ДОГОВОР ПО СНВ – ПОБЕДИЛИ ВСЕ?

Борис Немировский

oПочти через год после знаменитой пражской «антиядерной» речи американского президента лидеры России и США подписали в столице Чехии новый договор об ограничении стратегических наступательных вооружений. Это соглашение расценивается не только как важный шаг на пути ядерного разоружения, но и как личный успех Барака Обамы.

Старинный испанский зал пражского Града повидал за время своего существования немало высокопоставленных гостей, в нем был подписан не один договор. Но соглашение, под которым в четверг, 8 апреля 2010 года, поставили свои подписи президенты США и России, Барак Обама и Дмитрий Медведев, является наиболее всеобъемлющим за всю новейшую историю – более крупного ядерного разоружения не проводилось еще никогда. Согласно этому документу, обе страны, обладающие наиболее мощными ядерными потенциалами в мире, договорились сократить их в течениe ближайших семи лет сразу на треть – с 2200 до 1500 боеголовок с каждой стороны. Кроме того, число ракет-носителей также будет сокращено до 800 штук в каждом государстве.

Кому выгодно?

В своей речи, посвященной этому событию, Барак Обама подчеркнул, что новый договор по СНВ (на Западе он называется START) сделает как Америку, так и всю планету более безопасным местом. Соглашение о сокращении стратегических наступательных вооружений, по его словам, является «важной вехой». «Я надеюсь, что Сенат США ратифицирует этот договор еще до конца этого года, – заявил Обама. – Я благодарю своего друга и партнера Дмитрия Медведева за сотрудничество». Далее американский президент сообщил журналистам о том, что он также надеется на на конструктивный диалог в отношении программы расширения противоракетной обороны США. «Мы договорились продолжить нашу дискуссию по ПРО, включая обмен соображениями по поводу современных угроз безопасности» – заключил Обама.

«Друг и партнер», российский президент Дмитрий Медведев, также не остался в долгу. Он назвал свежеподписанный договор по СНВ «историческим» и подчеркнул, что считает его «успехом международного сообщества». «В этих, несомненно, нелегких переговорах нет ни победителей, ни побежденных, – заявил Медведев. – Успех принадлежит обеим странам и вместе с ними – всему миру». По мнению президента России, подписанное в Праге соглашение «открывает новую главу в сотрудничестве между Россией и США».

Конечно, можно согласиться с тем, что в данном случае и в самом деле нет ни победителей, ни побежденных – есть лишь взаимная выгода и вполне реальная разрядка напряженности: не стоит забывать, что согласно проведенным еще в прошлом году социологическим опросам, многие жители как стран Запада, так и России, вновь после окончания «Холодной войны» придерживались мнения, что ядерный военный конфликт вновь стал вполне возможен – как локальный, так и глобальный. Теперь эта угроза вновь, как и в 90-е годы, пошла на спад, что не может не радовать. России этот договор весьма выгоден и еще по одной причине: сокращение ядерного арсенала, да еще и такое масштабное, позволит высвободить огромные средства, которые в условиях кризиса, несомненно, понадобятся государству где-нибудь еще. Для Америки же выигрыш от нового договора – скорее, дипломатический. Во-первых, Белому дому не пришлось поступиться планами развертывания так называемого «Третьего эшелона противоракетной обороны» в Европе, против строительства которого возражала и возражает Россия – разговор об этом, как заявил Обама, перенесен на более поздний срок: на дипломатическом языке это означает: вы говорите, а мы пока будем строить. Во-вторых же, в процессе переговоров американские дипломаты, похоже, склонили российское руководство к более жесткой позиции в отношении Ирана: президент Медведев недвусмысленно призвал Тегеран к открытому сотрудничеству в области иранской ядерной программы. «К сожалению, иранское правительство не реагирует на множество предложенных компромиссов, – подчеркнул он. – На это нельзя закрывать глаза и Совет Безопасности вновь обсудит эту проблему. Санкции обычно редко приводят к результатам, однако иногда без них не обойтись». Вполне вероятно, что отныне у Ирана в Совбезе остался лишь один защитник – Китай.

