принтерах и голосовать по несколько раз одному и тому же избирателю.

Выбор без выбора

Несколько месяцев подряд Каталонию лихорадило. Правительство страны «продавило» в парламенте закон о проведении референдума, который был якобы призван решить: быть или не быть Каталонии независимой страной. Этот закон противоречит испанской Конституции сразу в двух статьях: во-первых, референдум об изменении границ страны возможен лишь общенациональный, во-вторых, прошение о нем должно быть подано королю, и король должен (точнее, обязан, если все юридические формальности соблюдены) его одобрить. Так что Конституционный суд Испании с полным правом это голосование отменил. Тем не менее каталанские власти продолжили подготовку к нему, назначив «народное волеизъявление» на 1 октября.

Интересно, что в ноябре 2014 года каталанцы уже голосовали на подобном референдуме. Тогда он носил характер консультативного и проводился по несколько иным правилам. Так вот тогда в нем приняли участие всего лишь треть избирателей. На вопрос о том, следует ли Каталонии быть независимым государством, положительно ответили 80% из них, то есть около четверти всех каталанских избирателей. Нынешнее правительство Каталонии, выступающее за отделение от Испании, этот результат не устроил, и они, недолго думая, объявили новый референдум. На этот раз не была введена нижняя граница количества проголосовавших (то есть голосование считалось бы состоявшимся даже в том случае, если бы проголосовал ровно один человек), а кроме того, как уже было сказано, разрешалось (и даже рекомендовалось!) печатать бюллетени для голосования на любом принтере, в комиссии набирались добровольцы просто с улицы, и избирателям было разрешено голосовать по нескольку раз в разных участках. То есть было сделано все, чтобы референдум превратился в «выбор без выбора». Неудивительно, что его не признал никто, кроме тех, кто его проводил. Испанское правительство его запретило, а Еврокомиссия – объявила незаконным.

И даже в подобной ситуации результат говорит сам за себя: по данным «избирательной комиссии» в Барселоне, в голосовании принял участие 41% каталанских избирателей (то есть меньше половины), из которых якобы проголосовали за независимость 90%. Но все это не помешало премьер-министру Каталонии Шарлю Пуиждемону объявить о том, что Каталония «создала юридические основания для независимости».

Добро с кулаками?

Понятно, что в подобной ситуации испанское правительство просто обязано было противостоять незаконным действиям в Каталонии. Увы, сделано это было просто показательно жестко: избирательные участки блокировались, избиратели разгонялись силами национальной «Гражданской гвардии» (Guardia Civil) – полицейских, подчиняющихся непосредственно Мадриду. Именно гражданские гвардейцы, которым каталанцы аплодировали месяц назад за решительные действия по поимке исламских террористов, совершивших целых два теракта в Барселоне и пригороде, теперь оказались мишенью для камней и «коктейлей Молотова», летевших в них из толпы.

Различные источники приводят сейчас разные цифры, так что точно назвать количество пострадавших от стычек пока что невозможно. Это от 400 до 800 человек, причем следует заметить, что, к счастью, ни тяжело раненых, ни, не дай Бог, убитых среди них нет. Это не помешало все тому же каталанскому премьеру Пуиждемону заявить, что Мадрид-де «перешел красную черту» и использовал «диктаторские методы подавления», так что теперь, мол, «никакой диалог невозможен, мы не можем оставаться в одной стране». На самом деле, для диалога у него было множество поводов, которыми ни он, ни его подчиненные просто не собирались пользоваться: главное – «протащить» закон, провести нечто, названное референдумом, и устроить как можно более громкую потасовку, с ужасными картинками и громкими заявлениями о «жестокости» мадридских «диктаторов». Заявлениями, на которые, кстати, немедленно откликнулись… российские и пророссийские деятели всех мастей: от присяжных пропагандистов рос-ТВ Соловьева с Киселевым до депутата Европарламента от Латвии Татьяны Жданок, которая вместе со своей группой «Европейский свободный альянс» (эта разношерстная команда объединяет внефракционных радикалов как ультралевого, так и ультраправого толка) бросилась в Барселону, размахивая своим депутатским удостоверением, дающим ей неприкосновенность, чтобы «отбивать» у полиции, например, мэров городов, незаконно предоставивших официальные помещения для голосования.

Накануне испанские власти успели уже арестовать 13 сотрудников министерства экономики Каталонии, занимавшихся непосредственной подготовкой к этому действу. Собственно сам факт того, что министерство экономики вдруг занялось столь несвойственной ему деятельностью, уже является нарушением закона, но все оказалось гораздо глубже. Во время обысков были, например, обнаружены десятки тысяч отпечатанных бюллетеней с крестиком в графе «за независимость». Кроме того, было установлено, что сотрудники министерства загодя подготовили отдельную налоговую службу, которая должна была заменить собой общегосударственную уже 2 октября, то есть об исходе «референдума» у министра Ориола Хункареса не возникало ни малейших сомнений.

На самом же деле один из возможных ответов на вопрос, почему премьер Пуиждемон и министр Хункарес так торопятся объявить независимую Каталонию может крыться в весьма простом объяснении. А именно: вот уже несколько месяцев против них обоих Генпрокуратура в Барселоне (не в Мадриде, к слову!) ведет следствие по делу о разбазаривании государственных средств. Их обвиняют в нецелевом использовании денег налогоплательщиков и, похоже, доказательства их преступлений настолько весомы, что единственным способом избежать наказания является… отделение от Испании.

Последняя колония в Европе?

И все же, невзирая на все нелицеприятные слова, сказанные выше в адрес «референдума» и его устроителей, совершенно неверно было бы называть каталанцев, желающих независимости, сепаратистами и сравнивать их, как кое-кто уже начал делать, с «народными республиками», провозглашенными в Донецкой и Луганской областях Украины. Каталония была присоединена к Испании в те времена, когда та существовала, как империя. Каталанский язык появился и начал развиваться совершенно самостоятельно где-то в 500 году после Рождества Христова. Каталония на протяжении нескольких сотен лет предприняла множество попыток обрести независимость, поднимала восстания (самое известное из которых – так называемое «восстание жнецов», когда испанская корона послала в Каталонию солдат, чтобы силой забрать у тамошних крестьян весь урожай). Были даже времена в период так называемой «войны за испанское наследство», когда Каталония существовала, как независимая республика – ее независимость продолжалась 12 лет, после чего испанский и французский короли за спиной каталанцев договорились о том, что она вновь должна стать испанской провинцией… а сопротивляться сразу двум великим европейским державам сил не было.

С исторической точки зрения, судьба Каталонии напоминает, скорее, судьбу Украины: зажатые между двумя сильными соседями, каталанцы стали жертвами их имперских амбиций. Более того: так же, как в свое время апологеты «триединого русского народа» пытались задушить украинский язык – так и во времена правления каудильо Франко Мадрид пытался задушить язык каталанский. Он долгое время был даже запрещен – так же, как это было сделано с «малороссийским наречием» во времена царицы Екатерины Второй. У Франко были особые причины ненавидеть каталанцев: именно Каталония во время гражданской войны 1936 – 1939 годов стала главным бастионом сопротивления его фалангистам.

Да и в нашей с вами современности Каталония обладает серьезными аргументами в защиту своей независимости. Эта испанская провинция занимает плошадь, приблизительно равную площади Бельгии и составляющую 6,5% от общей площади Испании. При этом тут проживают 16% от числа испанского населения, вырабатывающие целых 20% общего испанского валового национального продукта (а в абсолютных числах ВНП Каталонии превышает ВНП, например, Португалии). Это третье место среди испанских провинций: впереди лишь Страна Басков (32%) и Большая Кастилия (36%). Именно на Каталонию приходятся 23% туризма Испании. Так что, по идее, независимая страна Каталония с голоду бы точно не умерла… если бы ее признали. Но с подобным «референдумом», с подобными, не признающими закона, правителями – вряд ли кто-нибудь ее признает…

Так что, возможно, каталанцы и в самом деле заслуживают независимости, если бы националисты, составляющие каталанское правительство, старались достичь этой цели законным путем. А, нарушая любые законы, печатая фальшивые бюллетени и толкая людей то ли на протест, а то ли на восстание с помощью откровенной лжи – они дискредитируют саму благородную идею независимости.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*