Триумфатор Обама

«Дебаты о превентивном или ответном атомном ударе, вся ядерная стратегия США – все это представляет собой какую-то извращенную логику, частью которой мы сегодня являемся» – столь критическими словами описывал нынешний американский президент свои мысли по поводу ядерных вооружений своей страны и доктрины их применения. Приведенная цитата взята из эссе, опубликованного молодым 27-летним студентом Бараком Обамой в журнале студенческого кампуса Колумбийского университета в Нью-Йорке. Из нее можно заключить, что Обама раздумывает на эту тему далеко не первый год и, верный своим убеждениям, не случайно вывел вопрос об избавлении от ядерного оружия в первые строки своей президентской программы. Не успев вступить в должность, свежеизбранный президент США обнародовал в Праге свое видение безъядерного мира. Ровно год спустя он вновь прилетел в столицу Чехии, чтобы подписать со своим российским коллегой договор, согласно которому мир избавится сразу от нескольких тысяч ядерных боеголовок. Это соглашение – целиком и полностью плод его трудов, российская сторона лишь согласилась с его аргументацией, особой инициативы в этом отношении не проявляя. Место и время подписания договора выбраны весьма символично, хотя в том, что касается его содержания, многие эксперты проявляют определенный скепсис. Кое-кто называет действия Обамы «политикой мелких шажков».

Скорее, Обама в очередной раз проявил политический реализм. Если пользоваться футбольными терминами, то в данный момент американский президент напоминает своего рода либеро, свободного полузащитника, который организует линию обороны своей команды, прежде чем она – быть может! – сможет перейти в нападение. В данный момент речь идет о том, чтобы поставить под контроль две активные «горячие точки»: во-первых, постараться эффективно противодействовать «Аль-Каиде», стремящейся заполучить в свои руки расщепляемые материалы, во-вторых – предотвратить сценарий, в котором Иран и Северная Корея становятся членами атомного клуба, а другие государства Ближнего и Дальнего Востока пытаются последовать их примеру.

Для обсуждения первой опасности США устраивают на следующей неделе специальный саммит в Вашингтоне, куда приглашены лидеры государств и правительств из 47 стран мира. Второму пункту посвящена конференция в Нью-Йорке, которая должна состояться в мае: на повестке дня – обсуждение слабых мест существующего договора о нераспространении ядерных вооружений. Обама сделал ставку на многополярную дипломатию, чтобы предотвратить угрозу новой гонки ядерных вооружений. Он желает переломить эту тенденцию, прежде чем говорить о дальнейшем радикальном атомном разоружении.

Именно этим проблемам и была посвящена опубликованная им накануне новая ядерная доктрина США – документ, который обязан составить каждый новый американский президент. В 2002 году, когда свою доктрину публиковал Джордж Буш-младший, в ней говорилось о том, что ядерный арсенал Америки является «сдерживающим средством против широкого спектра угроз». При необходимости, ядерным ударом можно было ответить на химическую, биологическую и даже конвенциональную атаку. Теперь Барак Обама «нажал на тормоза». Против стран, не обладающих ядерным оружием, атомный удар не может быть применен ни в коем случае. К тому же, администрация США заморозила отныне разработки новых систем и видов ядерных вооружений. Это означает настоящий поворот на 180 градусов в самом образе мышления американских политиков.

Кое-кто из экспертов считает, что темпы разоружения, в принципе, могли бы быть и поинтенсивнее. Так Джо Сиринчьоне, директор международного фонда Ploughshares Fund (США) по контролю за вооружениями, подчеркивает, что как доктрина Обамы, так и подписанный в Праге договор по СНВ являются своего рода консенсусом, с которым американские военные вполне в состоянии ужиться. Понятно, что многие политики во всем мире, и что более важно – многие генералы американских вооруженных сил с определенной долей скепсиса встречают усилия Барака Обамы в области разоружения и его видение «мира без атомного оружия». Пентагон сыграл далеко не последнюю роль в том, что новая ядерная доктрина США по-прежнему оставляет некоторые лазейки, позволяющие добиваться от Ирана и Северной Кореи отказа от разработки и создания собственного ядерного оружия, а в большом «ядерном покере» с Россией и Китаем «иметь на руках все возможности». Подобные формулировки входят в стандартный лексикон американских геостратегов. Конкретнее всего по этому поводу высказался министр обороны США Роберт Гейтс: «Наше послание Ирану и Северной Корее: если вы будете играть по правилам – мы возьмем на себя определенные обязательства в вашем отношении. Если вы не придерживаетесь правил – вы развязываете нам руки».

Так что после подписания договора по СНВ и публикации новой ядерной доктрины США Барака Обаму можно назвать триумфатором, но – с некоторыми оговорками. До безъядерного мира «по Обаме» остается еще очень далеко – и, похоже, сам американский президент это отлично понимает. «В Праге мы сделали еще один шаг к миру без атомных бомб, – заявил он в интервью газете New York Times, – но я говорил год назад и повторяю сейчас: маловероятно, что я до этого мира доживу».